Что делать?
23 июня 2018 г.
Дефицит гражданского

Михаил Златковский

Гражданское общество — это такое общество, где граждане способны объединяться для защиты самых разных своих интересов (от интересов жителей дома, квартала, города, региона, страны до интересов представителя пола, профессии, социальной группы, меньшинства и т.д.). Гражданское общество автономно даже от «государства открытого доступа к разного рода занятиям», то есть демократического государства без «крыш» и обязательной дани чиновникам. Государства, где представители власти не жулики, воры и взяточники, а подконтрольные обществу менеджеры. С таким государством гражданское общество самым тесным образом взаимодействует.

В странах Западной Европы и Северной Америки гражданское общество сформировалось давно, по мере расширения и гарантий прав простолюдинов, появления среднего класса. Там люди умеют отстаивать свои интересы и понуждать власть прислушиваться к своим требованиям. При этом фундамент гражданского общества — именно умение граждан отстаивать свои права и их желание нести ответственность за себя, за условия своей жизни.

Иное дело авторитарное «естественное» государство. Здесь по разные стороны баррикад власть-эксплуататор и слабое гражданское общество. Авторитарной власти не нужен контроль «снизу» и всякая там самодеятельность граждан. Отсюда щедро раздаваемые ярлыки «иностранных агентов», обыски офисов НКО, изъятие жестких дисков, контроль за перепиской, посадки. Так происходит в Северной Корее, во многих африканских королевствах, в среднеазиатских постсоветских государствах. А где находимся мы? Несомненно, в средневековом болоте «естественного» российского государства.

Но вспомним, в России в начале ХХ века наряду с политическими организациями стали создаваться и общественные — профсоюзные, просветительские, творческие, позже различные солдатские, крестьянские, рабочие советы, комитеты, ширилось кооперативное движение. Все эти организации были разогнаны с приходом к власти большевиков. На долгие десятилетия население СССР лишили какой-либо возможности к самоорганизации. Любые общества или союзы возникали только по указке сверху, их деятельность жестко контролировалась партноменклатурой.

С момента прихода к власти Ленин, а вслед за ним и Сталин считали нужным вытеснить саморегулирование общества диктатом партии. То, что в условиях либеральной демократии решается путем дискуссий, компромисса, в СССР навязывалось через диктатуру. Любая несанкционированная общественная деятельность приводила к аресту. Гражданское общество оказалось антагонистом социализму.

На исходе советской власти, когда прессинг КПСС и КГБ ослаб, стали возникать многочисленные объединения. Весной 1989 года один за других создавались клубы избирателей. Был создан Ленинградский народный фронт, за ним конституирован Московский народный фронт. 1990-й ознаменовался созданием большого числа партий и самой массовой организации — движения «Демократическая Россия». Народные фронты и движения возникли и в республиках СССР. Ленинградский народный фронт одержал победу на выборах в Ленсовет, из 43 депутатов от Ленинграда 40 прошли по спискам Народного фронта. Начали образовываться независимые профсоюзы — шахтеров, авиадиспетчеров, летного состава гражданской авиации, докеров.

Но тяготы трансформационного спада экономики, вызванного переходом к рынку, существенно ослабили общественную активность россиян. Закрылись оборонные предприятия и институты, из-за своей неконкурентоспособности прекратили работу многие заводы и фабрики. Люди остались без работы, пошли мешочниками торговать на рынки. Надежды на то, что с падением власти коммунистов жизнь станет похожей на жизнь на Западе, не оправдались. Формирование некоммерческих организаций замедлилось, народные фронты распались. С приходом к власти президента-чекиста Путина многие организации получили статус иностранного агента, что не способствовало их популярности. Зато властью стали формироваться эрзац-сообщества, предназначенные для имитации ее поддержки перед камерами телевидения.

Тем не менее, в России отмечены яркие случаи самоорганизации и сопротивления непродуманным или неправильным решениям властей. В Петербурге активные граждане не дали разрушить исторический отель «Англетер», заблокировали возведение офиса Газпрома «Охта-центр» на развалинах шведской крепости Ниеншанц. Можно вспомнить протесты пенсионеров против монетизации льгот и сопротивление дальнобойщиков введению грабительской системы «Протон».

