Что делать?
28 ноября 2020 г.
Китай: прививка честности и законопослушности
10 АПРЕЛЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

Можно ли построить развитую экономику в обществе воров и жуликов? А в обществе, главной чертой которого является средневековая зависть к тем, кто добился успеха, большевистское желание их «раскулачить»? Многие авторы утверждают, что отсталая средневековая культура населения — непреодолимая преграда для модернизации страны. Другие им возражают, приводя в пример Сингапур и Грузию, где благодаря успешным реформам, стимулам и разумным законам удалось изменить поведение людей, в конечном счете, повлиять на их культуру, менталитет.

Однако в случае модернизации культуры «сверху» встает вопрос о доверии широких масс правящей элите, о справедливости принимаемых ею законов. В США и Швеции, где законы и правила разумны и исполняются гражданами почти инстинктивно, это имеет место. Но в прогрессивное изменение культуры народа усилиями власть имущих в России, где власть опирается на репрессивные законы, а большинство граждан не считают возможным повлиять на происходящее в стране, — не верится. А в Китае?

Известный китайский политолог Дэн Юйвэнь написал о современной ситуации в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек — что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь личными интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня».

По мнению близких к китайскому руководству интеллектуалов, общество, где честный человек считается лузером, где подделываются продукты питания и другие товары, где даже встречаются лжемонахи, собирающие пожертвования, где на всех уровнях процветает коррупция, где финансовые махинации стали нормой жизни, — такое общество нуждается в срочном упорядочивании, в восстановлении морали. Иначе под угрозой оказывается общественная стабильность и, в конченом итоге, власть партии. Нынешний лидер КПК Си Цзиньпин это прекрасно понимает. Он начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь взялся за все общество.

Представьте себе мир, где есть всевидящее око, которое знает о тебе все. Даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными, а добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но бог все видит и тебе воздастся по заслугам. Сегодня, с появлением новых технологий, такая картина мира становится реальностью. Всевидящее око в XXI веке пришло в Китай — имя ему «система социального доверия». С помощью цифровых технологий big data будут анализировать данные о каждом гражданине, ему присваивается индивидуальный рейтинг доверия. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого — трудности и остракизм.

Изначально проект системы был похож на расширенную систему скоринга — оценки платежеспособности заемщика, которую производит компания FICO в США. Теперь же из «Программы Госсовета» следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту.

Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе. Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А на тех, у кого рейтинг будет низкий, обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в Программе, добиться, чтобы «оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу».

В середине декабря 2016 года Си Цзиньпин на заседании Политбюро ЦК КПК заявил: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».

Система уже работает в пилотном режиме примерно в 30 городах Китая. Первым стал город Жунчэн в провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяч человек) дан стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее, в зависимости от их поведения, он растет или падает. Информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается, и рейтинг гражданина повышается или снижается.

В Жунчэне единый информационный центр анализирует 160 тысяч параметров из 142 учреждений. Приветствуются и доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о нехороших делах соседа, полагается как минимум 5 баллов.

Если рейтинг превышает 1050 баллов, то ты — образцовый гражданин с рейтингом ААА, 1000 баллов — АА, 900 — B. Если рейтинг ниже 849, то ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах. Те, у кого 599 баллов и ниже, попадают в черный список с припиской D, становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу, не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога.

Обладатели рейтинга АА и выше могут получить потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, помогать им. Если надо — дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.

Как зарабатывать рейтинги или хотя бы их не потерять? Власти Жунчэна говорят: «Очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение помимо административного штрафа также снимают от 5 баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Не убрал во дворе за своей собакой — минус 5 баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники — получил 5 баллов.

Как работает система? Для юридических лиц правила игры сформулированы четко. Компании проверяются на соответствие их деятельности экологическим, юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчетность. Если претензий нет, то компании присваивается высокий рейтинг и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры. Тем, у кого низкий рейтинг, кредиты обходятся дороже, у них повышенные ставки налогов, запрещена эмиссия ценных бумаг, инвестиции в компании, акции которых торгуются на бирже. Им надо получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым не ограничен.

В программе Госсовета указано, что данные будут собирать восемь частных компаний. Затем огромный массив данных будет поступать во Всекитайскую объединенную платформу кредитной информации. Она их должна обрабатывать и формировать рейтинги. Рейтинги компаний будут доступны в Национальной информационной системе публичной кредитной информации для компаний, а данные о физических лицах — на информационном портале Credit China.

