Медиафрения
31 мая 2016 г.
Медиафрения. Понты и язык тела
29 МАРТА 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Минувшая неделя была для Кремля полна триумфов. Во-первых, взяли Пальмиру. Что на самом деле отрадно. Но, если судить по российским новостям и комментариям, Пальмиру брал Путин лично. По крайней мере, в сюжете об этом событии в «Вестях недели» у Дмитрия Киселева слово «Путин» звучало намного чаще слова «Пальмира». И Путина в этой связи показывали больше, чем кого-либо еще.

Второй триумф, вернее, серия триумфов в той же программе Киселева была озаглавлена как «Очередь в Кремль». Это про то, как высокопоставленные чиновники разных стран толпились в приемной Путина, а он их всех принимал. «Какая изоляция? Какая страна-изгой? Все к нам кланяться приехали, не могут ничего без России и без Путина!» — репликами подобного содержания и подобных интонаций были переполнены комментарии российских СМИ.

Главное, конечно, это Джон Керри и его встреча с Путиным. Битый час Владимир Соловьев в «Воскресном вечере» от 27.03.2016 задавал официальному представителю МИДа Марии Захаровой один вопрос: «Зачем приезжал Керри?». Забегая вперед, скажу, что ответа ни Соловьев, ни телезрители так и не получили. «Это было смешно! Ха-ха-ха!» — кокетливо прикрывая ладошкой рот, интригующе веселилась официальный представитель МИДа в ответ на вопрос о цели визита государственного секретаря США в Россию. Соловьев улыбался несколько растерянно, явно не понимая, в каком именно месте ему тоже надо засмеяться. Далее последовал подробный рассказ Захаровой о том, почему Керри сам носил свой чемодан, и о том, как во время какого-то давнего фуршета он сам накладывал себе еду.

«Огромное внимание уделялось технике работы по согласованию механизмов…», «вот у меня недавно была встреча с одним итальянским дипломатом, так он сказал…» — примерно на таком уровне содержательности официальный представитель МИДа Мария Захарова провела весь эфир в прайм-тайм на главном государственном телеканале страны, так и не ответив на вопросы, зачем приезжал Джон Керри и о чем он вел переговоры с Путиным.

Впрочем, одна из целей визита американского госсекретаря более-менее известна. Джон Керри приезжал просить за Надежду Савченко. И это вызвало самодовольную и презрительную реакцию у российских комментаторов. Вот, мол, приползли кланяться янки, а вчера еще нос воротили и обзывались региональной державой.

Трудно представить себе Сергея Лаврова, который приехал бы в Вашингтон просить, например, за кото-то из наших, за того же торговца оружием Виктора Бута, который, по мнению российского официоза, незаконно преследуется властями США. Или Дмитрия Медведева, который взял бы билет до Киева специально для того, чтобы выручить наших военных, попавших в плен на территории Украины. Для лидеров бездуховного Запада спасать своих граждан — норма. Они ради этого готовы идти в пасть к любому сатане. В августе 2009 года экс-президент США Билл Клинтон отправился в КНДР на встречу с Ким Чен Иром с единственной целью — спасти двух американских журналисток, которым грозило по 12 лет северокорейской тюрьмы за фильм о беженцах из КНДР, который они снимали на границе с Китаем. Северокорейский людоед очень гордился тем, что целый Билл Клинтон приехал к нему на поклон, и северокорейское телевидение тоже тогда говорило о том, что нет никакой изоляции, а КНДР — это уважаемая всеми в мире держава, вот, с Клинтоном на дружеской ноге... За два года до этого, в 2007 году, супруга президента Франции Сесилия Саркози вместе с представителем ЕС прилетели на поклон к другому людоеду, Муаммару Каддафи, для того чтобы спасти болгарских медиков, которых приговорили к пожизненному заключению, поскольку, по мнению местного пещерного правосудия, они умышленно заражали ливийских детей.

Российские пропагандисты не в состоянии понять, что в этой ситуации Путин оказался в одном ряду с Ким Чен Иром, Каддафи и другими диктаторами и террористами, имеющими обыкновение захватывать заложников.

Однако самую большую радость, фактически счастье, сотрудникам российских СМИ доставил Рауль Кастро, который во время встречи с президентом США поднял руку Обамы вверх. Трактовке этого жеста посвятили свои материалы почти все российские СМИ, пишущие на темы политики. «Как плавник», — радостно веселился Дмитрий Киселев, убежденный, что кубинский лидер гордо воспротивился фамильярному похлопыванию по плечу со стороны Обамы и, перехватив его руку, заставил ее безвольно повиснуть. Это было воспринято российскими СМИ как серьезная победа нашего давнего союзника и очередное позорное поражение Америки. Чтобы увидеть что-то конфронтационное в том, что один мужчина вскидывает вверх руку другого мужчины жестом рефери, поднимающего руку победителя, надо иметь особое зрение, которым обладают только сотрудники российских СМИ.

До появления членораздельной речи коммуникация осуществлялась посредством языка тела и жестов, как у животных. Этологи, специалисты по поведению животных, легко могут определить статус особи в стае по позе и мимике, отличить доминирующую особь от доминантной. В комедии «Кин-дза-дза» изображено общество, в котором в качестве маркера социальной иерархии введена «цветовая дифференциация штанов». Во впавших в глубокую архаику головах российских политиков и их медийной обслуги эта «дифференциация штанов» сидит намертво. Поэтому они постоянно подсчитывают, кто перед кем присел и сколько раз сказал «ку», хотя большая часть человечества уже давно отказалась от этой экзотики и выстраивает мир на совершено иных основаниях.

Сбитый фокус

Любой человек с нормальными взглядами (то есть не считающий права человека и международное право пустым звуком), приглашенный на дискуссию в программу федерального канала, оказывается перед выбором. Либо говорить то, что знаешь и думаешь, без купюр. В этом случае на втором, в крайнем случае, на третьем слове непременно прервут хамским выкриком и до конца передачи не дадут говорить, обдавая со всех сторон волнами ненависти. Можно попробовать поиграть в детскую игру под названием «Вы поедете на бал?», в которой надо отвечать на вопросы, не говоря «да» и «нет», «черное», «белое», а также не произнося букву «р».

Первый вариант последнее время выбирает Леонид Гозман, но его все реже зовут. Второй вариант в последнем «Воскресном вечере» выбрал Владимир Рыжков, когда стали обсуждать теракты в Европе. Начал разговор депутат Алексей Пушков, который сразу объяснил, что европейцы в терактах виноваты сами. «Теракты — это следствие очень серьезных ошибок», — назидательно объявил депутат Пушков. Главная ошибка Европы и всего Запада, знает депутат Пушков, это то, что фокус НАТО смещен на угрозу с Востока, со стороны России, в то время как угроза исходит с Юга. Депутат Пушков особо пожаловался на генсека НАТО Йенса Столтенберга за то, что тот прямо так и сказал, мол, угрозы с Юга и Востока. И вот пока этот свой сбитый фокус НАТО не починит, теракты будут продолжаться, пригрозил депутат Пушков.

Владимир Рыжков вначале выступил с очень убедительным возражением. Он сказал, что фокус сбит не только у НАТО, но и у нас. Поскольку наша военная доктрина исходит из того, что наш главный враг — НАТО, и с учетом этого строится наше вооружение: ракеты, подводные лодки и прочие «Искандеры» с «Тополями», которые против террористов не слишком эффективны.

Выступление Владимира Рыжкова было убедительным, и можно было уже присуждать ему чистую победу в микродуэли с депутатом Пушковым, если бы тот не оправился от удара и не ринулся в бой. «Наш прицел не сбит, поскольку мы им предлагаем взаимодействие, а они отказываются, да еще все время придвигают свое НАТО к нашим границам», — возмутился депутат Пушков.

И вот тут Владимир Рыжков перешел на второй вариант. На ту самую игру «Да и нет не говорите, черный с белым не берите». Владимир Александрович Рыжков, 50-летний политик, депутат Госдумы четырех созывов, имеющий общий политический стаж более четверти века, владеющий искусством риторики на два порядка лучше депутата Пушкова, не мог не знать, как ответить на ту чушь, которую нес Пушков. Весь ответ умещается в четыре слова: «Крым», «Донбасс», «репутация» и «недоверие». При желании можно по вкусу добавить слова «Хезболла» и ХАМАС в сочетании с выражениями «двойные стандарты» и «хорошие и плохие террористы». Нет никаких сомнений в том, что Владимир Рыжков в состоянии был построить из этих слов парочку ударных аргументов, после которых депутата Пушкова пришлось бы спасать либо рекламной паузой, либо вмешательством Владимира Соловьева.

Но Владимир Рыжков решил сыграть в поддавки. Начал бормотать что-то невнятное про то, что вот теперь они (НАТО) пойдут с нами на взаимодействие и мы объединимся перед лицом террористической угрозы. Поскольку до этого Рыжков не объяснил, почему НАТО не хочет с нами сотрудничать, предположение, что сейчас вдруг захочет, выглядело, по меньшей мере, легковесным. Естественно, оппонента, который вполне сознательно открывается, тут же и добили. Соловьев немедленно радостно закричал, что с мантрой о грядущем всеобщем единении в его передаче постоянно выступает Сергей Станкевич. А все остальные снисходительно пожурили Владимира Рыжкова за прекраснодушную наивность.

Причины, по которым Рыжков сыграл в поддавки, понятны. Выборы. Пора снова в Думу. Можно даже согласиться с тем, что Госдума с Владимиром Рыжковым будет лучше, чем тот же орган без него. На доли процента лучше. Однако тут есть два вопроса. Насколько успешно, играя по правилам Соловьева, можно завоевать доверие избирателей. И где та грань, за которой, соглашаясь с ограничениями, позволяющими себя чувствовать своим в соловьевской тусовке, можно оставаться одновременно честным политиком демократических убеждений. Играя по правилам, заданным системой, довольно сложно не стать ее частью.

Бревно в своем глазу

Нет ни одного политического убийства, которое энтузиасты информационных войн не использовали бы в качестве снаряда, выпущенного по неприятелю. Жестокое убийство адвоката Грабовского, защищавшего, в числе прочих, российских военных Александрова и Ерофеева, оказавшихся в плену в Украине, безусловно, политическое убийство. Хотя бы по тому политическому резонансу, который оно вызывает. Естественно, российские информационные войска этот снаряд использовали на все сто. Трагическая гибель украинского адвоката была главной темой в «украинской» части «Воскресного вечера» от 27.03.2016.

Больше других бесновался сенатор Евгений Тарло. Первым делом сенатор Тарло зачем-то сообщил, что «при Сталине все адвокаты красиво выполняли свой долг». К сожалению, нехватка времени помешала сенатору Тарло подробно осветить особенности эстетики сталинского правосудия. И он сразу перешел к главному: «В СССР при Сталине адвокатов не убивали». Истинность высказывания сенатора Тарло сложно оценить, поскольку при Сталине убивали всех без разбору, так что выделить убийства именно адвокатов и впрямь проблематично.

«Вы — страна изгой! — тыча пальцем в направлении бессменного украинского эксперта Вячеслава Ковтуна, перешел к обобщениям сенатор Тарло. — Вы — страна, которая убивает своих адвокатов!» — довершил он свой приговор, отметив, что такого не бывало нигде и никогда. «Это исключительный случай!» — поделился сокровенным знанием сенатор Тарло.

Трудно сказать, почему никто в студии не напомнил сенатору Тарло про убийство в Москве российского адвоката Станислава Маркелова, который вел столько политически окрашенных резонансных дел, что проблема была не в том, признать это убийство политическим или не признать, а в том, чтобы понять, в связи с каким именно политическим делом его убили. То, что об этом не вспомнил украинский эксперт Вячеслав Ковтун, неудивительно, поскольку этот славный человек на всех передачах демонстрирует полную неосведомленность во всем, что касается политики, экономики или любой иной сферы Украины, России, впрочем, и любой другой страны мира. О чем бы ни зашел разговор, у него один ответ: «Впервые слышу! Я разберусь, потом отвечу». Вероятно, поэтому Соловьев и зовет его на свои передачи: с таким оппонентом очень удобно дискутировать. Труднее понять, почему об убийстве Маркелова не вспомнил российский политолог Андрей Окара, который производит впечатление компетентного человека.

Впрочем, Окара вспомнил другое, более свежее политическое убийство в России. «Наша власть не смогла защитить Бориса Немцова, украинская власть не смогла защитить адвоката Грабовского», — сказал политолог Окара, после чего Соловьев принялся врать напропалую. «Немцов не обращался с предупреждениями о том, что его могут убить, а Грабовский обращался», — соврал для начала Владимир Соловьев. После чего передал слово для вранья руководителю службы по связям с общественностью Следственного комитета Владимиру Маркину, спросив его: «Насколько безукоризненно проведено расследование дела Надежды Савченко?».

Соловьев явно готовил сенсацию. Все-то ожидали, что Маркин тут же расколется и скажет, что дело липовое, слеплено из лживых показаний и нелепых предположений. А Маркин, нет, он, прямо глядя в телевизор, заявил: «Расследование дела Савченко проведено совершенно безукоризненно!». И даже ни разу не моргнул при этом.

