КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеО плавающих, путешествующих

11 ИЮЛЯ 2009 г. НИКИТА КРИВОШЕИН

или О том, как российские налогоплательщики могут помочь своим соотечественникам

 

В конце июня в Брюсселе на совещании, посвящённом соотечественникам в странах Европы, собрались: митрополит Марк Берлинский (Зарубежная церковь), епископы Феофан Берлинский, Симон Бельгийский, множество клира, настоятели приходов РПЦ в Европе, зампредседателя ОВЦС МП протоиерей Георгий Рябых; были представлены фонд «Русский мир» и парижская ассоциация Движения за поместное православие русской традиции (ОЛТР), присутствовали малость мирян и я.

Два дня выступлений не по бумажке, многочасовая, без самоцензуры, дискуссия привели к согласованию обстоятельного Коммюнике. В нём упоминается и о желательности финансового участия РФ в окормлении постсоветских православных, оказавшихся «за бугром».

Именно эта часть Коммюнике удивила и даже рассердила некоторых "антиклерикально" настроенных авторов российских электронных СМИ, в последнее время приумножившихся среди российской интеллигенции. То и дело приходится читать, что РПЦ — это КПСС сегодня, что (не утрирую) патриарх Кирилл не только табакоторговец, но и как бы перевоплощение М.А. Суслова, Великого инквизитора превращенной в послушный инструмент церкви. Что Синодом заключён тайный конкордат с Кремлёвской администрацией, на основе которого губернаторы будут возжигать костры для затравленных вольтерианцев (которые прежде наверняка выплачивали ежемесячные взносы в ВКП/б/-КПСС). Ну а школы будут засорять мозги гимназистов баснями об Адамовом яблоке и о том, что свобода не «осознанная необходимость», а просто вольный выбор между добром и злом.

Читая тексты адвокатов бескомпромиссной светскости государства, трудно отделаться от ощущения, что ими руководит отнюдь не рацио, а некое эмоциональное раздражение, вызванное внезапным появлением на общественной арене людей с другими, воспитанными не только журналом "Безбожник" взглядами. Между тем, глухая искусственная стена, воздвигнутая в послереволюционные годы между религией и всем остальным миром, начинает потихоньку рушится. В Европе остов этой стены тоже многим застит глаза — там это последствия "передового" Нового времени, но совершенно очевидно, что Россия вышла победительницей в соцсоревновании за передовую секуляризацию и ей далеко, скажем, до Испании, еще совсем недавно пестуемой священниками-интегристами.

Тем, кто сулит возврат России к ненавидимой В.И. Лениным «поповщине», не надо забывать, что и в Соединенном королевстве англиканство — государственная религия и акты гражданского состояния ведутся в основном приходами. Что ещё три года назад в удостоверениях личности граждан Эллады указание вероисповедания было обязательным. Что германский налогоплательщик обязан выбрать, какой конфессии он перечисляет свой церковный налог (а если он человек неверующий, то его налог пойдёт гуманитарной организации). Что даже в яростно отстаивающей свою светскость Франции государство не брезгует нанимать на службу православных клириков, если в таковых имеется надобность: так, иеромонах Алексий (Дюмон, РПЦ) за небольшую мзду от французского государства окормляет немалое число православных контрактников, завербовавшихся в Иностранный легион (его паства — молдаване, белорусы, сербы и россияне).

Во Франции есть и тюремные капелланы, духовники гимназий и больничные священники. Их статус прописан законодательно и ни в чём не умаляет отделения церкви ни от государства, ни от школы. Наконец, на  зелёных денежных знаках страны, ставшей эталоном народовластия в глазах многих российских оппозиционеров, не только «следы грязи и крови», но и крупно написано «Мы верим в Бога».

Если бы не вето Ширака (он считает, что корни нашей цивилизации скрыты в первобытном искусстве тихоокеанских островов), в будущей конституции Европейского Союза упоминались бы «христианские корни европейской цивилизации». Принятие этого документа заторможено ирландцами, но фраза «о христианских корнях» может вскоре вернуться в новый Европейский договор. В этом случае московским молитвенникам светскости и секулярности есть куда обратить взоры!

Если же вернуться к опасениям секуляристов, что доля их кровных окажется перераспределённой в православные приходы за границей, попробую их утешить.

На днях разговорился с двумя украинцами и волжским татарином, занятыми на полевых работах. Вечером ужинал в ближайшей пицерии, одну из официанток зовут Вика, мать ее из Донецка, Вика имеет двойное гражданство, свой язык почти забыла, а новый еле выучила. Не сказать, что выглядит счастливой, могу допустить, что встреча с общиной русского храма была бы ей очень кстати.

На дверях и заборах православных храмов, и более нигде, вот уже лет 20 тянутся метры записок типа: «40-летняя женщина с двумя дипломами ищет любую работу», «квалифицированный переводчик на все языки — звонить...», «ремонт квартир, уход за пожилыми... знакомства...». И духовенство, и старая эмиграция из «недобитого сословия» пытались положить конец этим стихийным биржам труда, но довольно быстро осознали — это всё равно что отпихивать нуждающегося.

Выброшенные бедностью, погрузившиеся в неизвестность, ради призрачной надежды встречаются эти несчастные около храмов, которые для них и клуб, и собес, и касса взаимопомощи, и неотложка. Чаще всего эти горемыки и не подозревают, что на свете существует текст, начинающийся со слов «Отче наш...». У устроенной молодежи с духовными поисками свой маршрут в храм, своё «сетевое общение».

 

Обратиться в консульские отделы посольств там, где они есть, приезжим не всегда сподручно — многие из них в такой же степени нелегалы, как таджик-строитель в русских столицах. А в консульствах трудятся государственные служащие, редко кто из них филантроп по призванию. Свою задачу они выполняют: визово-паспортное обслуживание, административное и юридическое содействие, ведение актов гражданского состояния и т. д. Работа у них напряжённая, ждать от них душеспасительных разговоров, помощи в трудоустройстве или лечении не приходится. Конечно, в европейских столицах есть российские культурные центры: там показывают кино и празднуют 12 июня, но их сотрудникам тоже не до того, чтобы слушать о заботах и горестях.

По собственному опыту знаю, что очень большое количество россиян вне страны спонтанно собираются вокруг православных храмов. Часто приход становится для них единственным помощником.

В знакомой мне Трёхсвятительской церкви, в Париже, постепенно появились кружки по освоению французского, консультации по социальным вопросам, помощь в трудоустройстве. Всё это происходит помимо естественной для прихода катехизаторской работы, воскресных школ, летних и зимних лагерей, кинопросмотров, конференций, паломнических поездок, кружков по изучению иконописи и богословия.

Неужто соотечественники-агностики в России, те, кому не безразличны судьбы своих бывших сограждан, не согласятся с тем, чтобы малая доля их податей тратилась на частичное финансирование программ, упомянутых в Брюссельском коммюнике?

Париж

Фотографии предоставлены автором

 

Обсудить "О плавающих, путешествующих" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Энтео как вызов православию // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
«Торфянка» идет в наступление // БОРИС КОЛЫМАГИН
В СМИ //
Холодное лето 2015 года // БОРИС КОЛЫМАГИН
О верности и надежде // БОРИС КОЛЫМАГИН
«Торфянка» и атеизм // БОРИС КОЛЫМАГИН
Храм вместо соловьев. Не все согласны // ОЛЬГА МЯЭОТС
Суд им давно готов // БОРИС КОЛЫМАГИН
Москва далеко, а Лукашенко близко // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Итоги года. РПЦ: посреднические услуги на возмездной основе // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК