Что делать?
29 октября 2020 г.
Разговор в электричке
25 МАРТА 2020, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Вам не кажется, что при обнулении президентских сроков мы по сути  возвращаемся к монархии? Что очередная попытка установить в России республиканскую форму правления опять закончилась неудачей? Ну какая разница между императором и пожизненным президентом с фактически неограниченными полномочиями?

 

Никакой! Ведь важно не как величают сидящего на троне — царь, император, генеральный секретарь КПСС или президент России? Важны его полномочия, отсутствие в стране реального разделения властей — на представительную, исполнительную  и независимую судебную. Важна несменяемость лица на вершине пирамиды власти. Мы знаем, что власть всегда портит, а абсолютная власть портит абсолютно. Народ, отрицающий республику и  жаждущий иметь несменяемого монарха, обречен жить в нищете, терять своих сынов или на каторге в  ГУЛАГе, или на войнах в Сирии, или в Донбассе. Мы, россияне, имеем то, что заслужили.

 

Вы хотите сказать, что восстановление монархии — это воля нашего народа?  

 

А чья еще? Финны что ли этот авторитарный режим нам навязали? Или украинцы? Кто послушно голосует за кандидатов в депутаты, лояльных авторитарной  власти, за назначенных президентом-монархом губернаторов? Кто не готов участвовать в деятельности оппозиционных политических партий? Кто даже не пытается добиться честных выборов, трусливо сидит дома, а порой и участвует в махинациях с голосами? Кто бубнит, что «от нас ничего не зависит» и соглашается жить в нищете? Армяне? Или все же россияне?

 

Ну, армяне добились у себя  смены коррумпированной власти, у них теперь другие порядки, другая жизнь. Как, впрочем, и грузины. Там даже полиции люди теперь доверяют… 

 

А мы общими усилиями восстанавливаем в стране Средневековье. Больше половины россиян жаждет доброго вождя. А те, кто потерял надежду на перемены,  подались на Запад. Из России уехали миллионы самых активных и квалифицированных. Или они собирают чемоданы, ждут, когда кончится пандемия короновируса и вновь откроют границы. Уровень образования у россиян падает, это особенно проявляется в науке и технике, это видно по количеству изобретений и открытий. Печальный факт.  

 

Почему власть на все это не реагирует?

 

Потому что доходы наших власть имущих зависят от экспорта нефти и газа, а не от высокотехнологичных производств. Россия превратилась в сырьевой придаток Европы и Китая. Причин несколько. Во времена СССР в условиях административно-командной системы у руководителей предприятий не было стимулов повышать качество продукции и снижать затраты. Поэтому наша обрабатывающая промышленности оказалась неконкурентоспособной на мировом рынке. Кому нужны были наши Жигули и устаревшие станки?

Другая причина – проводимая нынешним президентом и правительством политика огосударствления экономики, политика раздутых военных расходов. Как результат россияне имеют нищенскую зарплату, меньшую, чем у китайцев и латиноамериканцев. Наш уровень жизни сравним с уровнем бедных стран Африки. Но мы терпим наше «естественное» государство, другого нам не надо. 

 

Вы говорите «естественное» государство. Что это значит?

 

В древности такие монархии, как наша нынешняя, возникали естественным образом. Пока люди жили еще первобытными малочисленными племенами, у них были семейные отношения. Но когда они освоили земледелие и скотоводство, а численность населения выросла, то дружеским отношениям пришел конец. Народы разделились на бандитов и подданных. Ведь в любом обществе есть люди, склонные к насилию. Они и сделали остальных своими данниками, а своего  «пахана» стали величать фараоном, шахом, царем или императором.

Важно, что в таком «естественном государстве» учитывались только интересы «оседлых бандитов» – монарха и его ближайшего окружения. Им надо было защищать свою территорию, захватывать чужую, собрать больше дани с простолюдинов. Они, конечно, допускали определенное развитие хозяйств своих подданных. Это позволяло собрать больше налогов. Но, по сути, на интересы крестьян и купцов им было наплевать. Однако в древности и средневековье люди не знали другой формы организации государств. Впрочем, были  и исключения – Древние Афины и Древний Рим. 

В «естественных» государствах порядки не менялась, даже тогда, когда  у людей менялась религия или насаждалась коммунистическая идеология. Да и сегодня в мире большинство государств – «естественные». Там, как в России, установлены авторитарные режимы власти.

           

А порядки в этих «естественных» государствах связаны с правами  собственности?

           

В «естественном» государстве все права на обладание земельными угодьями принадлежали в Средние века монарху. Он предоставлял помещикам поместья, т.е. участки земли по месту их службы, во временное пользование. Отсюда и слово такое – помещик. Но так было не только при Иване Грозном, но и при Советской власти. Наши люди не были собственниками ни своих  садовых участков, ни квартир, ни тем более кафе или мастерских. Они временно владели ими или управляли по милости партийных чиновников.

 

Но если имущество не твое, то зачем о нем заботиться, зачем приумножать?

 

Вот именно, незачем! Однако государственная собственность во все времена служила опорой авторитарной власти, она была ей нужна. Ведь это кормушка не только для монарха, но и для чиновников всех уровней. А простым людям она приносит лишь низкий уровень зарплат и пенсий…

 

Однако и сегодня многие отдают предпочтение государственной собственности. Говорят, что в ходе приватизации наше общее имущество разграбили…

 

Признаем тот факт, что ничейная советская госсобственность разошлась большей частью по рукам. Одни граждане, более предприимчивые, а нередко и бессовестные, обогатились. А другие профукали такую возможность.

Но учтите, что в любой рыночной экономике лишь небольшая часть предприимчивых людей становится бизнесменами и распоряжается капиталами. У них есть для этого способности. Другие люди работают по найму – учителями, рабочими, врачами. Такова реальность. И попытки через госсобственность сделать всех собственниками заводов и фабрик – не более чем  фантазия. Мы познали это на своем опыте.

 

Действительно, каким образом в СССР гражданам принадлежало  то или иное государственное предприятие? Разве они получали с него прибыль?   

 

Никак нет! Оно было во владении партийной номенклатуры, бюрократии, она имела с него определенную выгоду. Но сделать государственные предприятия конкурентоспособными чиновники были  не в состоянии, у них не было для этого ни стимулов, ни прав. Сказки о преимуществах государственной собственности – мусор в наших головах, наследие марксистско-ленинской коммунистической утопии. Госсобственность надо не только ограничивать, но и держать управление ею под жестким контролем представителей народа – депутатов. Как в развитых демократических странах, где практически нет государственных заводов и фабрик, даже в оборонке. Там люди знают, что госпредприятия неэффективны, они убыточны!

 

То есть все дело в стимулах, в заинтересованности?

 

Потому что директора государственных предприятий, в отличие от акционеров, не заинтересованы в росте  прибыли. В СССР у них не было стимулов повышать качество продукции или производительность труда. Поэтому советские «Москвичи» не шли ни в какое сравнение по качеству с американскими Фордами. Хотя и требовали больше затрат труда на свое изготовление.

 

А в наши дни?

 

Сегодня  гарантированных прав частной собственности в России нет. Можно даже сказать, что в России собственность и власть неразделены: у кого власть, у того и собственность. Права  собственности у нас  условные, зависящие от  лояльности человека власть имущим. Широко известный пример «дело Михаила Ходорковского», получившего срок за критику Путина и лишившегося компании ЮКОС.

Но сегодня в застенках сидят многие тысячи предпринимателей, вся вина которых в том, что они не поделились своей собственностью со власть имущими, не заплатили откаты, взятки. Люди сидят по «резиновым» статьям Уголовного кодекса, допускающим произвол. Дела их часто не доводятся до суда, следователи просто выжидают, когда собственники сломаются и поделятся с ними и их начальниками своими капиталами. То есть власть имущие, если захотят, то сохранят за вами права собственности, а не захотят, то найдут повод ее отнять. Настоящее Средневековье!

