Религиозная политика меняется в более жесткую сторону. Центр «СОВА» представил доклад о проблемах реализации свободы совести в 2016 году



28 марта в Славянском правовом центре состоялась презентация ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА» «Проблемы реализации свободы совести в России в 2016 году», основанного на данных ежедневного мониторинга российских новостей. В презентации приняли участие автор доклада, социолог религии и эксперт Центра «Сова» Ольга Сибирева, директор Центра и член Совета при президенте по развитию гражданского общества Александр Верховский, адвокат Константин Андреев, а также юристы, правозащитники, журналисты и религиоведы, в том числе студенты Учебно-научного центра изучения религий РГГУ.

В небольшом вступительном слове Александр Верховский отметил, что доклад делается в рамках двухгодичного проекта Европейского союза по проблемам свободы совести, и подчеркнул, что отчасти проблематика применения к религиозным группам антиэкстремистского законодательства вошла и в другой доклад Центра — «Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2016 году».

Ольга Сибирева начала свое выступления с констатации того, что в прошедшем году ситуация со свободой совести в России значительно ухудшилась. Если все последние годы можно было говорить о нарастающем давлении на некоторые религиозные организации, в основном протестантские, то сегодня уже очевидно, что развернуты масштабные гонения. Роль триггера сыграл принятый летом 2016 года так называемый антитеррористический пакет Яровой-Озерова, который вводит понятие «миссионерской деятельности», по сути налагающее запрет на миссионерскую деятельность как таковую и ставящее под удар всех верующих. Теперь, если на улице встречаются два человека и один передает другому какую-то книгу религиозного содержания, то против него могут возбудить уголовное дело о незаконной миссионерской деятельности. «Закон Яровой» применяется крайне избирательно, в первую очередь он направлен против нетрадиционных религиозных организаций и новых религиозных движений, однако, подчеркнула докладчик, никто не может быть уверен, что его это не коснется, и легко представить себе ситуацию, когда какой-нибудь активный православный батюшка в случае конфликта с властями также подвергнется судебному преследованию.

В 2016 году усилилось давление на Свидетелей Иеговы: закрыты пять местных организаций, и Минюст обратился с иском в суд с намерением закрыть центральную организацию — за весь постсоветский период это первый случай столь серьезной дискриминации, подчеркнула Ольга Сибирева. Для общества это опасно по нескольким причинам. Во-первых, значительная часть верующих лишается возможности следовать своей вере. Во-вторых, ксенофобная часть общества получает четкий сигнал, что «нетрадиционных» можно преследовать. И третье: подобные меры, как правило, поддерживают СМИ (в частности федеральные телеканалы), вовсю использующие антисектантскую риторику, что тоже способствует нарастанию ксенофобии в обществе.

Далее докладчик коснулась проблем, связанных со строительством храмов, которые чаще всего возникают у православных и мусульман. У мусульман в связи с опасениями местных жителей, что мечеть вызовет рост числа мигрантов и возможный всплеск терроризма; у православных главным образом из-за неудачного выбора места для строительства — очень часто в охранных зонах, парках и скверах или на спортивных площадках, которых в российских городах и так не хватает.

Защитники «религиозных чувств» в прошедшем году стали осторожнее, отметила Ольга Сибирева, не зафиксировано случаев применения силы. Очевидно, 10 суток, проведенные Дмитрием Цорионовым в спецприемнике после погрома в Манеже, возымели действие. Однако дел по этой статье возбуждено довольно много. Причем впервые «оскорбленными» сочли себя не только православные, но и буддисты: в Красноярске после иска оскорблённых буддистов закрылся «Будда-бар» и владельца оштрафовали на 100 тысяч рублей.

Усиливающееся давление на нетрадиционные религиозные организации, конечно, изрядно портит им жизнь, но имеет и некоторые положительные стороны, горько пошутила докладчик: постоянные иски повышают юридическую грамотность верующих, и протестанты, например, уже отлично научились справляться с трудностями.

