Цензура
23 сентября 2017 г.
Жулики и воры окапываются по периметру

ТАСС

В минувшую среду видный единоросс Андрей Исаев, отвечающий в Думе за законотворческую деятельность, во время «рабочей поездки» в Удмуртию рассказал о намерении Думы принять два законопроекта, судьбу которых еще некоторое время назад эксперты и комментаторы называли «туманной». Дескать, слишком уж от них попахивает дешевым популизмом и конъюнктурщиной. Предложения, содержащиеся в проектах законов, рожденных двумя другими единороссами (не такими видными, как Андрей Исаев) Сергеем Боярским (сын Д’Артаньяна) и Андреем Альшевских (сын железнодорожника), казались чересчур экзотическими и радикальными даже для нынешнего гуттаперчевого состава нижней палаты. Собственно, сами законопроекты предельно просты и незатейливы. В них говорится, что публичная критика власти теперь будет караться миллионными штрафами. Миллионными — в самом прямом смысле этого слова…  Итак, два креативных депутата решили, что пора им выходить из тени старших товарищей. Справедливо оценив важность Сети в борьбе Кремля за вечную несменяемость власти, они выдвинули инициативы по дальнейшей стерилизации ее российского сегмента.

Во всей этой истории есть один жульнический фокус. Берем, скажем, среднего не ангажированного индивидуума и просим проанализировать предложения депутатов. Думаю, отзыв будет вполне положительный. Разве что непредвзятый рецензент попеняет на слишком уж драконовские карательные меры. Ну, так их можно слегка и подкорректировать. Пусть штраф с физического лица за «распространение неправового клеветнического контента в социальных сетях» будет не пять миллионов рублей, а четыре, а с юридического — не сорок, а тридцать. Но в целом очевидно же, что на людей клеветать нехорошо! И искоренение клеветы в соцсетях, а равно в любых других коммуникационных и медийных ресурсах задумано в интересах всего общества, а вовсе не только правящей элиты. Депутат Исаев тут же и бумажку с идентичным законом в Германии подложил. Мол, смотрите, мы только опыт перенимаем, а крупные штрафы за клевету — сложившаяся в Европе практика. «Там только счета придут в евро, — шутит депутат, — а у нас-то в рублях!» Так в чем же жульничество, в чем обман?

Сегодня главная ценность депутатского корпуса (за что их, дармоедов, и кормят) в умении любым драконовским охранительным инициативам придать форму цивилизованного государственного менеджмента. Теперь давайте просто посмотрим, какой новый инструмент окажется в руках власти в случае принятия вышеописанных законов.

Очевидно, что в коллизии «клеветник — жертва клеветы» без суда не обойтись (пока еще, во всяком случае). Нужно объяснять в тысячный раз, что у нас за суд? Простой пример: документальный фильм «Он вам не Димон» будет по новому закону, вне всякого сомнения, признан клеветническим, хотя вся страна прекрасно знает, что в нем говорится об абсолютно реальной коррупции конкретного персонажа. Далее ФБК штрафуют на сорок миллионов рублей… Последующий сценарий нужно описывать? Думаю, не нужно, все описывать уже будут приставы. А вы, любезный читатель, не задумаетесь ли крепко, перед тем как в очередной раз перепостить расследование Навального, если отчетливо осознаете, что этот благородный жест, направленный на распространение важной информации, может обойтись вам в несколько миллионов рублей? У вас много лишних миллионов? Если, как нам обещает депутат Исаев, законы осенью примут, это будет означать, что концепция охранения Рунета подверглась определенной коррекции — теперь крамольного пользователя не будут сразу тащить в кутузку, с него просто стянут последние штаны.

Сегодня моя лента фейсбука полна насмешками над Андреем Исаевым, который, анонсируя законопроекты коллег по партии, назвал «Гугл» социальной сетью. В связи с этим я вспомнил историю про самого первого Михалкова, автора гимна СССР. Когда кто-то из собратьев по писательскому цеху спросил у Сергея Владимировича, знает ли он, что за глаза его называют «гимнюком», тот рассмеялся и ответил: «Текст, может, и говно, но гимнюк — не гимнюк, а петь будете стоя»...

