Итоги года
06 декабря 2022 г.
Итоги - 2021. Интервью с собой



Иногда на острые ответы решается только внутреннее «я».

– Давайте о традиционном. Так каковы итоги?

– Положим, про итоги все и так догадываются. Но я вам скажу такую вещь: в середине 90-х я спорил со своим товарищем, который прямо входил в самое горнило российской власти, причем не просто входил, а со своей идеей строительства нового государства. Я не хочу сейчас называть его фамилию, но только чтобы не переключать внимание на личность. Главное, о чем был спор. На мой взгляд, и я ему об этом говорил, уже тогда началось скольжение от высокой планки ожиданий, порожденных антикоммунистическим переворотом августа 1991 года, куда-то вниз. И в принципе все с этим наблюдением соглашались. Но мой визави утверждал, что это скольжение естественно, как возвратное движение сильно качнувшегося маятника, и где-то оно остановится, найдя точку равновесия. Хотя бы потому что большая масса выгодополучателей нового режима сформирует устойчивую реальность. Она, конечно, будет далекой от оптимистических иллюзий, но уже не Совком. 

Я же находился на позиции, что скольжение вниз, если его ничего не останавливает, в конце концов приобретает ускорение, пока не превращается в катастрофическую лавину. Я не был пророком, но так и получилось, что в один прекрасный момент, люди, которые отвечали за перспективы страны, собрались на тайную вечерю и взяли себе в зиц-председатели Фунта из КГБ. Им показалось, что это было оптимальным решением, защищающим их положение в государстве. Что из этого вышло? Спецслужбы получили полный контроль над их государством, чего никогда раньше не было даже и при коммунистах. Ведь до сих пор «Меч революции» никогда не был самостоятельным. Иными словами, главный итог 2021: мы там, где мы есть. Нами рулят силовики. Прокуратура – источник новостей. Пытки в тюрьмах – обыденность, никто не удивляется. Каждый день аресты, и нехорошие люди сочиняют нехорошие законы.

– А была ли возможность остановить это скольжение «вниз»?

На самом деле нет. У нас неоткуда было взяться публичной политической культуре. От советского строя осталась лишь подпольная культура, не соприкасающаяся с официозом. Вот и получилось, что политические страты «новой России» развивались, скорее, горизонтально, а вертикаль по-прежнему осваивалась бюрократией.

«Коммерсантъ», кооператив «Факт», ФЭП («Фонд эффективной политики»), бум политтехнологии, «Демроссия» в тандеме с Ельциным – поначалу это все были попытки подобраться к власти сбоку, но бюрократия перевербовывала «смельчаков» и в конце концов учинила горизонтальный разгром, которому никто не мог и не умел сопротивляться.

С другой стороны, мы и тогда могли остановиться «в плохом», но не очень в плохом. Если бы «олигархи» проявили большее мужество в отстаивании своих интересов. К нулевому году «олигархи» и капиталисты поменьше освоили многие инструменты либеральной политической системы и уже жили по этим правилам. Они были готовы финансировать свободную прессу и заботились о своей репутации (институт репутации почти что создался), покупали и подкупали политические партии, тем самым создавая политическую конкуренцию. План же нового зиц-председателя из КГБ состоял в том, чтобы ликвидировать весь этот непрошенный универсалий. Позже это было названо «национализацией государства» и приобрело характер идеологии.

– Он же не сразу стал таким, этот Фунт? Эволюционировал, когда Запад проигнорировал его руку дружбы, а до этого он приходил поздравлять «Союз правых сил», считался либералом.

– Вот вопрос: сразу или не сразу? Мы как-то забываем обстоятельства его появления во власти – не ярким оратором, а в результате заговора неформальной группировки. С самого начала он (или они) шантажировали Россию тем, что правящая элита не согласится с иным выбором россиян и лучше уж соблюдать политес: мы как бы его выбираем, а он сохраняет нам «демократию», «покорно» испрашивая каждый раз у нас мандат. Интересно, а что бы было, если бы ему отказали в мандате?