Разговор продолжил Александр Верховский, коснувшийся антиэкстремистской политики. Чаще всего от антиэкстремистского законодательства страдают «нетрадиционные» мусульмане — последователи запрещенных в России.религиозно-политической партии «Хизб ут-Тахрир», движения «Таблиги Джамаат», последователи турецкого богослова Саида Нурси, якобы за членство в некоей организации «Нурджулар», существование которой в России не было доказано, не говоря уже о факте деятельности. Списки запрещенной литературы множатся, периодически что-то выпадает из них, что-то снова включается, что, на взгляд Александра Верховского, говорит о пагубности самой идеи запрета на литературу, который следует отменить. Например, продолжается процесс о запрете Библии Свидетелей Иеговы в русском переводе как экстремистской литературы. Назначена религиоведческая экспертиза, и дело приостановлено до ее оглашения. Однако в России действует закон о запрете на признание экстремистскими священных писаний и их фрагментов — как тут быть, непонятно.

В случае ликвидации головной организации Свидетелей Иеговы более 100 тысяч человек окажутся под угрозой посадки, отметил Верховский, что создает постоянный очаг напряжения, поскольку они никуда не денутся. «Практически нет способа сделать так, чтобы за этим не последовали приговоры», — заключил он.

Вызывает серьезные опасения и то, продолжил Александр Верховский, что комический вроде бы состав — «оскорбление чувств верующих», — воспринимавшийся поначалу как профилактика экстремизма, толкает государство на дальнейших отход от принципа светскости: в последнее время все чаще появляются дела, когда государственный суд выдвигает против людей обвинения практически в ереси.

Адвокат Константин Андреев в своем докладе сосредоточился на особенностях отечественного судопроизводства на «антимиссионерских» процессах. Главный тезис: для России характерна правовая неопределенность. У нас все развивается экстенсивно. В прошлом году, например, было принято более 500 правовых актов, однако нет инструкций по их применению. Поэтому, когда закон спускается к конкретному начальнику УВД или, пуще того, к участковому, они не знают, что с ним делать. Постоянно происходит подмена понятий: право понимается как обязанность. Прокуратура в религиозных делах массово превышает свои полномочия, а в последнее время начала бесцеремонно вмешиваться в автономию религиозных организаций. Уже есть случаи, отметил Андреев, когда против прихода возбуждают дело в связи с требованием какого-нибудь прихожанина вернуть его «пожертвование», поскольку он сделал его, «будучи зомбирован с помощью НЛП». Правоприменение «на глазок» дает широчайший простор для злоупотреблений, а уж если есть заказ от прокуратуры, перспектив на беспристрастное расследование не остается никаких, заключил адвокат.

Директор Центра «СОВА» Александр Верховский по просьбе «Ежедневного журнала» подытожил прозвучавшее на презентации: «Прошлый год неожиданно дал заметное ухудшение ситуации, хотя нет никаких политических причин и ничто вроде бы не должно было спровоцировать власть. Тем не менее мы все видим это ухудшение — причем сразу на всех направлениях. Конечно, положение Свидетелей Иеговы наиболее драматическое, но давление идет на самые разные религиозные группы. Дела об оскорблении чувств верующих тоже как-то вылезли все разом — закон приняли давно, а приговоры посыпались в прошлом году. Что-то вдруг сдвинулось и пошло. Я не вижу тут каких-то целенаправленных действий власти — типа мы меняем религиозную политику. Она сама меняется в более жесткую сторону. Видимо, это побочный эффект идеологической мобилизации, которая произошла на фоне украинской войны и теперь докатилась до самых неожиданных целей. Подозреваю, что и дальше все будет развиваться в этом направлении».



Фото: www.facebook.com














  • Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.

  • АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.

  • Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги недели. Приговор по делу покемонов в храме вынесла атеистка
12 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Существуют истины, которые, несмотря на всю их очевидность и тривиальность, приходится проговаривать из раза в раз. Политический заключенный – это не тот человек, который пострадал из-за собственных политических взглядов. Политический заключенный может вообще не иметь никаких взглядов. Политический заключенный – это тот, кто репрессирован по политическим мотивам. И в этом контексте суд в Екатеринбурге, за которым всю минувшую неделю мы столь пристально следили, классический политический процесс, к счастью закончившийся условным наказанием. В минувший четверг один из районных судов Екатеринбурга вынес обвинительный приговор популярному местному видеоблогеру Руслану Соколовскому.
«Я всего лишь матерился»: дело Соколовского
11 МАЯ 2017 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Чем ни закончится процесс по делу Руслана Соколовского (приговор вынесут 11 мая в одном из райсудов Екатеринбурга), результатом станет очередное скатывание российского общества в бездну помрачения. 28 апреля прокурор потребовал дать подсудимому 3,5 года лагеря общего режима. Статьи УК (148 и 282), по которым судят 23-летнего блогера, отличаются резиновыми формулировками. Между тем поражает убожество полемики, разгоревшейся вокруг случая Соколовского. «Уголовное дело как расплата за слова в видеороликах — варварство», — возмущается свидетель защиты, политзаключенная советской эпохи Елена Санникова.
Прямая речь
11 МАЯ 2017
Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.
В СМИ
11 МАЯ 2017
АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.
В блогах
11 МАЯ 2017
Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".
За что гонят Свидетелей Иеговы
24 АПРЕЛЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
20 апреля Верховный суд запретил в России деятельность религиозной организации Свидетелей Иеговы как экстремистской. Постановил ликвидировать Управленческий центр и 395 местных организаций. Отныне, если решение не будет оспорено и отменено, Свидетели Иеговы не имеют права рассказывать о своей вере другим людям, издавать и распространять религиозную литературу, даже собираться для молитвы не имеют права — только тихо молиться каждый в своем уголочке, если уж им так хочется. Имущество у организации отберут и передадут государству.
В дом пришли убийцы
30 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В культурном центре «Покровские ворота» состоялась презентация книги Павла Проценко «К незакатному Свету. Анатолий Жураковский: пастырь, поэт, мученик, 1887-1937», в которой приняли участие автор монографии и литературовед Мариэтта Чудакова. Анатолий Жураковский — знаковая фигура религиозной жизни Киева двадцатых годов прошлого века. Он принадлежал к поколению, призванному преобразовать «энергии высших сфер духа» и тем самым ответить на революционные вызовы времени. Вместе со своими единомышленниками он помогал бедным и заключенным, занимался просвещением народа и работой с молодежью.
Открытое письмо жителей блокадного Ленинграда
28 МАРТА 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мы, жители блокадного Ленинграда, хотим высказать наше мнение по поводу передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Считаем такое решение скоропалительным и неоправданным, поскольку все последние годы под куполом собора благополучно сосуществовали музей и церковь. Проведенные за минувший год 640 богослужений дают основание утверждать, что Исаакиевский собор являет собой прекрасный пример сотрудничества музейного и церковного сообществ. Кроме того, не стоит забывать, что в тяжелейшие блокадные дни именно в подвалах Исаакия были размещены эвакуированные из пригородных музеев бесценные экспонаты Петродворца, Пушкина, Павловска, Гатчины. Здесь же нашли приют и сотрудники этих музеев. Это наша общая история, которую мы как блокадники считаем недопустимым забывать при принятии судьбоносных решений.
500 лет Реформации
27 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Лютеране, а вместе с ними и другие протестантские деноминации, празднуют 500-летие Реформации. 22 марта в «Президент-отеле» столицы состоялась встреча, давшая старт юбилейному марафону. В течение года во многих российских регионах пройдут конференции, презентации книг, экуменические богослужения, связанные с круглой датой. Надо заметить, что лютеранство в России является традиционной конфессией. Первая кирха в Москве появилась в 1576 году, спустя несколько десятилетий после религиозной революции. До октябрьского переворота лютеранство было вторым по числу последователей вероисповеданием в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой церкви являлся сам император.
Заявление Вольного исторического общества в связи c предполагаемым уничтожением музея Исаакиевского собора
11 ФЕВРАЛЯ 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В последние недели многие представители музейного сообщества, историки, жителиСанкт-Петербургаи других городов России высказывают свое беспокойство по поводу решения губернатораСанкт-ПетербургаГеоргия Полтавченко передать Исаакиевский собор в управление Русской православной церкви. Если сегодня Исаакиевский собор является и храмом, и музеем, то в результате этого решения в ближайшем будущем музей будет уничтожен. Разделяя эту обеспокоенность и, в частности, поддерживая аргументы, высказанные в заявлении Российского комитета международного совета музеев, Вольное историческое общество считает важным заявить...