И все же, отвечая на вопрос «Есть ли в современной России гражданское общество?», надо учитывать ментальность большинства россиян, а не активность немногих. Приходится признать: оно есть, но в зачаточном состоянии. Созданы институты гражданского общества — партии, профсоюзы, различные общественные организации, в том числе правозащитные. Многие из них несовершенны, но они есть. Остались в небольшом числе и независимые СМИ. Но гражданское общество — это ведь стиль жизни и мышления подавляющей части общества, оно в активности многих граждан, в их правовой и политической культуре. Но главное — в умении самоорганизовываться. Есть ли гражданское общество «в головах» большинства наших людей?

Если сравнить Россию с Арменией, то видно, насколько мала у россиян склонность к объединению и совместным действиям. Российское общество больно патернализмом, мы в большинстве своем полагаемся не на свои силы, а на мифическую помощь государства, точнее, на его подачки. Власть и общество у нас живут порознь. Власть как корпорация высокооплачиваемых чиновников и депутатов, а фактически казнокрадов и олигархов стремится сохранить себя и свои возможности обогащения. Нищета, образование и плохое медицинское обслуживание простолюдинов ее не волнуют. А само российское общество пассивно, ему важнее пресловутая «стабильность» при низком уровне зарплат и пенсий. У людей нет доверия друг к другу, наше общество самое атомизированное в мире. При этом у россиян нет понимания, к каким трагическим последствиям ведет их пассивность.

А жаль. Нас ждет прогрессирующая отсталость страны, нищета населения. Налоговиков у нас на 100 тыс. населения в 4 раза больше, чем в США. Мы чемпионы мира по числу чиновников в Пенсионном фонде. В Газпроме добыча газа не растет, а число служащих выросло с 398 тыс. до 470 тыс. человек. Наши госкорпорации реально не способны производить что-либо принципиально новое и конкурентоспособное. Если упадут цены на нефть, что будут делать россияне? Собирать в лесу грибы? А ведь цены в магазинах растут уже сегодня, при стоимости нефти больше 70 долл. за баррель. Растет квартплата. Мы знаем обо всем этом, но молчим. Выходит, согласны жить как нищие африканцы? Или все-таки найдем в себе силы объединяться и, как армяне, защищать свои интересы и в доме, и в городе, и в стране?


