КОММЕНТАРИИ
В экономике

В экономикеДоктора вызывали?

28 ИЮЛЯ 2008 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
alpmontazh.biz/ej.ru
На прошлой неделе на совещании в Нижнем Новгороде премьер Путин обрушился с критикой на компанию, наносящую своей деятельностью ущерб российской экономике.

Этой компанией оказалась отнюдь не «Байкалфинансгруп», купившая «Юганскнефтегаз» на безальтернативном аукционе за кредит, предоставленный ей государством. И не компания «Ганвор», которая принадлежит другу премьера Путина и получает 70 млрд дол. годового дохода от экспорта российской нефти. И не компания «Росукрэнерго», право которой поставлять газ в Украину по непрозрачным схемам беззаветно отстаивают российские чиновники на самом высоком уровне.

Ею оказалась компания «Мечел», уличенная в продаже сырья за границу по ценам в два раза ниже внутренних. Владелец компании, Игорь Зюзин, не явился на совещание, сославшись на болезнь. «Конечно, болезнь есть болезнь», — отметил премьер и посоветовал владельцу «Мечела» поскорее выздороветь. «Иначе к нему доктора придется послать и зачистить все эти проблемы».

Обещание Путина прислать Зюзину доктора обошлось г-ну Зюзину в 5 млрд дол. — именно на столько в тот же вечер рухнула капитализация «Мечела» на Нью-Йоркской бирже.

Причина, по которой именно «Мечел» вызвал недовольство премьера, такова. Крупнейшие российские металлургические гиганты, в частности, Новолипецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты, закупают уголь на стороне и, как следствие, во время резкого роста цен заинтересованы в долгосрочных контрактах на поставку угля.

«Мечел», который поставляет им уголь, компания углеизбыточная и поэтому заинтересована в спотовых контрактах на поставку угля, которые позволят ей максимизировать прибыль от продаж, а при случае использовать дефицит угля как рычаг для получения контроля над мелкими заводами (например, Губахой).

Понятно, что такие гиганты, как НЛМК и Магнитка гораздо ближе к Кремлю и, особенно, к вице-премьеру Сечину, который теперь курирует промышленность. Именно Сечин, при активном участии металлургических гигантов, и готовил вызвавший такой резонанс доклад.

Обращает на себя внимание, что это — уже вторая попытка прямого вмешательства премьера Путина в экономику. Неделю назад его недовольство вызвали высокие цены на авиационный керосин. Если раньше, во время президентства, президент Путин всячески подчеркивал, что «дело ЮКОСа» — это исключение, то теперь, похоже, премьер Путин дает всем понять, что экономикой он намерен руководить в ручном режиме.

«Мечел», который еще на прошлой неделе стоил около 15 млрд дол., недавно выложил около 2,5 млрд дол. за контрольные пакеты двух крупных угольных компаний — «Якутуголь» и «Эльгауголь» — победив при этом государственную АЛРОСУ. «Якутуголь» эксплуатируется давно. «Эльгауголь» — это просто кусок тайги, для освоения которого нужно несколько миллиардов долларов. 

Очевидно, что в ближайшее время компании, заплатившей на открытом аукционе деньги за еще не работающие активы, будет трудно привлечь средства на их разработку. Если «Мечел» обанкротится, а активы его будут проданы за бесценок, акционеры «Мечела» (а напомню, что компания прошла IPO и акции ее котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже), вполне могут подать на премьера Путина в суд города Нью-Йорка.

И если акционерам ЮКОСа при подаче подобного иска еще предстоит доказать, что именно Владимир Путин или Игорь Сечин виноваты в их бедах, то тут все налицо. Трудно представить себе Джорджа Буша, угрожающего «прислать доктора» Биллу Гейтсу. Так в свободном мире не говорят с бизнесменами. Так говорят паханы с накосорезившим коммерсантом. Обычно доказательства таких угроз добывают оперативным путем, обмотав себя микрофонами. Здесь угрозы прозвучали прямо по телевизору.

Один вопрос — во сколько обойдется эта история «Мечелу». Но, на мой взгляд, куда интересней другое — во сколько она обойдется Магнитке и Липецку. Произошедшее является классической иллюстрацией поговорки: волка на собак в помощь не зови. Металлургические гиганты обратились к вице-премьеру Сечину, чтобы помочь ему бороться с инфляцией путем принуждения «Мечела» к долгосрочным контрактам. Общее падение рынка уже стоило российской стальной отрасли куда больше, чем потери от спотовых контрактов, по которым продавал уголь Зюзин. А ведь ретивые чиновники сейчас будут проверять всех, не только «Мечел». Это так всегда с чекистами и бандитами: если просишь их об услуге, окажут они услугу или нет — неизвестно, а вот должен им будешь наверняка.

Но самое интересное — во сколько обойдется эта история премьеру Путину. Дело не в том, что бизнес начнет говорить что-то в защиту «Мечела» — тут ни у кого иллюзий нет. Бизнес будет рвать от «Мечела» куски, и рот его будет занят. Но ведь «Мечел» наверняка побежит за защитой к президенту Медведеву, и нет никаких причин, по которым президент Медведев не предоставил бы ему защиты. Если с «Мечелом» ничего не случится, а цены на авиабилеты не понизятся, это будет значить, что премьер Путин не может регулировать цены ни на авиакеросин, ни на коксующийся уголь.

А это очень плохо, когда премьер каждую неделю посылает доктора, а доктор все не приезжает. Так быстро можно скатиться и до уровня премьера Фрадкова, который каждую неделю устраивал разнос то Грефу, то Кудрину, но почему-то сделать с ними никогда ничего не мог.

Обсудить "Доктора вызывали?" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Металлургия нуждается в господпорке // ВЛАДИМИР ВОЛКОВ
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Живет такой парень // ВЛАДИМИР ВОЛКОВ
Миноритарий, плитка и сероводород // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА