Люди
09 декабря 2022 г.
Сталин и общественная польза

ТАСС

Кажется, что дискуссия о Сталине изрядно всем надоела. Стороны ходят по кругу (и я в том числе, признаю), не в силах вырваться из коллективно сочиненных парадигм. Но когда кто-то снова подливает бензинчик (в данном случае подлил мэтр Генри Резник), то выясняется, что ничего не закончилось, никто никому ничего не доказал и тема эта по-прежнему болит, хотя и несколько странно, так сказать, «стыдною» болезнью.

Ну, сами посудите: Сталина давно нет, он умер 64 года назад, из гроба явно не встанет. Никто вроде не сталинист (кроме совершеннейших маргиналов или троллей, ненавидящих демократов и либералов). Не очень понятно, что такое «сталинизм сегодня», поскольку все клянутся в наличии здравого смысла и верности цивилизованному праву. Кроме того, сегодня вроде не казарменный социализм, а плохонький, но капитализм. Откуда же лезет тогда к нам этот Сталин?

Сама история с Генри Марковичем и его визави, ректором МГЮА Виктором Блажеевым, показательна. Она немножко смахивала бы на комедию, не имей последствиями большую и нервную дискуссию. Подозреваю, что Генри Маркович вообще-то захотел как-то красиво уйти из Академии, а тут повезло. Одновременно ректору Виктору Блажееву пришла совершенно постмодернистская идея раскопать в подвале мемориальную табличку, сообщающую, что в этих стенах в 1924 году состоялся доклад ненавистного многим диктатора. Итак, он эту табличку почистил рукавом и к стенке присобачил, на основании постановления Совета министров РСФСР от 30 августа 1960 года №1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР». То есть как бы сильно запоздало (на 60 лет) выполнил решение давно уволенного правительства из несуществующей страны. Смешно. Тот же троллинг.

Как бы я поступил, будь я Генри Марковичем. Скорее всего покрутил бы пальцем у лба и решил, что Виктор Владимирович Блажеев того, решил повыпендриваться. Как поступил Генри Маркович? Он поступил хуже. Или, вернее, лучше. Он громко хлопнул дверью и произвёл возгонку вопроса в медийные сферы. К самой возгонке нет претензий — публичные люди и должны заострять внимание на политически значимых проблемах. Но претензии есть к тому, что следом за этим сталинисты и квазисталинисты начинают форменным образом издеваться над демократами и либералами. Скажем больше, они буквально «делают» их на раз-два.

Как это происходит нам продемонстрировал диалог президента движения «Союза правых сил» Леонида Гозмана и декана Высшей школы телевидения МГУ им. Ломоносова Виталия Третьякова. А давно ведь замечено, что циников путинской эпохи (Третьяков как раз такой циник, великолепный экземпляр) — эпохи дистанционных бомбежек ради антитерроризма — бесполезно прошибать жертвами сталинской эпохи. Как и бесполезно в этом случае давить на жалость. Они совершенно безжалостные люди. Они же уцелели, поэтому жмут плечами и отвечают: а что вообще Кутузов, Жуков людей на смерть не посылали? Посылали! Разве любой правитель от Ришелье до Путина не вынужден идти на жертвы (чужие) ради общественного блага? Сталин же — бла-бла-бла — взял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой, выиграл такую большую и страшную войну с Гитлером и подписал Ялтинские соглашения, выдвинувшие его в мировые лидеры, а державу — в четверку смотрящих за миром. Нет, конечно, мы не одобряем расстрелы в подвалах при включенном двигателе грузовика и мор в ГУЛАГе от отсутствия еды, мы ж не звери, но взвешенно и объективно подходим к истории нашей страны, с учетом, что «время было такое», а результат в любом случае — ОБЩЕСТВЕННОЕ БЛАГО.

И вот на это «общественно благо» наши публичные демократы и либералы попадаются, как караси на крючок.

«Вы же не против своей страны? — Нет, упаси Бог, мы не против своей страны. — Вы цените подвиг нашего народа во Второй мировой войне? — О, мы молимся на подвиг нашего народа во Второй мировой войне. — Вы отрицаете великие свершения? — Нет, мы не отрицаем великие свершения, мы в совершеннейшем восторге от великих свершений. — Так какого же хрена вы вычленяете отсюда товарища Сталина?»