Политолог Андрей Окара сравнил роль для страны процесса Савченко с процессами Дрейфуса и Бейлиса. «Это большой позор!» — воскликнул политолог Окара, добавив, что в России два года идет процесс расчеловечивания и после Крыма страна вступила в полосу гуманитарной катастрофы.

Тут сенатор Тарло решил провести среди политолога Окары урок политинформации. «Керри приезжал, и Крым уже все признали нашим, — поделился важными новостями сенатор Тарло. — Санкции с минуты на минуту снимут», — тут он озабоченно посмотрел на часы, видимо, опасаясь пропустить исторический момент снятия санкций.

«А как только Савченко приедет на Украину, вас сольют», — сенаторский палец вытянулся по очереди в сторону Вячеслава Ковтуна и Андрея Окары. «И тогда вам надо будет бежать сюда (в Россию или в студию Соловьева, сенатор не уточнил)». «И вы просите Владимира Ивановича Маркина, чтобы на вас не завели уголовное дело, — дружески посоветовал сенатор Тарло. — Поэтому вы пока придержите языки и сидите тихо», — завершил Тарло свою политинформацию.

Возникло ощущение, что сенатор Тарло явно пытается подражать лидеру ЛДПР. Впрочем, судя по поведению большинства российских политиков и сотрудников СМИ в последнее время, господин Ж. умудрился перекусать их всех, в результате чего политическая и медийная сферы нашего отечества окончательно превратились в буйное отделение Больницы имени Петра Петровича Кащенко.














  • Сергей Пархоменко: Успех тут измеряется не так, как обычно... Алёна Солнцева: Сейчас патриотический ресурс многие попытаются монетизировать... Денис Заруцкий: Кто они такие и кому это надо, решайте сами.

  • Lenta.ru: Проект может обеспечить «творческо-музыкальный ресурс для идеологических задач, стоящих перед руководством страны в работе с электоратом».

