Что делать?
23 апреля 2019 г.
Как сделать Конституционный суд независимым и эффективным?
30 ОКТЯБРЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

О необходимости разделения властей, о системе сдержек и противовесов, которая не позволяет сконцентрировать власть в руках авторитарного властителя написано немало книг и статей. Но, как оказалось, разделения мало. Нужен надзор за его исполнением. Во многих развитых странах в последние годы сформированы специальные институты конституционного надзора за взаимодействием ветвей власти, регионов и центра, за соблюдением неотъемлемых прав человека. Иногда эти функции исполняют Верховный суд страны (как в США), иногда конституционный надзор поручают специальному Конституционному суду, как это сделано в Италии, Австрии и ряде других стран.

Поэтому для нас так важно, что  собой  представляет наш Конституционный суд сегодня, как он выполняет свои обязанности и почему в России нарушено разделение властей и сформировалась авторитарная власть президента.

Мы знаем, что наш Конституционный суд смиренно наблюдает за попранием гарантированных Конституцией неотъемлемых прав граждан на свободу слова, собраний и объединений, попранием принятых Госдумой законов и за откровенным полицейским произволом. Суд не выступает против таких неправовых законов, как «закон Димы Яковлева» или статьи 180 и182 УК РФ. Но он и не противодействует превращению нашего федерализма в фикцию. Он покорно со всем соглашается.  

Вспомним, что Конституционный суд в 1992 признал, что КПСС и Компартия РСФСР партиями в буквальном понимании этого слова не являлись, однако не решился ни запретить, ни оправдать эти организации. Признать, что по своей практике они мало отличались от фашистских партий стран Европы, суд не решился. В начале 1990-х КПСС вывела на Запад огромные суммы, но суд посчитал не вправе решать, что и кому принадлежит из имущества КПСС, ограничившись констатацией того факта, что имущество компартии состояло из собственно партийного, государственного и бесхозного.  Дело было завершено решением, которое позволило низовым структурам КП РСФСР воссоздать центральное руководство КПРФ. Показательно, что публикацию материалов «дела КПСС» Конституционный суд начал лишь в июле 1996 года.

Об уровне смелости членов нашего Конституционного суда в ограничении авторитарной президентской власти, об их стремлении к справедливости можно судить по его председателю Валерию Зорькину. В своей статье, опубликованной в «Российской газете», он дал положительную оценку крепостному праву, отмененному в 1861 году. Зорькин посчитал, что «при всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». 

Но мы верим, что придет время перемен. Встанет вопрос, как реформировать наш Конституционный суд. То, что его судей придется отправить в отставку, сомнений не вызывает. Но как сформировать орган власти, независимый от других ветвей власти, действительно обеспечивающий соответствие законов и правил духу и слову Конституции? Ответ на него должен быть в программе оппозиции. Здесь полезно воспользоваться чужим опытом, например, опытом Италии.

* * *

АР/TASS

Конституционный суд Италии
занимает особое место среди высших государственных учреждений. Он был впервые в истории страны предусмотрен Конституцией 1947 года. До этого Италия не знала конституционной юстиции, конституционного надзора. Причем закон о Конституционном суде был принят только восемь лет спустя, когда депутаты нашли приемлемый компромисс. Первое заседание суд провел 23 апреля 1956 г., а первое решение вынес лишь 14 июля 1956 г.

По Конституции суд вправе принимать решения о не конституционности законодательных норм и тем самым отменять их. С 1956 г., когда он был создан, Конституционный суд более тысячи раз принимал такие решения по вопросам разных отраслей права, чаще всего возникавшим в ходе судебного разбирательства. Его решения, как правило, содействовали претворению в жизнь наиболее демократических положений итальянской Конституции.

Конституционный суд рассматривает споры о компетенции между различными органами власти, т.е. регулирует систему сдержек и противовесов. В его компетенции также разрешать споры между Центром и областями государства либо между областями. Наконец он рассматривает обвинения в нарушении конституционных норм, выдвинутые против президента республики и министров.

 Конституционный суд Италии состоит из 15 судей, пять из которых назначаются Президентом республики, пять – парламентом на совместном заседании палат и пять – высшими общими и административными судебными органами. Президент республики назначает пять членов суда по своему усмотрению, однако декрет о назначении должен быть подписан еще и председателем Совета министров. В парламенте для назначения требуется две трети голосов списочного состава в первых трех турах, и три пятых – в последующих турах. Такое квалифицированное большинство установлено для того, чтобы партии, имеющие большинство мест в парламенте и образующие правительство, не могли бы обеспечить себе треть мест в Конституционном суде. Назначение от судейского сословия производится так: три судьи выбираются Кассационным судом, один – Государственным советом и один – Счетной палатой.