Вычленить Сталина отсюда не-воз-мож-но! И именно поэтому 86% невесть где подобранных ВЦИОМом респондентов ставят Сталина на первое место. Шах и мат.

Однако все это, безусловно, результат подтасовки. Истинная проблематика в другом. Не про репрессии и свершения, которые подчас свершаются от безысходности и, естественно, не перевешивают репрессии, а про цивилизационный путь страны. С демократией или с диктатурой? С правом или с «начальник, как прикажете?» Очень простая ведь развилка, не требующая привлечения обильного исторического материала.

И, конечно, это вопрос общественного блага, но заостренный философски и этически. Хорошо ли спится детям палачей и готовы ли мы считать общественным благом гипотетическое счастье будущих поколений ценой несчастья ныне или раньше живущих? Я лично не готов. Как не готов и страну, которая делает выбор в пользу диктатуры, считать своей и восторгаться ее «выигрышами». Об этом надо говорить прямо, не ловясь на ложную патетику. Ким Чен Ын вот тоже взял страну с атомной бомбой и оставит, судя по всему, с ней же, но где и кому тут общественное благо?

Впрочем, сегодняшний неосталинизм ставит и еще один важный вопрос, про который мало кто знает и говорит. Это вопрос незаконченной революции.

Дело в том, что та великая русская революция, о которой сегодня все несколько забыли, но столетие которой каким-то образом все-таки будут отмечать в этом году, она несла на своих крыльях еще и утопию. Проект государства-фабрики-корпорации с единым планом и единым военно-чекистским управлением из центра, а также гражданами — дисциплинированными военнообязанными служащими этой фабрики. Причем утопия эта, как ни странно, прижилась в массах, не вполне, видимо, преодолевших синдром «крепостнической скрепы» и по этой причине с воодушевлением воспринявших распределительный идеал справедливости, нормированной сверху. Однако уже Ленин, кажется, понял всю нереализуемость своей мечты на практике, поскольку не все в России (и прежде всего интеллигенция и высокопрофессиональные кадры) согласились мириться с неокрепостничеством. Все дальнейшие директора корпорации «СССР-Россия» после Ленина, собственно, решали, что делать с этой утопией дальше, как и чем закончить неудачную революцию.

В этом смысле сталинизм исторически предъявлял себя как наиболее утрированную презентацию ленинского проекта, показавшую как потенциал государства-корпорации, так и ужасные последствия такого социального устройства. Что возникало в дальнейшей — это модификации. От хрущевской развинченности «на сталинской фабрике» до андроповского технократизма («пригласим-ка инженеров, они нам снова все наладят»). Горбачев решил, что демократизм и человеческое лицо руководству корпорации не помешают, а Ельцин провел приватизацию в цехах и единственный, кто чуть ли не отменил сам проект. Однако Путин на волне ресентимента и тоски по прошлому в общих чертах восстановил проект в постандроповском варианте, и получилось чудо-юдо: нефтегазовый неосталинизм с как бы рынком, парламентом и партиями.

Возможно, это последняя и окончательная реинкарнация нежизнеспособной утопии. Дальше, очевидно, будет только проедание будущего и финал революции 17-го года, банкротство и окончательный демонтаж «русского проекта». Но именно поэтому ему изо всех сил сопротивляются вельможи, третьяковы старого режима, — ведь они вынуждены будут уйти вместе с режимом. Только поэтому они вдруг «обнаруживают» в сталинизме положительные моменты и общественную пользу.


Фото: Россия. Москва. 1 апреля 2017. Участники ежегодного Московского фестиваля татуировки. Валерий Шарифулин/ТАСС












  • Аббас Галлямов: ...народ уже начал осваивать политический язык, на котором говорит либеральная интеллигенция. По-другому и быть не может. Язык властей людей уже не устраивает.

  • Коммерсант: Сокуров предложил «отпустить» из России регионы Северного Кавказа, глава государства назвал эти слова непозволительными. После ...режиссера предупредили о поступающих в его адрес угрозах.

  • Дмитрий Петров: когда политический протест парализован посадками, избиениями и запугиваниями, миссию "говорения с улыбкой истины царям" и "голоса совести" исполняют люди искусства.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Умер Геннадий Бурбулис, менеджер и политик
20 ИЮНЯ 2022 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Геннадий Бурбулис пришел в политику, как и многие другие демократы, из организованного им дискуссионного клуба. Отличие было в том, что клуб находился в тогдашнем Свердловске, в котором главным героем был Борис Ельцин. И на правах земляка доцент философии Бурбулис вошел в ближний круг Ельцина, которому тогда нужен был политический менеджер без собственных больших амбиций (которые были тогда и у Юрия Афанасьева, и у Гавриила Попова).
Умер Владимир Жириновский
6 АПРЕЛЯ 2022 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Владимир Жириновский был политиком, который сочетал в себе качества публичного политического деятеля, в течение трех десятилетий эффективно использовавшего медийный ресурс, и партийного организатора, создавшего мощную электоральную машину. Она включала в себя и региональные структуры, и финансовое обеспечение благодаря выстроенным отношениям со спонсорами (при пунктуальном выполнении лидером партии своих обязательств перед ними, что в политике случается не всегда), и успешное взаимодействие с государственной властью (Жириновский, единственный из лидеров партии парламентской оппозиции, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством»; первую степень он получил в прошлом году). Понятно, что адекватной замены в ЛДПР ему нет и быть не может.
Прагматики с большой дороги
17 ДЕКАБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В последние дни четверо граждан России возвысили свой голос против диктатуры. Речь актрисы Лии Ахеджаковой на вручении премии «Звезда театрала». Нобелевская лекция Дмитрия Муратова. Манифест режиссера Сокурова, брошенный в лицо Путину. Речь Дарьи Навальной перед депутатами Европарламента на вручении Премии имени Сахарова Алексею Навальному. Четыре очень разных человека. С разным жизненным опытом и разной жизненной историей. Находящиеся в очень разных жизненных обстоятельствах. Понимаю, что сравнивать их слова трудно и, наверное, не надо бы, но как не сравнивать, когда эти речи прозвучали подряд...
Прямая речь
17 ДЕКАБРЯ 2021
Аббас Галлямов: ...народ уже начал осваивать политический язык, на котором говорит либеральная интеллигенция. По-другому и быть не может. Язык властей людей уже не устраивает.
В СМИ
17 ДЕКАБРЯ 2021
Коммерсант: Сокуров предложил «отпустить» из России регионы Северного Кавказа, глава государства назвал эти слова непозволительными. После ...режиссера предупредили о поступающих в его адрес угрозах.
В блогах
17 ДЕКАБРЯ 2021
Дмитрий Петров: когда политический протест парализован посадками, избиениями и запугиваниями, миссию "говорения с улыбкой истины царям" и "голоса совести" исполняют люди искусства.
Противоестественный отбор
15 ДЕКАБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
230 лет назад в США вступил в действие Билль о правах — десять поправок и дополнений к Конституции 1787, законодательно закрепивших основные гражданские права (свобода совести, слова и печати, собраний и ношения оружия). А в России сегодня 15 декабря — день памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей. А еще в Страсбурге сегодня состоится церемония вручения премии Европарламента имени академика Андрея Сахарова. Эту главную правозащитную награду Европейского союза за свободу мысли должны были вручить Алексею Навальному, но вместо него премию получит его дочь Дарья, поскольку лауреат Навальный находится в тюрьме.
Прямая речь
15 ДЕКАБРЯ 2021
Николай Сванидзе: ...сейчас для журналистов в России опасностей очень много – но для свободных журналистов, независимых, а вот для лоялистов опасность нулевая. 
В СМИ
15 ДЕКАБРЯ 2021
РБК: «Присуждая премию Сахарова Алексею Навальному, мы признаем его безграничную храбрость и подтверждаем непоколебимую поддержку Европарламента [в отношении] его немедленного освобождения».
В блогах
15 ДЕКАБРЯ 2021
Andrey Nplusi: Какой контраст: сытые европейские бюрократы и слова Даши Навальной: "Моя идеальная Россия - это страна, где можно выступать против правительства и не быть за это посаженным в тюрьму"