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС












  • Георгий Сатаров: Создана, пусть и не целенаправленно, а случайно, на основании защитных рефлексов власти определённая атмосфера. И она делает определённое поведение людей определённого типа более вероятным.

  • Znak.com: На записи представители администрации школы пугают Голубовского отчислением, говорят, что принести значок Навального в школу равносильно распространению наркотиков...

  • Oleg Pshenichny: Происходящее говорит только об одном: этой убогой системе конец и она развалится в любой неожиданный для всех момент. Мы это уже проходили.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Главная опора путинизма не Нацгвардия, а школьный учитель
22 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Бисмарку приписывают утверждение, что битву при Садове 1866 года, решившую исход австро-прусской войны, выиграл прусский учитель. На самом деле эта мысль принадлежит лейпцигскому профессору Оскару Пешелю, который написал: «Когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским учителем». Впрочем, вне зависимости от авторства, сама идея о фундаментальной роли учителя как никогда актуальна в сегодняшней России. Актуальность идеи профессора Пешеля убедительно продемонстрировали недавние события в лицее № 41 города Владивосток.
Прямая речь
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Георгий Сатаров: Создана, пусть и не целенаправленно, а случайно, на основании защитных рефлексов власти определённая атмосфера. И она делает определённое поведение людей определённого типа более вероятным.
В СМИ
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Znak.com: На записи представители администрации школы пугают Голубовского отчислением, говорят, что принести значок Навального в школу равносильно распространению наркотиков...
В блогах
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Oleg Pshenichny: Происходящее говорит только об одном: этой убогой системе конец и она развалится в любой неожиданный для всех момент. Мы это уже проходили.
Итоги недели. «Матильда» — это про следующий путинский срок
15 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
А правда, уже не смешно? Но поначалу-то еще как было забавно. Блаженная путинская депутатка, работавшая раньше прокуроршей в оккупированном нынче Крыму, громогласно наезжает на путинского же режиссера, который и аннексию ее родного полуострова одобрил, и в доверенных лицах у гаранта походил. И повод совершенно анекдотический – Наталья Поклонская впала в ярость от того, что режиссер Учитель рассказал в своем новом фильме о романтических отношениях между последним русским императором и одной балериной.
Путин, дураки и творческая интеллигенция
23 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Режиссера Кирилла Серебренникова взяли ночью 22.08.17 в Питере, где он снимал фильм про Цоя. Когда в его театре СКР устроил маски-шоу с таким силовым сопровождением, как будто это был штурм цитадели ИГИЛ, Путин назвал организаторов этого мероприятия «дураками». Творческая и демократическая общественность обрадовалась, решив, что режиссера Серебренникова не тронут, раз Путин обругал организаторов маски-шоу. Теперь, когда главаря двух банд, «Платформа» и «Гоголь-центр», наконец, поймали, Путин одобрительно промолчал. Вот теперь все правильно. И кто теперь «дураки», тоже стало ясно.
Прямая речь
23 АВГУСТА 2017
Алёна Солнцева: И почему на него стали копать? Чем он отличается от остальных? Он лидер модернизации культурной жизни. Никакого другого объяснения тому, что на него наезжают, у меня нет.
В СМИ
23 АВГУСТА 2017
ТАСС: Режиссер Кирилл Серебренников, задержанный по подозрению в организации мошенничества на 68 млн рублей, не признает вину. 
В блогах
23 АВГУСТА 2017
Andrei Desnitsky: Сигнал всем остальным: умные и талантливые не нужны. Нужны тупые и покорные. С остальными разберется суд.
Судья Криворучко осудил Конституцию за экстремизм
11 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В четверг, 10.08.17, фигурант «списка Магнитского» судья Тверского суда Криворучко приговорил журналиста РБК Александра Соколова к 3,5 годам заключения в колонии общего режима за экстремистскую деятельность, которая выражалась в попытках организовать референдум. Алексей Вячеславович Криворучко — человек заслуженный. Именно он продлял арест смертельно больного Сергея Магнитского. Именно он отказывался приобщить к делу материалы защиты о неоказании Магнитскому медицинской помощи, о пыточных условиях его содержания. Именно ему неоднократно поручали вести дела оппозиционеров, и он всегда давал им наказания...