Украина
27 июня 2019 г.
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019, ВАДИМ ЗАЙДМАН

ZUMA/TASS

Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).

Мы уже проходили этот урок после победы над ГКЧП, когда, очарованные Ельциным, закрывали глаза на недостатки и ошибки в его деятельности, в том числе те ошибки, которые хуже преступлений. В итоге дождались Путина.

За три десятилетия относительной свободы многими так до сих пор и не понято, что можно болеть за свою страну, желать ей процветания и, как сейчас, победы над агрессором — и видеть, мягко говоря, недостатки в деятельности ее руководства. И даже понимать, что главная проблема страны — не вовне, а внутри нее. Потому что от обретения Украиной независимости до начала российской агрессии прошло почти четверть века (23 года), время, более чем достаточное для проведения реформ и модернизации экономики, которые проведены не были (и первая революция, Оранжевая, случилась за 10 лет до агрессии, но и после нее никаких реальных преобразований не было проведено). Поэтому нынешние ссылки украинских руководителей на войну заставляют подозревать, что это для них только повод, причем очень удобный, на который можно списать собственную то ли беспомощность, то ли нежелание что-то реально менять в стране.

Хочу ли я, настроенный резко против кандидатуры Петра Порошенко, прихода к власти Юлии Владимировны? Конечно, нет. Бог знает, когда, лет десять, если не больше назад, я написал, что избрать ее президентом — это все равно что лису поставить сторожить курятник. Поскольку я считаю, что коррупция — главный бич Украины, препятствующий ее развитию (и именно отсутствие борьбы с ней является одной из моих претензий к Порошенко, который при всей своей антикоррупционной риторике на деле профанирует эту борьбу: вспомним его противодействие Антикоррупционному бюро), то понятно, как я должен относиться к кандидатуре на пост президента Юлии Тимошенко. Кроме того, она в свое время уже сполна показала себя во власти на должности премьера. К тому же нельзя забывать о ее генезисе: она воспитанница и соратница Павла Лазаренко. А Павел Лазаренко — не простой коррупционер. Согласно рейтингу самых крупных коррупционеров мира, составленному в 2008 году Всемирным банком по совместной программе с ООН «Возвращение украденных активов», Павел Иванович вошёл в число десяти самых коррумпированных государственных чиновников мира. И Юлия многие годы была при нем.

ZUMA/TASS

Думаю, нынешний высокий рейтинг Юлии Тимошенко — порядка 20% — объясняется только лишь разочарованием людей нынешней властью. То есть заслуга ее рейтинга чуть ли не целиком принадлежит Порошенко (напомню, на выборах 2014 года она набрала 12,7% голосов против 54,7% у Порошенко, который победил в первом туре).

Увы, если ничего экстраординарного не случится, думаю, победит пани Юлия (слишком уж она опережает всех остальных кандидатов). Но почему-то фантазии моих оппонентов недостает, чтобы представить себе, что можно быть против и одного, и другого кандидата. Оба хуже.

Ничего хорошего для Украины от президента Тимошенко я не жду. Но тезис «лучше уж пусть будет Порошенко, лишь бы не Тимошенко» — порочный тезис. Это мы тоже проходили в 1996 году: лучше уж Ельцин, чем Зюганов — и все силы демократов и либеральной прессы России были брошены на то, чтоб переизбрать больного Ельцина. С известным финалом в 2000-м.

Скажете, больше вообще не за кого голосовать? Ну так это беда 40-миллионной Украины, что спустя более четверти века независимости государства так и не нашлось никого более достойного, чем Порошенко–Тимошенко, кто бы мог реально претендовать на пост президента страны. Беда, свидетельствующая о полной бесперспективности и безысходности ситуации в Украине, по крайней мере на ближайшую перспективу. Надеюсь, что лишь на ближайшую…

Голосовать я, если получится поехать в Мюнхен, скорее всего, буду за Анатолия Гриценко. Из всех кандидатов он, по крайней мере, представляется мне человеком порядочным в личном плане. Но вряд ли и он — тот президент, который нужен сегодня Украине. И вряд ли, при всей свой личной честности и порядочности, он сможет повести успешную борьбу против коррупции в стране. По той простой причине, что он сам — представитель этого поколения, этой плеяды украинской элиты в диапазоне от Порошенко до Тимошенко, проездом через Кравчука, Кучму, Ющенко и Януковича. Представитель поколения «бывших».