Что касается конфликта с Западом, произошедшего в дальнейшем, то нелепо думать, что он был из-за суверенитета России. В мире вообще нет стопроцентных суверенитетов, и профессиональные политики об этом знают хорошо. Суверенитеты только у самодержцев. Но если вы следуете нормам и правилам, то вы всегда ограничены. Общественное мнение вам запрещает подсыпать полоний в чай, сбивать гражданские самолеты и захватывать полуостров, только потому, что вам негде держать военный флот, а нужен выход якобы во «внутреннее море».

Наш Фунт был категорически против того, чтобы ему с Запада указывали, как себя вести, и мешали формировать феодальную несменяемую и подпевающую ему аристократию. Он воспринимал это как нападение. В диалоге с Западом это все становилось слишком очевидно, значит, долой такой диалог! Значит, долой «иностранных агентов», которые поставляли бы на Запад и с Запада иновидение ситуации, отличное от официоза. Другой подоплеки этого конфликта не существовало. Ведь люди из России и с Запада не находились в состоянии острой конфронтации, они все готовы сотрудничать, поскольку сотрудничество имманентно классическому капитализму. В конфронтации находилась лишь конкретная группа заговорщиков против демократии.

– Но готов ли он на Большую войну, ради сохранения своего… неофеодализма?

– Это самый главный вопрос. В последнее время я много читал о том, что вербальная атака на НАТО, Столтенберга, США, проведение абсурдных «красных линий» и наконец выкатывание очевидно неприемлемых предложений президенту Байдену про раздел мира на сферы влияний – это как бы театр, игра мускулами, блеф. Но и перед Второй мировой войной немцы тоже не верили, что дело зайдет так далеко. «Далеко» получилось в результате образовавшейся воронки, куда постепенно были втянуты государства, а не потому что Гитлер с самого начала планировал застрелиться в бункере. Вы сегодня можете дать гарантии, что захвата Донбасса не произойдет? Нет, таких гарантий никто не даст. Особенно после того, как в России озвучили обвинения, что континентальная Украина завезла яды, чтобы отравить донбасский водопровод. А ведь это подтолкнет ко многим другим неприятным последствиях. К неструктурированному сопротивлению человека с обычным автоматом, которого не убьешь «Цирконом». Во-первых, это будет как из пушки по комарам. Во-вторых, дороговато.

Когда Россия прихватывала Крым, то большинство патриотичных россиян не верили, что это вызовет такие длинные кризисные последствия для них же. Но уже семь лет прошло, а они, эти последствия, только нарастают. Так и начавшаяся как локальный конфликт войнушка в одном из регионов Украины, до которой Западу по большом счету дела нет, может превратиться в войну всех против всех, поскольку она санкционирует силовые решения по всему миру.

Но если вы лишаетесь каких-то либеральных прав, вроде тех, что вам не дают посмотреть кино или прочитать необходимую книжку, это еще можно как-то пережить. Но если вас собираются тупо убить или на несколько десятилетий превратить вашу жизнь в ад (а жизнь россиянина будет в результате этой войнушки превращена в ад), это перетерпеть невозможно, вы будете бороться.

– А мы можем сопротивляться этому?

– Не очень. Мы не можем спонтанно вывести на улицы миллионы человек, даже если этот выход будет за стопроцентно правильную политику – за мир, требуя от «элиты», чтобы она наконец сделала то, что является ее определяющей как элиты функцией. Если бы это было возможно, все очень быстро поменялось бы. Но за тридцать лет подросло поколение, сформировавшееся при лицемерной «гибридности» и не представляющее альтернативы, как и мы в 70-х не представляли жизни вне «вечного» коммунизма.

Сегодня молодые люди либо ищут вход в управляющий класс, либо на все «забивают», снижая запрос, остаются на дне. В лобовом столкновении с новой аристократией, купившей себе вооруженных до зубов телохранителей, мы наверняка проиграем. Вспоминается цитата из Аверченко: «Он вышел на бой с открытым забралом и еще две недели его ноги торчали из придорожной канавы». Что касается «мирного сопротивления», то оно предполагает, что мы верим в стыд. Но у наших «верхов» нет совести и стыда. Навальный попробовал их устыдить, вернувшись из Германии на родину, а оказался в лагере, несмотря даже на то, что опирался на глобальное общественное мнение.