Судьи подбираются из числа членов высших общих и административных судебных органов, даже находящихся в отставке, штатных профессоров права университетов и адвокатов. Все они должны иметь стаж работы не менее 20 лет. Судьи не могут назначаться повторно. Председатель суда избирается из числа его членов на трехлетний срок. По традиции председателем становится один из членов, чей срок полномочий истекает в последние три года; таким образом председатель может только один раз занимать этот пост. (Сравните с прилипшим к председательскому креслу Конституционного суда Зорькину!) 

Первоначальный срок полномочий судей был 12 лет, а с 1967 г. – он составляет девять. В отношении судей не существует каких-либо возрастных ограничений, как в ФРГ или в Австрии. Мандат судьи Конституционного суда несовместим с каким-либо иным занятием, например, занятием политикой, преподаванием. Судьи обладают иммунитетом, сравнимым с парламентским. Разрешение на их преследование в судебном порядке или отстранение от должности может быть дано только самим Судом.

Конституционный суд Италии – автономный орган в административном и, главное, в финансовом отношении. У него свое обособленное здание и свой бюджет.

 Конституционный суд Италии обычно работает в пленарном порядке по созыву председателя, который назначает докладчика по делу и устанавливает день слушания. Для принятия решения нужен кворум в 11 судей и присутствие хотя бы по одному судьи из трех назначаемых категорий. Решения принимаются большинством голосов, при их равенстве голос председателя дает перевес.

Суд контролирует конституционность законов и актов, имеющих силу законов. Такой контроль может быть предварительным и последующим. Предварительный осуществляется судом по требованию правительства в отношении законов областей до того, как они будут обнародованы. Так происходит тогда, когда комиссар правительства в области посчитает, что область превысила свою компетенцию, или если ее решение противоречит национальным интересам или интересам других областей. Если областной совет подтверждает местный закон абсолютным большинством голосов, то председатель Совета министров может запросить Конституционный суд вынести свое решение в 15-дневный срок. Это обращение главы правительства приостанавливает вступление в силу закона, принятого областным советом.

Последующий контроль может проводиться по требованию областей в отношении законов и актов государства, нарушающих права области. Конституционный суд по их поводу может быть запрошен общим или специальным судом при рассмотрении конкретного дела. Вопрос о конституционности может быть поставлен и самим Конституционным судом. Если признается обоснованным требование о признании неконституционным закона или акта, имеющего силу закона, то суд объявляет недействительными законодательные положения в пределах обращенного к нему запроса.

Кроме того, Конституционный суд рассматривает споры между парламентом и правительством, главой государства и парламентом, органами судебной власти и правительства.

При рассмотрении дел по обвинению Президента республики Конституционный суд дополняется 16 судьями, избираемыми парламентом на 9 лет по тем же правилам, что и ординарные судьи этого органа. Избрание производится по заранее составленным спискам граждан, обладающих необходимыми квалификациями для избрания в сенаторы. Члены парламента в список не включаются.

Что же касается преступлений, совершенных председателем Совета министров и министрами, то после поправки в Конституцию, внесенной в январе 1989 г., их дела рассматриваются в порядке обычного судопроизводства по разрешению, даваемому палатами парламента. До принятия этой поправки их дела также рассматривал Конституционный суд           .

Конституционный суд имеет также полномочия при проведении голосования в порядке «народного вето». Он изучает требование об отмене закона или акта, имеющего силу закона, с точки зрения их конституционности. Суд рассматривает вопрос, какие из требований допустимы и какие противоречат кругу законов, в отношении которых «народное вето» не может накладываться.

Таким образом Конституционный суд играет заметную роль в государственной системе Италии, часто выступая при вынесении решений как «созаконодатель» и даже как законодатель. Такое случается тогда, когда сами законы страдают пробелами. Тогда суд включает в них «дополнительные» или «заменяющие» положения.

Есть надежда, что изучение практики Конституционного суда Италии позволит оппозиции нынешнему авторитарному режиму сформулировать ценные предложения по назревшей реформе нашего Конституционного суда.


Фото: 1. Россия. Санкт-Петербург. Во время заседания Конституционного суда РФ. Александр Николаев/Интерпресс/ТАСС, 2. Gregorio Borgia/AP/TASS


 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.