Другой пример. Стоимость активов государственной компании Роснефти с 2008 года снизилась вдвое. Она формально находится в нашей общей собственности. Но возглавляется дружком президента Игорем Сечиным, который, несмотря на обесценение компании, получает зарплату по миллиону рублей в день! Вот что значит быть «своим» во власти. А нашим людям до этого дела нет. Они понимают, что госкомпания Роснефть реально им не принадлежат. Поэтому когда правительство проводит сегодня политику огосударствления частных компаний, то оно действует вопреки интересам широких слоев населения, но в интересах коррумпированной бюрократии. Это нам надо осознать.

 

Выходит Путин, говоря об эффективности государственных монополий,  далек от истины?

 

Он плохо знает историю. «Естественные» государства с преобладанием госсобственности, такие как нынешняя Россия, неизбежно проигрывают в экономическом соревновании  с государствами, где гарантированы права частной собственности, где имеет место рыночная и политическая конкуренция. Мы видели это на примере СССР. Мы увидим это скоро вновь.

 

А чем отличаются от наших порядки в Европе?

 

Там «естественные» государства рухнули еще пару столетий назад в  годы революций. Тогда их народы свергли королей и учредили  свои представительные органы власти – парламенты. Важнейшие перемены того времени состояли в том, что эти парламенты поставили под свой контроль бюрократическую вертикаль власти. То есть верх над интересами королевских чиновников взяли интересы народа, его разных слоев, представленных партиями и депутатами в парламентах. 

 

Но если у большинства россиян вся надежда на доброго царя, то как им объяснить преимущества демократии? Особенно, если они сами не хотят заниматься политикой?

 

Можно объяснять на различиях интересов разных социальных групп. Какие интересы у рабочих? Иметь больше зарплату. А какие интересы у предпринимателей? Иметь выше прибыль. Как за счет низкой зарплаты работников, так и за счет повышения производительности их труда. Или роста конкурентоспособности выпускаемой продукции. А какой интерес у чиновника? За редким исключением, набить свой карман и сделать карьеру, получить взятку за госзаказ. Такова природа бюрократии… 

 

Но ведь без чиновников нам не обойтись! Кто-то должен собирать налоги и финансировать строительство дорог?

 

Вот именно, не обойтись. Но надо удержать чиновников от коррупции, надо накинуть узду на их корыстные интересы. Как заставить бюрократию  работать на интересы общества? В разрешении этого вопроса и заключается коренное отличие республики от монархии, от авторитарной власти. 

Если в России сегодня  имеет место диктатура бюрократии во главе с президентом, то в настоящих республиках налицо реальное разделение властей. Там настоящие парламенты, а не наше Федеральное Собрание. Они представляют интересы всех избирателей и, главное, контролируют исполнительную власть, работу чиновников министерств и ведомств. Это и есть важнейшее отличие республики от естественного государства. Там эта функция парламента главная! То, чего в России нет. Принятие справедливых законов парламентами тоже важно, но это уже – второе.

 

А что может заставить депутатов контролировать чиновников?

 

Политическая конкуренция и свобода СМИ. Оппозиционные партии не пройдут мимо выявленных коррупционных сделок чиновников, назначенных правящей партией, придадут их гласности. Это в их интересах, ведь они хотят лишить правящую  партию власти. Но важность пристального контроля над работой чиновников понимают и депутаты от правящей партии, ведь им не хочется лишить свою партию положения правящей. То есть бюрократия в  настоящей республике всегда «в узде». В настоящей республике, а не в РФ! Плюс к этому депутатскому контролю во многих странах Запада введена полная  прозрачность доходов и богатства чиновников. Для них принять откат или взятку – значит, скорее всего, лишиться работы и пойти под суд.

 

Что  мешает нам пойти по европейскому пути? 

 

Непонимание простыми россиянами способа реализации своих интересов. Опросы показывают, что люди осознают их противоречие интересам власть имущих, но не знают, как обуздать корыстные устремления чиновников. Мы все еще находимся в рамках средневековой политической культуры. Но мы знаем, что немцы, французы, американцы живут богаче нас. Это пробуждает интерес к их порядкам.

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

 












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.