Графика Михаила Златковского












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Малообразованными помыкать легче
22 ИЮНЯ 2018 // С. МАГАРИЛ, П. ФИЛИППОВ
Безграмотностью и средневековым сознанием русского крестьянства объясняется «аграрный террор», разлившийся в начале ХХ в. по европейской части России. Настроенные против помещиков, стремясь сохранить общину и добиться передачи ей помещичьей земли, крестьяне громили и поджигали помещичьи имения и хозяйства вышедших из общин кулаков – «мироедов». Масштабы «аграрного террора» были огромны: «За 1907-1909 гг. сожжено 71% помещичьих усадеб и 29% хозяйств кулаков. В период с 1910 по 1913 г. сожжено 32% помещичьих усадеб и 67% кулацких хуторов»
Чем нам грозит пенсионная реформа?
18 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Чем грозит нежелание человека идти в поликлинику при явных симптомах опасного заболевания? Летальным исходом. Чем грозит нежелание правительства проводить назревшие экономические и политические реформы, отсутствие стремления бороться с тотальной коррупцией и казнокрадством? Да еще в сочетании с попытками взять с подданных  как можно больше? Тем, что общество может войти в тупик, из которого ему мирно не выбраться. Именно это мы и наблюдаем сегодня в связи с намеченной правительством пенсионной реформой.
У большинства собственного мнения нет
13 ИЮНЯ 2018 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Зависимость россиян от телевизионной пропаганды   очень высока. ТВ —  главный конструктор реальности и самый авторитетный источник. Потому что информация  подается от имени государства, власти. Способность кремлевских пропагандистов навязать свое толкование событий держится на определенной тактике: перед этим создается атмосфера неопределенности и тревоги, дискредитируются все другие позиции, а лишь затем предлагается своя интерпретация. Причем она строится как единственно возможная. Нынешний режим присвоил себе роль арбитра, который трактует события с точки зрения «интересов большинства».
Иерархия — в наших генах
11 ИЮНЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
У историков и этологов противоположное восприятие автократических и тоталитарных государств. Для историка эти многоступенчатые иерархические образования — достижение разума, блестящей организации гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организациями прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка. Для этолога — это примитивные, основанные на инстинктах самообразующиеся структуры, разросшиеся до гигантских размеров. И построили их не гении, а паханы.
Прямая демократия — средство против господства олигархов
4 ИЮНЯ 2018 // ГЕОРГИЙ ПОГОЖАЕВ
Даже в развитых странах власть нередко сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, которые возглавляют крупные политические партии и связаны с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Олигархическая власть всегда стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда граждане являются просто зрителями политических игр, послушно голосуют за кандидатов, предварительно отобранных по партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса. Реальная демократия олигархам не нужна.
Проповедь об ответственности за себя
28 МАЯ 2018 // И. ХАРИЧЕВ, П. ФИЛИППОВ
Что значит нести ответственность за себя? Это сознание того, что напрасно перекладывать на чиновников заботу о себе и своей семье. Что личный успех и благополучие связаны с результатами именно твоего труда и творчества! Однако нежелание проявлять самостоятельность – ярко выраженная черта современных россиян. Она порождает социальный инфантилизм: мол «мы люди маленькие, пусть решает начальство». Вспомните картину: Иван Грозный сидит на троне, а у его ног распластались подданные. Там выражена вся суть сохранившегося до наших дней российского, советского и нынешнего «служилого государства», подданные которого и сегодня в большинстве своем считают наилучшей армейскую организацию государства. Жалование, койка в казарме, накормят, оденут, думать ни о чем не надо.
Взгляд на Россию со стороны
24 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Зарубежные политологи называют «русской институциональной, или московитской системой (матрицей)» традиционное российское самовластие императора, генсека или несменяемого президента. Как показали результаты недавних выборов президента, восприятие такого самовластия стало частью российской политической культуры. Социальный капитал россиян соответствует этой авторитарной форме правления. Не обладая навыками самоуправления, они вручают себя и свою жизнь «верховному правителю» или его назначенцам.
Почему одни страны богатые, а другие бедные?
21 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Средний американец в семь раз богаче среднего мексиканца, в десять – среднего жителя Центральной Америки или России и в сорок раз – жителей Мали, Эфиопии или Сьерра-Леоне. Это справедливо и для группы богатых развитых стран Европы, Канады, Австралии, Японии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня. В богатых странах у граждан лучше здоровье и образование, живут они дольше. У них есть доступ к тому, о чем жители бедных стран могут только мечтать – от отпусков до перспектив карьеры. Жители богатых стран ездят по хорошим дорогам, у них есть электричество, канализация и водопровод.
Наша худшая система управления
16 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Авторитарная вертикаль власти всегда работает с искажениями – при любом, самом квалифицированном президенте. Хотя вера в «доброго царя, который все решит», по-прежнему доминирует в ментальности россиян, но понятно, что один человек, даже с самыми благими намерениями, не может контролировать полтора миллиона российских вороватых и коррумпированных чиновников. А посланные президентом контролеры нередко входят с казнокрадами в долю. Яркий пример беспомощности властной вертикали с президентом во главе – строительство петербургской «Зенит-Арены», которое контролировал лично президент Путин.
Причина нищеты — наше холопство
8 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Камчатке Законодательное собрание увеличило пенсии чиновников и депутатов в 2,5 раза. Остальных граждан повышение не коснулось. Почему? Потому что на всех денег в казне не хватит. А чиновникам и депутатам заботиться надо о себе, а не о бедняках всяких. Когда совести нет, работает хватательный инстинкт.