  • Живан Рассветов-Русских: ПУТИНУ ПРЕДЛОЖИЛИ СОЗДАТЬ ИНКУБАТОР КОБЗОНОВ И ТИМАТИ.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Сам с собою. Громко
24 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Российское телевидение продолжает осваивать все новые сферы человеческого бытия, которые ранее не становились объектами освещения медиа. Одно из таких всем известных явлений, про которые до недавнего времени не было принято говорить публично, это самоудовлетворение. Наверняка в каких-то передачах о здоровье доктора рассказывали родителям о том, как надо относиться к этому явлению. Но так, чтобы выводить эту тему на самую широкую аудиторию, делать ее предметом пристального общественного внимания, до этого как-то не доходило.
Медиафрения. Реквием и пустота
17 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе ВГТРК праздновал свой 25-летний юбилей. Так, во всяком случае, было объявлено. Правда, ВГТРК была учреждена 14.07.1990 года, то есть юбилярша почти на год старше, чем было объявлено. Впрочем, возможно, начальство считает, что барышне уже пора скрывать свой возраст. В любом случае, торжество было пышным. Пришел Путин, выпил шампанского и рассказал, как высоко он ценит работу журналистов вообще и свободу слова в частности. В свете некоторых событий минувшей недели эти слова звучали несколько… Впрочем, о грустном чуть позже, а сначала о хорошем.
Медиафрения. Альтернатива миру
10 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
У них была Вторая мировая – у нас Великая Отечественная. Они 8 мая отметили День Скорби, Памяти и Примирения – мы 9 мая праздновали День Победы. У них главным лозунгом было «Никогда больше!» – у нас некоторые несли плакаты «Можем повторить!», и этот лозунг не вызывал массового протеста. Путин в своей речи ничего не сказал о главных союзниках нашей страны: США и Великобритании, зато нашел место для угрожающих интонаций в адрес тех, с кем 71 год назад вместе освободили планету от фашизма.
Медиафрения. Подлость как государственная политика
4 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть распространенное заблуждение, что развитие свойственно только свободным демократическим странам, а авторитарные режимы фашистского типа статичны и лишены динамики. Это ошибка. На примере путинского режима можно видеть, как фашизм эволюционирует, меняет формы, обрастает новыми щупальцами, присосками и ядовитыми шипами. Особенно наглядно это проявляется в такой важнейшей составной части режима, как телевещание.Вся вторая половина апреля в стране прошла под знаком культа лидера ЛДПР. Народ готовили к двум праздникам: предстоящему Дню Победы и юбилею Ж. Причем второму торжеству явно отдавалось предпочтение.
Медиафрения. Идолы прошлого и настоящего
26 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На зачищенном до стерильности медийном поле на минувшей неделе вновь обнаружены сорняки. Естественно, начата прополка. На ликвидацию одной сорняковой группы, а именно агрегаторов новостей, была брошена Госдума, которая в первом чтении приняла-таки закон, обязывающий эти новостные агрегаторы проверять каждую новость на достоверность. Когда этот закон еще только вносился в Госдуму, депутатам подробно и очень понятно, как детям, объясняли, что крупнейшие новостные агрегаторы, такие как «Яндекс.Новости», это просто роботы, которые в автоматическом режиме обрабатывают публикации из 50 тысяч СМИ и в автоматическом же режиме выстраивают свою новостную линейку. Требовать от робота, чтобы он проверял каждую публикацию на достоверность, примерно то же самое, что пытаться заставить автомобиль инкассаторов находить фальшивые купюры среди миллионов перевозимых денежных банкнот.
Медиафрения. В предвкушении окончательного счастья
19 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завершая роман, над воплощением которого Владимир Владимирович Путин трудится вот уже 17-й год, Джордж Оруэлл описал, как главный герой Уинстон Смит обрел наконец полное счастье: «Долгожданная пуля входила в его мозг. Он остановил взгляд на громадном лице. Сорок лет ушло у него на то, чтобы понять, какая улыбка прячется в черных усах. О жестокая, ненужная размолвка! О упрямый своенравный беглец, оторвавшийся от любящей груди. Две сдобренные джином слезы прокатились по крыльям носа. Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата». Минувшая неделя показала, на какой стадии находится работа Путина по воплощению оруэлловского сценария.
Медиафрения – 149. Политическое столоверчение
12 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Будущее для хозяев жизни в путинской России непонятно и неприятно. Они, оседлавшие настоящее, ощущают, как оно уже потихоньку начинает выскальзывать из-под обширных ягодиц. Подземные богатства необратимо падают в цене. Роскошь европейских курортов и западных столиц становится для многих из них недоступной. Перспектива остаться один на один с ограбленным народом без возможности в случае чего сбежать в уютную маленькую страну совершенно не радует. Отсюда огромное желание повернуть время вспять. Вернуться в прошлое. На век – другой назад.
Медиафрения. Криминальный оркестр
5 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Писатель от слова «писать». Пишут многие, правда, продукт получается разный. Лев Толстой писал роман с 1863 по 1869 год, получилась «Война и мир». Марсель Пруст начал «В поисках утраченного времени» в 1909-м и так и не успел завершить до своей смерти в 1922-м, 13-ти лет не хватило. А кто-то испачкал дверь туалета или стену лифта за три секунды, и готов продукт творчества. Журналистика — это сфера более высоких скоростей, чем литература, но такой журналистский жанр, как расследование, требует трех компонентов: честности, таланта и времени. Если нет ни того, ни другого, ни третьего, если надо быстро измазать дерьмом того, кого считаешь врагом и на эту работу никого, кроме энтэвэшников под рукой не находится, то получается то, что получилось в минувшую пятницу.
Медиафрения. Герои русской весны
22 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Те проблемы, а пожалуй что и муки, которые испытывают сегодня менеджеры и сотрудники российских государственных медиа, можно назвать неучтенными потерями информационных войн. На наших глазах формируется потерянное поколение пропагандистов. «Потерянным поколением» называли на Западе молодых людей, вернувшихся с фронтов Первой мировой. Трагедия этих парней, не умевших адаптироваться к мирной жизни, породила целую литературу середины ХХ века. Герои Хемингуэя и Дос Пассоса, Ремарка и О`Хары стали символами немногословного благородства одиночек на фоне безысходности судьбы и надвигающегося кошмара еще более жуткой войны.
Медиафрения. Власть приступила к созданию нового народа
15 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Для того чтобы определить, есть ли цензура в том или ином СМИ, надо проделать очень простую операцию. Сравнить значимые события в реальности с теми событиями, которые отражаются в СМИ. Если есть несовпадения, причем эти несовпадения могут иметь политический или иной конъюнктурный мотив, то велика вероятность, что имеет место цензура. В советские времена СМИ молчали о Новочеркасской трагедии 1962 года, замалчивали Чернобыль, многие другие события, которые не вписывались в картину мира, нарисованную советской пропагандой. Современная путинская пропаганда предпочитает события не замалчивать, а искажать до неузнаваемости, что вполне логично в современных условиях, когда информация все равно просочится, поэтому неприятное событие выгоднее забросать грязью, а не делать вид, что его не было вовсе.