В 2012 году российская власть разгромила движение «За честные выборы», показав, что отныне у нас будут только такие выборы, какие она нам дают, и никакие другие. Потом в ту же ловушку «веры» попали и белорусы. Они просто представить себе не могли, что их диктатура всерьез, а казавшийся комичным усатый батька готов переступить через любые ограничения, чтобы сохранить свою власть.

Но таким образом, мы, как люди под кожей нового тоталитаризма, постепенно лишаемся девственности. Лицемерному контракту «мы делаем вид, что с ними соглашаемся, а они делают вид, что оставляют нам свободы», приходит конец. Теперь все будет правдиво, жестко и… пока безысходно.

– И что ж мы проиграли, мир проиграл, позволив на огромных пространствах сформироваться опасным режимам?

– Нет, конечно, «Парк Юрского периода» тоже не навечно. Однако я уже старый человек и, если он кончится за пределами моей жизни, меня это устроить не может. У меня сердце обливается кровью, когда я вспоминаю многих друзей и коллег, которые мыслили в той же парадигме, но… не дожили. Как общество мы должны готовиться к игре в долгую, но я надеюсь, что все же не настолько в долгую, чтобы сменилось несколько поколений. А для этого – чтоб дождаться – нам нужно серьезно думать о способах сопротивления, стратегиях, тактиках, новой, простите, нестяжательной этике, в общем воспользоваться настоящей политологией. И это не участие в «умных» выборах, написание благородных петиций, законотворческие инициативы и т.п. Все это тут работать не будет.

– А что будет работать? Призыв к революции?

– Упаси Бог! Революции происходят, когда уже все посыпалось, и тогда результат называют «революцией». Я даже против того, чтобы молодые люди бездарно губили свои жизни. Типа постоял пять минут с плакатом в гарантированном Конституцией пикете и «уехал» надолго. На мой взгляд, тут нужно либо сдвигаться в подполье, как диссиденты 70-х, и там создавать контркультуру и устойчивые связи, не давать себя там поймать, либо профессионально работать над разминированием минных полей Системы.

Например, Система желает контролировать всю входящую в Россию информацию, отсекая «вредную». Значит, надо создавать новые неподконтрольные каналы информации. Правда на нашей стороне – в современном информационном мире коррумпированная бюрократия не должна иметь право на монополию на информацию.

Система против честного обсуждения политики, в том числе и международной – значит, надо ее обсуждать на параллельных площадках, давая ей оценку, Лаврову и его замам. Лавровы, go home на пенсию, от вас один вред! Пусть попробуют запретить такие площадки.

Система хочет, чтобы вы забыли про трагедию 30-х и чтобы опыты поколений не соединились, так, значит, мы должны отстаивать историческую память, «Мемориал», открыть значение этого для молодых людей.

Система говорит: мы ж только хотим, чтобы «иностранные агенты» ежесекундно выкрикивали про источники своего финансирования. Ну, ок. Ну, так давайте, и владельцы вилл, и дорогих машин будут выкрикивать, как они это все приобрели в этой политической системе. Пусть зиц-председатель отчитается о своих доходах. Пусть на дорогих машинах наклеят листочки: «Я ее купил на свою зарплату в Администрации президента». Это, конечно, шутка, но…

Фото: facebook.com/SergMitron; pixabay.com/коллаж ЕЖ
.












  • Максим Блант: Если суммировать итоги года, то самый неожиданный итог состоит в том, что коронавирус не закончился.

