КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеПорядок вещей

1 ОКТЯБРЯ 2009 г. ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ

 

РИА-Новости
О «казусе Подрабинека» не только много уже написано, но еще больше будет — раз «Наши» подали в суд, то, видимо, этот «обезьяний процесс» состоится.

 

Но есть один момент, о котором, по-моему, никто не сказал.

Встаньте на Ленинградском (!) проспекте на центральной зеленой полоске.

Посмотрите направо и налево.

Громадное здание под громадным красным флагом с серпом/молотом — отель «Советский», Ленинградский, 32.

Строго напротив — небольшая шашлычная, без всякого флага. Название «Антисоветская» ТРЕБУЕТСЯ без малейшей идеологической подоплеки, просто по законам симметрии: дом 32 — дом 23! Ровно поэтому (ну и с некотором добродушным приколом) народ так ее всегда и называл, с момента ее основания, по-моему, аж в 1960-е годы. И говорили «антисоветская» совсем не диссиденты — их столько сроду не было, — а самые обычные советские граждане. Я сам в ней встречался не раз с разными знакомыми, никто ее иначе не называл… Так ее, разумеется, и сейчас зовут, и звать будут — тут уж никакие запреты не помогут.

Но что любопытно.

В 2009 году в Москве название «Советский» воспринимается всеми абсолютно спокойно (что-то не слыхал о требованиях сменить его как «оскорбляющее чувства граждан, негативно относящихся к советскому периоду нашей истории»), равно как и громадный флаг, привлекающий внимание. А официальная вывеска «Антисоветская» воспринимается людьми добродушными как прикол, а людьми «недобродушными» — как нестерпимое вольнодумство! Снять и запретить. Что и сделали.

То есть слово «советская» оценивается куда легитимнее, чем «антисоветская».

Я не испытываю желания по этому поводу рвать рубаху и молоть кулаками… по воздуху или по собственной голове, ибо больше своими кулачками достать НЕКОГО.

Но интересно разобраться, в каком ландшафте мы живем.

Я написал: «название воспринимается».

Но ЧЬЕ это восприятие: громадная «Советская» — норма, а маленькая «антисоветская» — антинорма?

Теперь мы можем не гадать, а точно зафиксировать.

Так оценивают ситуацию активно политизированное меньшинство общества («ветераны Долгих») и ВЛАСТЬ в лице префекта-капиталиста Митволя. Противоположное активно политизированное меньшинство («ветераны Подрабинека») — это вечные диссиденты, при той и этой власти. Ну а огромному «молча жующему большинству» это, естественно, глубоко по барабану — лишь бы кормили, да по вменяемой цене, а шашлыки бывают только «съедобными» или «анти». Впрочем, это большинство всегда и во всех странах механически принимает моды — в том числе идеологические, — которые ему спускает та или другая элита.    

Но почему же решающий арбитр — власть бюрократов-миллионеров — твердо заняла сторону «Советской»? Как ни крути, а страна-то скорее антисоветская: частная собственность, открытая страна, да и советы "как жить" никто никому давно не дает — живите как хотите, только платите!

ИНСТИНКТ. Инстинкт своей ЛЕГИТИМНОСТИ.

«Начальники всех времен — соединяйтесь!» Сюда — Невский, Иван, Петр, Александры с Николаями, Ленины, Сталины и Брежневы… «А вас, Горбачев с Ельциным, я попрошу остаться — по ТУ сторону двери!» Да-с, в кругу охранителей нам разрушители (хотя бы и невольные, хотя бы только по названию и обстоятельствам) — лишние. 

Легитимность каждого есть условие легитимности всех. И наоборот.

Временная Вертикаль едина и неделима — на вершине ее всегда власть СЕГОДНЯШНЯЯ, а фундамент составляют власти вчерашние.

Так оно и во всем мире устроено: власть во всех стабильных странах (а Россия сейчас несомненно такая страна) держится не на штыках, а на традициях.

Только традиции у всех — разные.

И хотя сама Вертикаль в России ломана-переломана, рублена-изрублена, но нынешняя вполне АПОЛИТИЧНАЯ ВЛАСТЬ и занялась сколачиванием да склеиванием всех этих обрубков. Ей — нынешней — это делать легко. Она — равноудаленная от Романовых и Ульяновых. Вернее, равноблизкая ко всем.

Общий знаменатель и примиритель — сама Вертикаль. Сама ИДЕЯ власти, идея ДЕРЖАВНОСТИ.

Так что зря говорят, что власть сегодня «совковая». Власть сегодня — «обобщенно-российская», ОБЩЕДЕРЖАВНАЯ.  

На этот шампур советская тухлятина нанизывается абсолютно естественно, «сама лезет». А «антисоветчина» так же естественно — отторгается. Ведь такой ВЛАСТИ не было — из-ви-ни-те! А кроме ВЛАСТИ у нас не было — ни-че-го-с. Голая площадь и посредине — Вертикаль. Один отрезок которой надстраивается над другим. И если власть даже начинается по-другому, в нашем магнитном поле она все равно липнет к Вертикали и принимает ее форму. А всякая политическая организация вне Вертикали (например, «антисоветчики») нелегитимна — если смотреть с Вертикали. Не по содержанию своих идей, а просто потому что — вне Вертикали.

Такой уж у нас исторический шашлык, ничего не попишешь!

Невкусно? Объявляйте историческую голодовку… Насильно кормить не будут — свободная страна.

Но — «других шашлыков у меня для вас нет».

 

P.S. Жаль, что блеяние козлов сделало неудобным спор с г-ном Подрабинеком по существу…

И все же одно скажу.

«Да, тех, кто боролся с нацизмом, стоит уважать. Но не защитников советской власти», — пишет Подрабинек.

Извините, не понял.

Десятки миллионов людей были призваны в Красную Армию или пошли в нее добровольно. Их политическими взглядами как-то забыли поинтересоваться — раздали винтовки (а кому и не дали), погрузили в теплушки и отправили на фронт. Они воевали, кто храбро, кто нет, кто умело, кто нет, кто несколько лет, кто несколько часов, были поступки благородные, были подлые, кто-то делал военную карьеру, кто-то безвестно погибал. Но своими жизнями и кровью все они — чего бы каждый из них субъективно ни хотел — спасли Советскую власть, Сталина, НКВД, колхозы, государственную независимость России, право русских говорить на своем языке, а не учить и выполнять немецкие команды в качестве «унтерменшей», жизнь евреев и еще многое-многое другое. Защитить что-то одно отдельно от другого по реальным условиям того времени было очевидно невозможно.

Ну а кто-то сбежал к немцам, чтобы шкуру спасти, а кто-то — чтобы «под руководством немцев» создать «свободную Россию унтерменшей», без Сталина, НКВД, коммунистов, без русской государственности, без евреев и без Советской власти. И тут тоже — ничего разделить нельзя.

Так кого «стоит уважать», г-н Подрабинек?

А уважение к тем диссидентам, кто (как сам Подрабинек) в мирное время осознанно пострадал за свои убеждения, у многих людей есть. Только ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ уважение к ним и к ветеранам войны никак не противоречат друг другу. 

Фотография РИА Новости

Обсудить "Порядок вещей" на форуме
Версия для печати