Что делать?
18 сентября 2019 г.
Пять рецептов борьбы с коррупцией на примере Румынии
9 ОКТЯБРЯ 2017, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
AР/ТАСС

В 2016 году Румыния заняла 58 место в индексе восприятия коррупции. За решеткой оказались 1500 высших чиновников, среди них и брат экс-президента Мирча Бэсеску. Хотя еще 10 лет назад именно коррупция была главным препятствием для вступления страны в Европейский Союз. Чтобы узнать, как Румынии удалось изменить ситуацию, мы встретилось с экс-министром юстиции Моникой Маковей.

1. Наличие политической воли

Я стала министром юстиции в 2004 году. В это время Румыния готовилась вступить в Европейский Союз. Однако коррупция оставалась проблемой номер один. Особенно волновала коррупция на высшем уровне — среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Это были не только взятки, но и уклонения от уплаты налогов.

Я действительно хотела бороться с коррупцией и чувствовала, что это необходимо обществу. Я не была членом какой-либо политической партии и не принадлежала ни к какой группе. К тому же, я видела большую заинтересованность в борьбе с этим злом со стороны румынского правительства.

С этой целью в 2005 году было создано Национальное антикоррупционное управление (DNA). Его главная задача — бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство включает в себя функции обычной полиции, а также прокуратуры, это позволяет значительно сэкономить время.

Наличие такого органа очень раздражает наше правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они уже несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты, которые сейчас при власти. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

Когда люди узнали об этом, то начались массовые протесты. На улицы вышли 250 тысяч человек. Еще 10 лет назад такое было трудно представить. Поэтому участие общества не менее важно, чем активность правительства. Поэтому в Румынии сейчас люди наблюдают за деятельностью политиков. В случае необходимости они готовы выйти в еще большем количестве.

2. Юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов

У нас есть два главных органа для борьбы с коррупцией. Первое — Национальное антикоррупционное управление, о котором я уже говорила. Все коррупционные дела находятся в руках управления, что уберегает от утечек информации. К тому же вDNAсобрались лучшие кадры как из прокуратуры, так и финансовые иIT-специалисты.

Также у нас есть Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но также и имущество своих родственников, а также выписки по банковским операциям. Каждый документ — около 10 страниц. Любой гражданин может изучить декларацию. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано.

Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

3. Доводить дела до суда

За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся 1500 топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску — Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. Я считаю, что это замечательно. Поскольку поначалу люди боялись вести расследования против высокопоставленных коррупционеров. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать заключения. Однако потом нам все же удалось их посадить сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

Поэтому очень важно добиваться, чтобы дело было рассмотрено в судах. Без долгих проволочек. По опыту Румынии могу сказать, что от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе. Дольше затягивать дело не вижу смысла.

Мне известно, что в Украине сейчас проходит судебная реформа. Я считаю, что она очень важна для будущего страны. Однако сейчас у вас есть около 7 тысяч судей. Они уже сегодня могут выносить решения по делам о коррупции. Для меня остается пока не понятным, почему еще до сих пор нет решений по делам НАБУ.

Считаю, что неправильно оправдывать бездеятельность судей отсутствием антикоррупционных судов. Однако это все отговорки.

4. Введение института гражданской конфискации

Криминальный процесс о коррупции — это, в основном, длительный процесс. Однако важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации.

Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Очень активно этот институт используют в Британии.

Я считаю, что в Украине не надо бояться гражданской конфискации. Это поможет рассматривать дела о коррупции быстрее. К тому же, по данным статистики, всего лишь 10% являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

5. Тщательный подбор персонала для антикоррупционных органов

Когда я была министром юстиции Румынии, передо мной поставили сложную и ответственную задачу — найти руководителя для Антикорруционного управления. Как я понимала, мне нужно было найти человека честного, с высокими моральными качествами, а также профессионала своего дела. Поэтому я обратилась к психологу. Он помогал мне найти такого человека. Для этого он проводил не только личностные тесты, но и выяснял, сможет ли этот человек попасть под политическое влияние или нет.Эти тесты проходили все, кто хотел работать в DNA.

Мне удалось найти такого человека. Его звали Даниэль Морарь. После разговора с ним психолог мне сказал, что этот человек как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления.

Важно также, чтобы эти люди были и профессионалами с своей сфере. Поэтому для меня до сих пор является секретом, как в Украине Генеральную прокуратуру возглавляет политик. Это не приемлемо для эффективной борьбы с коррупцией.