И тут мы подходим к главной политической проблеме независимой Украины. Ее ахиллесовой пяте. Это отсутствие новых, свежих, молодых людей не просто в элите страны, но в числе тех, кто реально может претендовать на пост президента. Нового поколения политиков в украинской власти.

Обычно в результате революций к власти приходят новые люди. Не будем углубляться далеко в историю. Окинем взором совсем недавние годы, которые у всех на памяти.

В 2003 году в Грузии в результате Революции роз президентом стал молодой, никому ранее, по крайней мере за пределами самой Грузии, не известный политик Михаил Саакашвили. Не имевший никакого отношения к былой номенклатуре. К «бывшим». И он сумел провести реальные экономические реформы (особенно успешные в части борьбы с коррупцией), и бывшая советская республика под его руководством настолько преобразилась, настолько ушла от «совка», что даже шесть лет правления команды Бидзины Иванишвили не смогли обратить вспять заданный Саакашвили вектор развития. Хотя, судя по публикациям из Грузии, и замедлили его.

Всего полгода назад случилась бархатная революция в Армении. Премьером страны стал Никол Пашинян, также не имеющий никакого отношения к «бывшим», он журналист. Чем дело закончится, пока неясно, но Пашинян проводит реформы и реально борется с коррупцией, преодолевая сопротивление именно «бывших». Поскольку он сам не из них, у него есть и мотивация, и политическая воля к такой борьбе. 9 декабря на внеочередных парламентских выборах в Армении блок Никола Пашиняна «Мой шаг» получил абсолютное большинство — за него проголосовали 70,43 процента принявших участие в голосовании. А бывшая правящая Республиканская партия вообще не прошла в парламент, не преодолев пятипроцентный барьер. Так что теперь в Армении «бывших» нет ни в исполнительной, ни в законодательной власти, и, надо думать, реформы там пойдут, если только Путин потерпит все это «безобразие», тьфу-тьфу.

А в Украине за это время случились уже две революции — Оранжевая в 2004-м и Майдан (Революция достоинства) в 2013-2014 годах — а во власти все те же до боли знакомые лица. Ни одна, ни другая революция не отстранила от власти «бывших». Бесконечно тасуется одна и та же колода, один олигархический клан сменяет другой — вот и все перемены.

Порошенко–Тимошенко — ну какая между ними разница по существу? А Порошенко и Янукович — так даже и физиономической разницы нет. Вот сравните эти два портрета — хоть помещай под ними известную детскую задачку «Найди 10 отличий»!

АР/TASS

Многие простые украинцы просто стонут от тягот жизни — знаю из личных разговоров с людьми, — жалуются, что так плохо они не жили даже при Януковиче, а по опросу, проведенному еще в 2016 (!) году, 34 процента респондентов оценили нынешний уровень коррупции в стране как более высокий, чем до Майдана.

Ну не может, по определению не может — будем называть вещи своими именами — это поколение бывших комсомольцев, пошедших в бизнес, а потом и во власть, подняться над своими комсомольско-олигархическими взглядами на жизнь. Советская еще номенклатурная закваска дает о себе знать. Да просто чуть-чуть оторваться от корыта и уделить внимание насущным проблемам страны — не может. Нужны те, у кого достанет политической воли оттеснить их от кормушки.

Украине как воздух необходимо новое поколение во власти. Молодых людей, которые родились в независимой Украине, без совково-комсомольского опыта, а также навыков и ухваток лихих бандитских 90-х, времени первоначального накопления капитала. Для которых коррупция не естественна, как воздух, не способ существования и выживания — а для которых она неприемлема как уродливое явление в жизни страны.