Первые две из восьми частных компаний, собирающих информацию, — Alibaba и Tencent. Tencent — владелец мессенджера WeChat, которым пользуются 500 млн человек. Alibaba — крупнейшая платформа интернет-торговли, которой пользуются 448 млн китайцев, а объем продаж превышает 23 млрд долларов. Tencent и Alibaba активно осваивают финтех-индустрию: на их сервисы мобильных платежей приходится 90% рынка мобильных платежей в Китае, объем которых достиг 5,5 трлн долларов.

Какую информацию могут собрать эти компании? Самую ценную. Рынок мобильных приложений открывает практически безграничные возможности. Известно, что и где ты покупаешь. По геолокации можно отследить, где бываешь и в какое время. Можно оценить твой реальный доход, сферу интересов, отследить, с кем ты общаешься в чате и на какие темы, что читаешь. Какие посты в социальных сетях пишешь, какой контент тебе по душе. Alibaba, которой не только принадлежит платформа Alipay, но и 31% в Weibo, крупнейшем китайском сервисе микроблогов c 340 млн пользователей, знает о китайцах, пожалуй, больше, чем Министерство государственной безопасности.

Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit. По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и круг твоих друзей. Если в друзьях люди с низким рейтингом — твой рейтинг тоже падает.

По признанию технического директора Sesame Credit Ли Инъюня, на рейтинг влияют покупки. В интернете широко разошлась цитата из его интервью: «Те, кто по 10 часов в день играют в компьютерные игры, будут считаться неблагонадежными, а те, кто регулярно покупает подгузники, вероятно, ответственные родители, и их рейтинг будет расти».

Машина уже работает против жуликов. В Китае можно арендовать велосипеды, зонтики, зарядки для телефонов и баскетбольные мячи. Бизнес-модель такой аренды может показаться крайне неэффективной, ведь эти вещи не оборудованы датчиками геолокации, защитой от кражи. Но аренда оформляется через специальное мобильное приложение, поэтому информация о пользователе известна компании. И на нечестных, которые присвоили баскетбольный мяч или зонтик, уже собирается досье. Когда система заработает в полную силу, всевидящее око со всех спросит за старые грехи.

Насколько правомерно использование компаниями личных данных клиентов в пользу третьей стороны, в данном случае государства? Западные технологические компании также иногда используют личные данные в собственных интересах. Но тогда им приходится отвечать перед законом. А в Китае Alibaba и Tencent открыто говорят о сотрудничестве с госструктурами и использовании личных данных для составления рейтингов.

А судьи кто? Кто решает, что можно и что нельзя? На каком основании частные компании считают рейтинги? Насколько система достоверна? Если аккаунты в соцсетях будут взломаны, данные украдены или неправомерно исправлены, кто за это будет отвечать? Может, суперкомпьютер Sesame Credit дал сбой и рейтинги подсчитаны неверно. А ведь на основании этих данных ломаются судьбы людей, выносятся конкретные судебные решения.

На конец 2015 года Верховный суд КНР, опираясь на данные Sesame Credit, наложил упомянутые в инструкциях Госсовета санкции на 5,3 тыс. человек. В июне 2017 года таких людей было уже 7,3 миллиона.

Конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. С помощью технологий искусственного интеллекта и big data система будет анализировать по каждому чиновнику посещаемость партийных собраний, образование, семейное положение, сопоставлять доходы чиновника и членов его семьи с данными о приобретенной недвижимости и предметах роскоши. На основании этих данных и информации об активности чиновника в соцсетях будет оцениваться его политическая благонадежность. Можно будет эффективнее предсказывать поведение чиновника, оценивать его моральный облик и выявлять потенциальных коррупционеров. А кто будет ограничивать верховную власть? Институт политических исследований Asan (Республика Корея) назвал китайскую систему социального доверия «кошмаром Джорджа Оруэлла».

Время покажет, превратится ли электронная система социального доверия во всевидящего Большого брата, который неусыпно следит за поведением граждан, удастся ли с ее помощью привить людям уважение к закону, честность, повысить уровень доверия в китайском обществе. Неясно, будет ли существовать контроль «снизу» для самого Большого брата. Многое зависит от истинных целей китайских лидеров, от того, насколько они готовы ради повышения жизненного уровня народа превратить Китай в правовое государство. Пока же китайцам целесообразно прислушаться к совету Оруэлла: «Если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.