КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииО грузинских визах и государственных журналистах

13 ИЮЛЯ 2007 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
expert.ru


Государственные российские СМИ были возмущены: Грузия задержала двух российских журналистов. Журналисты были задержаны то ли в Кехви, то ли в Курта - это грузинские села в Южной Осетии. Глава южноосетинского комитета по информации и печати Ирина Гаглоева заявила, что пребывание журналистов в районе было «абсолютно законным». Российские диппредставители отправились в грузинское СИЗО, куда вроде бы бросили узников свободы слова. Впрочем, тут же оказалось, что журналисты переданы посольству РФ в Тбилиси: и передач носить не надо, и к стенке ставить никого не собираются.

То есть по-простому: российские журналисты въехали на грузинскую территорию, не имея грузинских виз. И их задержали. Кошмар! Произвол! Ти-ра-ния!

Кехви, где задержали журналистов (по другим данным – Курта), начинается на окраине Цхинвали. Так уж Цхинвали устроен. Он с трех сторон граничит с грузинскими селами: Северный фронт – Эргнети, Южный – Кехви, и только Западный фронт в Авневи отстоит от Цхинвали аж на 7 км.

Раньше, во времена Шеварднадзе, в Эргнети был замечательный контрабандистский рынок. С рынка этого, собственно, и кормились и президент Чебиров, и оппозиция. Разница же между властью и оппозицией заключалась в том, что власть получала свою долю отчислений с доставкой на дом, а оппозиция, в лице братьев Тедеевых, приходила с автоматами и забирала что надо.

Потом оппозиция, в лице Ибрагима и Джамбулата Тедеевых, выиграла выборы и помогла стать президентом Южной Осетии Эдуарду Кокойты, а потом отношения у Кокойты с Тедеевыми испортились, и младшего Тедеева застрелили во Владикавказе. Надо сказать, что в истории Южной Осетии все повторяется дважды, потому что предыдущего президента Чебирова тоже
ставил очень влиятельный (и, кстати, очень порядочный для избранного им вида деятельности) полевой командир Валерий Хубулов, и когда Чебиров с ним поссорился, Хубулова тоже застрелили во Владикавказе.

Так что все повторяется дважды, как сказал Гегель, только вот, где комедия, а где трагедия, в Кавказских горах путают.

В общем, Саакашвили рынок в Эргнети закрыл, потому что думал, что власти Южной Осетии без контрабанды встанут на колени, и это было самое глупое, что Саакашвили мог сделать, потому что власти Южной Осетии с контрабанды переключились на российские субсидии.

А контрабанда – это была, так сказать, живая экономическая связь с Грузией, и пока она была, Южная Осетия де-факто находилась в составе Грузии, а де-юре она не могла войти в Грузию уже потому, что для этого надо было подписать с государством Грузия какие-то договоры, а в Грузии государства не было, а был Шевардназде: государство и Шевардназде – две вещи несовместные.

Ну да ладно. С тех самых пор, как в Грузии появилось государство и, появившись, закрыло рынок, на окраинах Цхинвали неспокойно. Это факт. Насилие стало эндемичным. То грузинский полицейский в маске кого-то на посту изобьет, то утром (в отместку за избитого) подорвут мину в грузинском селе, то ночью (в отместку за мину) обстреляют уже осетинский пост, и так далее. Что было раньше, курица или яйцо, и кто первым сказал «мяу», установить не представляется возможным. Просто в регионе до фига оружия. А когда оружия до фига в руках озлобленного и в общем-то не имеющего работы народа, оружие начинает стрелять само.

Это не значит, что в регионе шибко опасно.

Это просто значит, что если ты не хочешь быть задержанным, то надо соблюдать элементарные правила. Например, если едешь в грузинское село, которое контролируется Грузией и, с точки зрения Грузии, Грузии же принадлежит, то звонишь в грузинский МИД или МВД, и получаешь грузинскую визу — или даже не получаешь, потому что это Кавказ, всеобщее гостеприимство и всеобщий бардак. Но звонишь.

Ведь когда, например, едешь на Аляску, то приходится брать американскую визу. Можно приехать на Аляску и снять репортаж о чем угодно: о том, как на Аляске линчуют алеутов и что она вообще принадлежит России. Но если визу не возьмешь, на Аляску не въедешь.

И через любой пост,  что в Эргнети, что в Кехви, — в любом направлении без документов не проедешь, потому что это квазивойна, это вооруженные люди, это грузинские полицейские, замотанные в шерстяные маски, это бесконечная нервотрепка, выстрелы ночью, бойцы в траншеях и вообще черт знает что.

И еще маленькая история.

Есть в Южной Осетии такой заключенный – Алан Парастаев. Это бывший южноосетинский чиновник, у которого случился личный конфликт с президентом республики. В результате в тюрьму сначала сел сын Парастаева, а потом, накануне всенародных единодушных перевыборов президента Кокойты, Алана Парастаева показали по телевизору. Парастаев признавался в том, что за деньги проклятых грузин хотел устроить покушение на Кокойты.  Взгляд у Парастаева был при этом отсутствующий, речь странная, а снимки разных частей г-на Парастаева, превращенных в сплошной сизый синяк, потом ушли в интернет. Уж не знаю, что там с Парастаевым делали, — ходят упорные слухи, что ему сказали, что если он выступит с этой речью, то сразу после выборов отпустят его и сына. Не отпустили, вестимо.

Я вот о чем. Когда родные Парастаева стали стучаться в России во все двери, то им ответили:  обращайтесь к властям Грузии, потому что Алан Парастаев сидит на территории, юридически принадлежащей Грузии.

Так вот не могли ли бы соответствующие российские ведомства сказать государственным журналистам то же, что они сказали несчастным родным Парастаева: что Россия юридически признает Южную Осетию территорией Грузии и что для поездки на территорию Грузии нужна грузинская виза?
Обсудить "О грузинских визах и государственных журналистах" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Второй урок для Грузии // СЕРГЕЙ ШКЛЮДОВ
Грузинский гамбит // СЕРГЕЙ ШКЛЮДОВ
Саакашвили важно, чтобы выборы были признаны легитимными // МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ
Выборы, которые нельзя выиграть // ВАДИМ ДУБНОВ
Революция over // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ
Реконструкция // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Холодненькая войнушка // МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ
Будет ли новая война с Грузией? // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Очень удобный заговор // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Опять кавказская война // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