Автор: Наталья Миняйло, журналист отдела "Политика", Delo.UA

Источник: https://delo.ua/ukraine/5-receptov-borby-s-korrupciej-ot-moniki-makovej-331814/ © delo.ua

Фото: 29.01.2017. Румыния. Массовые протесты против нового закона об амнистии в Бухаресте. Vadim Ghirda/AP/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 1
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.
Демократия по-литовски
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // МИХАИЛ САРИН
Демократия, возникшая в древних Афинах и существующая во многих странах сейчас, всегда имеет два признака – свободу собраний и честные выборы. Третий признак, который является гарантом существования демократии, это реальная политическая конкуренция. Все остальное (разделение властей, независимый суд, свободная пресса) – это фактически результат наличия демократии. Если нет перечисленных признаков, невозможно достичь результатов ни по отдельности, ни вместе. Как обстоит с этим в России, судить российскому читателю. Я же хочу рассказать, как обстоит дело в Литве.
Несостоявшиеся государства. Чем им помочь?
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ЛАНКО
Среди разнообразных предложений по ускорению модернизации в России, обсуждаемых «узким и страшно далеким от народа» кругом российских интеллектуалов, пожалуй, наиболее радикальным является так называемый «японский сценарий». Приверженцы этого сценария развития утверждают, что, поскольку противодействие модернизации заложено в российской «культурной матрице», то и ускорение модернизации возможно исключительно путем «культурного шока», включая ядерную бомбардировку страны и последующую иностранную военную оккупацию. В приведенных ниже тезисах я попытаюсь объяснить, почему этот сценарий неприемлем не только с морально-этической, но и с практической точки зрения, несмотря на то, что современная Япония демонстрирует нам множество примеров, которые могли бы быть использованы и в России.
Капитализм для всех или только для своих?
28 АВГУСТА 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В России есть множество политиков и журналистов, которые из кожи вон лезут, доказывая, что государство эффективнее рынка, а любой чиновник умнее предпринимателя. Им вторят пожилые люди, вздыхающие о временах Сталина, Брежнева, о всеобъемлющем заботливом государстве. Ни советская нищета и дефицит, ни гибель миллионов репрессированных ничему их не научили. Надежду на прогресс внушают только молодые поколения, воспринимающие мир совсем иначе и принявшие рынок как должное. Полезно дать им аргументы для спора со стариками.  
Реальное народовластие. Пример Швеции
13 АВГУСТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Известно, что в мире из двухсот с лишним стран — лишь два десятка демократических, где налицо  верховенство права, где власть имущие не могут урвать себе кусок пожирнее, а вынуждены реализовывать интересы народа, повышать его благосостояние. Я был потрясен, когда узнал, что премьер-министр Канады, лишившись своего поста, вернулся из служебной квартиры в свою двухкомнатную. Особняк он не прикупил — зарплаты не хватило. А воровать чиновникам в Канаде не дают. Для россиян это фантастика. Цель наших властей разного уровня  — обогатиться, накопить миллиарды, построить себе в Европе роскошные дворцы, оставить миллиарды детям. А соотечественники-простолюдины пусть хоть сдохнут. Их могут заменить выходцы  из Средней Азии. И на митинги они вряд ли собираться  посмеют.
Выборы в России – туфта. Сравните со шведскими
5 АВГУСТА 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На выборах в Московскую городскую Думу кандидаты от «Единой России» скрывают свою принадлежность к «партии власти», идут как самовыдвиженцы. Избирательные комиссии закрывают глаза на нарушения с их стороны, зато придираются к  подписным листам  независимых оппозиционных кандидатов. Если те реально собирали подписи  на   самых проходных местах, ходили по квартирам, то провластные кандидаты этим себя не утруждали.
Социализм – мечта, ведущая в тупик
30 ИЮЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Многие пожилые люди сожалеют об ушедшем социализме. Особенно жители Москвы и Петербурга. Им есть, о чем тосковать. В 1970-е годы при зарплате 120-150 рублей можно было кое-что отложить на отпуск. Работа была гарантирована, как и бесплатное образование и здравоохранение. А теперь пожилому человеку на работу не устроиться, пенсии мизерные, тарифы на коммунальные услуги поднимают 2 раза в год. За лечение плати, за учебу внука в вузе — плати. Реальный уровень жизни падает... Но самое печальное, что, наслушавшись пенсионеров, о социализме мечтают и молодые. Им кажется, что они уж точно смогли бы построить «социализм с человеческим лицом»...