Что, таких людей нет? Ярких, смелых, молодых, но в то же время уже достаточно опытных? Думать, что нет — среди 40 миллионов — значит быть украинофобом. Конечно, есть. Но система такая заскорузлая и коррумпированная, что она либо блокирует и оттесняет их, либо банально убивает. В качестве примера вытеснения можно привести судьбу Юлии Марушевской, участницы Майдана, а потом начальнике Одесской таможни при губернаторе Саакашвили. Англоязычная газета Kyiv Post, издаваемая в Киеве, назвала Марушевскую «маяком в борьбе государства против коррупции». Но в итоге она вынуждена была написать заявление об отставке. В качестве причины она указала, что произошло «возвращение к ситуации, когда те изменения, ради которых я сюда пришла, невозможно осуществить». То, как обошлись в Украине с самим Саакашвили, вытеснив его как с должности губернатора, так и вообще из страны, я здесь в пример не привожу просто потому, что он не мог бы по конституции Украины претендовать на пост президента. А так, сама по себе история с Саакашвили — самый, пожалуй, показательный пример того, как блокируются и вытесняются в Украине выламывающиеся из номенклатурного болота яркие личности.

ZUMA/TASS

Ну а пример того, как в Украине банально убивают честных и порядочных людей, пытающихся противостоять коррупции, — это недавнее совсем убийство Екатерины Гандзюк, участницы Майдана в Херсоне, работницы исполкома Херсонского городского совета, боровшейся с коррупцией в местной полиции, а также с пророссийскими движениями на Херсонщине. 31 июля прошлого года ее облили серной кислотой у ее дома, через три месяца она умерла в киевской больнице. Заметьте: что Юлия Марушевская, что Екатерина Гандзюк — обе были участницами Майдана. Молодые люди, новое поколение, родившееся в независимой Украине, совершили революцию в 2013-2014 годах, а ее плодами воспользовались… «бывшие». Классическая ситуация.

Возвращаясь к тезису о том, что до 2013 года у Украины было в распоряжении почти четверть века на проведение реформ, пока никакой путинской агрессии не было. Более того, первые 10 лет независимости о Путине вообще никто и слыхом не слыхивал — ни в Украине, ни даже в самой России. А 10 лет — это срок, достаточный не только для того, чтобы модернизировать отсталую экономику. Для сравнения: за 10 примерно лет были в буквальном смысле подняты из руин не только послевоенная Германия, но даже сталинский Союз (по крайней мере, возвращен в довоенное состояние). А не лежавшим в руинах странам восточной Европы и даже трем бывшим советским республикам — странам Балтии — после освобождения из объятий Старшего брата на действенные экономические реформы понадобилось всего несколько лет.

Еще раз: главная проблема Украины — в ней самой. Из российского Мордора ценой невероятных усилий и множества жизней своих граждан она вырвалась, а вот освободиться от собственного Мордора — бессовестной воровской власти, собственных, извините, мордоворотов — не может. Украина напоминает мне искусственный спутник, который кружит вокруг Земли, не в силах придать себе вторую космическую скорость, чтобы оторваться от ее притяжения.

На выборах 2019 года основные «претенденты на престол», имеющие реальные шансы побороться, выйти во второй тур — все из той же номенклатурной колоды, что и 10, и 15, и даже 20 лет назад. Это ли не лучшее свидетельство того, что при всех вроде бы изменениях в Украине (которые действительно есть и значения которых я ни в коем случае не хочу умалять) все-таки по существу, в самом главном — в существе власти — мало что изменилось.

Несмотря ни на какие революции.

Что касается непосредственно президента Порошенко, то мне, честно говоря, просто обидно за человека. У него была уникальная возможность остаться в истории страны реформатором Петром Алексеевичем (Майдан давал ему кредит доверия на самые революционные преобразования), но он предпочел стать очередным временщиком.

Автор — гл. редактор газеты «Рубеж», Нюрнберг, гражданин Украины


Фото: 1. Vasyl Shevchenko/ZUMA/TASS
2. Лидер партии "Батькивщина" Юлия Тимошенко представила свой проект экономического развития Украины.  Zuma\TASS
3. Россия. Москва. 2 марта 2018. Бывший президент Украины Виктор Янукович. Валерий Шарифулин/ТАСС
4. 08.02.2018. Президент Украины Петр Порошенко. Barbara Loschan/Zuma\TASS
5. 04.11.2018. Ukrainian activist dies three months after acid attack. Zuma\TASS












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?