Цензура
01 апреля 2020 г.
Говорить правду в России опасно
7 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ



В России, вопреки классику, говорить правду тяжело и опасно. И становится все опаснее. В Пскове, сообщают местные СМИ, следователи при поддержке спецназовцев, вооруженных автоматами и щитами, пришли с обыском к опасной правонарушительнице Светлане Прокопьевой. После пятичасового обыска ее отвезли в Следственный комитет, где мурыжили еще три часа, после чего отпустили, взяв обязательство являться по требованию следователя. Светлану, журналистку «Эха Москвы в Пскове», обвиняют в публичной поддержке терроризма (очевидно, это обстоятельство и объясняет участие спецназа). Преступление выразилось в том, что, выступая в передаче, посвященной взрыву в приемной ФСБ в Архангельске, Светлана Прокопьева позволила себе сказать, что российское государство «само воспитывает» поколение граждан, которые с ним борются. Мысль вполне очевидная. Если, с одной стороны, силовики последовательно перекрывают возможности для любого легального протеста, а с другой – телепропагандисты демонстрируют, что агрессия является единственной формой утверждения своей точки зрения, то кого-то может переклинить. Но специально подобранные эксперты увидели в этих рассуждениях публичное одобрение терроризма. «Эхо Москвы в Пскове» уже оштрафовано по статье «о злоупотреблении свободой информации» на 150 тысяч рублей из-за той же передачи. Налицо очередной случай расправы под видом судебного разбирательства за неприятную государству точку зрения.

Так получилось, что я видел Светлану Прокопьеву за несколько дней того, как на нее обрушились репрессии. В Сахаровском центре в Москве проходила презентация замечательной книги «Россия и Украина. Дни затмения», посвященной «секретной войне» на Донбассе. В книге собраны статьи, опубликованные в газете «Псковская губерния» в 2014-2017 годах, об этой войне. Фактически это документальное расследование тайного участия в боевых действиях военнослужащих 76-й десантно-штурмовой дивизии, которая является, по меткому замечанию Льва Шлосберга, политика и журналиста, градообразующим предприятием Пскова. Отправной точкой стали события лета 2014-го, когда газета «Псковская губерния» предала гласности факты секретных похорон десантников, погибших на Украине. Журналисты «Псковской губернии» изо дня в день фиксировали глубину падения и начальников, и простых людей. Одни нагло врали, отказывались признавать своих погибших подчиненных, выдумывали позорные версии про то, что военные отправляются воевать на Украину, взяв отпуск и введя в заблуждение командиров. Другие предавали близких буквально на их могилах. «Ответка» прилетела мгновенно – автор разоблачающих статей Лев Шлосберг был избит до полусмерти. Журналисты «Псковской губернии», которых власти и коллеги обвинили в «пляске на костях», подверглись беспрецедентной травле. Главным редактором газеты в те окаянные дни была Светлана Прокопьева. Она же – один из авторов книги. Именно ее перу принадлежит редакционная статья «Сенсация, которой лучше бы не было». Она писала: «Тотальное молчание хранят не только официальные лица, но и родственники, друзья, сослуживцы… Но у тех, кто хочет знать правду, мотивы столь же серьезны. Нам важна судьба нашей страны. Мы не хотим быть втянутыми в войну  со своими соседями». Таким образом газета выполняла главную свою обязанность – сообщать факты, важные для жителей Пскова и области.

В какой-то момент на презентации возникла очень важная (для меня, по крайней мере) дискуссия о месте и роли журналиста в современной России. Его работа в принципе заключается в том, чтобы сообщать аудитории важную для нее информацию. И что делать в ситуации, когда власть откровенно внаглую лжет, ничуть стесняясь, когда ее во лжи уличают. Она просто не  замечает разоблачений. Что делать, когда народ демонстрирует в лучшем случае глубокое равнодушие к правде, а в худшем – активное ее неприятие. Что делать, когда твоя работа мало кому нужна и, более того, приносит одни неприятности – от маргинального существования до угрозы уголовного преследования. Но Россия прекрасна наличием идеалистов, людей, которые в отсутствие рациональных мотивов продолжают говорить правду.  Даже понимая, что при этом они приглашают домой следователей и автоматчиков.

 
Фото: facebook.com/lev.shlosberg












  • Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 

  • Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.

  • Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.
В СМИ
25 МАРТА 2020
Ведомости: Уход Булавинова связан с истечением его годового контракта, который подходит к концу 23 апреля. Оставаться на своей должности журналист не захотел.
В блогах
25 МАРТА 2020
Алексеи Захаров: Для лучшей российской деловой газеты настают последние времена. После смены собственников пришел новый главный редактор, призванный прикончить это издание
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.