  • «Московский комсомолец»: Враг снаружи, и мы отлично подходим на его роль…

  • Глеб Яровой: Я думаю, это план на 2022 год (ну точно не позднее марта 2024 г.) - лишать гражданства за политические вщгляды. Можно даже автоматизировать процесс...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги-2021. Аресты, аресты, аресты — и ликвидации
11 ЯНВАРЯ 2022 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год никак нельзя назвать скучным, события развивались динамично, правда, не в очень оптимистичном направлении. И на этот раз не только для независимых журналистов и оппозиционных политиков, но и для российских элит. Арест после неудавшегося побега Марины Раковой, вице-президента Сбербанка, бывшей замминистра просвещения, а затем и задержание ее мужа, разлученные с родителями маленькие дети — это новый уровень жестокости власти против своих же.
Итоги - 2021. Быть от России независимым либо дружественным. Вот в чем вопрос
9 ЯНВАРЯ 2022 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Начать надо за здравие, а за упокой, как водится, потом. Так вот, 2021-й, впрочем, как и 2020-й, был для постсоветского пространства, хотя бы для одной его части, ошеломительно удачен. Конечно, я имею в виду Туркмению. Только туда, в этот Аллахом спасаемый уголок мирового пространства, как нам сообщают, вот уже второй год, благодаря отчаянным пассам местного Аркадага (Покровителя по-туркменски), никакой штамм вражеского ковида так ни разу не залетел. Мы привыкли с жалостью относиться к городским сумасшедшим, может показаться, что и к мировому сумасшедшему так тоже можно. Но тут другое, этот людей травит и мучает уже 15 лет, а миру все нипочем…
Итоги 2021. Итоги окаянного года
9 ЯНВАРЯ 2022 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Радикальная зачистка страны: Навальный в тюрьме, его штабы и «Открытая Россия» МБХ ликвидированы, оба «Мемориала» уничтожены, «Яблоко» самоубилось, выборов больше нет. Кремль грозит войной и предлагает Западу капитулировать. Это все – подготовка. К чему? Ответ дает понимание того, к какому агрегатному состоянию вещества относится В.В. Путин. 2021 год – легкая добыча для подведения итогов. Все очевидно. Худший год для нормальных людей, год триумфа для подонков. Попробуем заглянуть за фасад этой очевидности и понять, что за процессы идут во власти и в обществе и к чему Путин готовит Россию. Об этом и о главном выводе, который можно извлечь из событий этого года, я скажу в конце.
Уроки 2021. «Не надо думать! С нами тот, кто все за нас решит»
8 ЯНВАРЯ 2022 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Что принес нам 2021 год? Обычно авторы пишут об инфляции, о падении жизненного уровня простых граждан. О том, что историческая память народа власть предержащими целенаправленно уродуется и искажается. Из страны выдавлены миллионы критически мыслящих. Зато в редакциях российских СМИ музыку заказывают приспособленцы и негодяи. Многие наши сограждане уже пребывают в страхе и боятся выказывать свое отношение к авторитарной власти, к произволу силовиков и противоправным приговорам российских судов. Все это так, хотя, объективно, уровень доверия россиян к авторитарной власти упал и продолжает снижаться. В России неизбежно наступит время радикальных перемен.
Итоги-2021. Нисхождение во мрак
7 ЯНВАРЯ 2022 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Ничто явленное однажды не исчезает из мира. Это наглядно видно в России на событиях последнего времени. Уровень насилия, произвола и абсурдности происходящего в нашем социуме во многом напоминает обстановку позднесоветских лет. Налицо, впрочем, лишь сходство в атмосфере, в некоторых методах подавления инакомыслия. Нет в стране царящей коммунистической Идеологии с ее всепроницаемым цинизмом, превращавшим общество в царство мертвых. Однако когда умные головы говорят нынче, что мрак, обрушившийся на российское общество, достиг предела и вот-вот рассеется, они явно выдают желаемое за реальность.
Итоги - 2021. Россия – Украина – США: ультиматум или запрос?
5 ЯНВАРЯ 2022 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Проблема России, влияющая на принятие как стратегических, так и в определенной степени тактических внешнеполитических решений, в том числе и по украинскому вопросу, заключается в разрыве между официальными приоритетами и общественными настроениями, который будет усиливаться в связи со сменой поколений. И ситуация в российском обществе отличается как от Востока, так и от Запада. В Китае и Индии очевиден взлет национализма, оформившийся, соответственно, при Си Цзиньпине и Нарендре Моди. Основой национализма в этих странах является экономический рост, в числе бенефициаров которого – образованная молодежь, ориентированная на ценности самореализации и при этом укрепление позиций своей страны в мире.
Итоги-2021. Что было, что будет и чем сердце успокоится?
4 ЯНВАРЯ 2022 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ? Ничем не успокоится. Впереди у нас испытания, сравнимые с Великой отечественной, предотвратить их мы не можем. Но мы можем пройти их достойно, сохранив самоуважение и внутреннюю свободу. Если это нам удастся, то после того, как все рухнет — а никто не знает, когда это произойдет, но точно произойдет в обозримом будущем, — есть шанс построить новую страну. Или, точнее, вернуться на тот магистральный путь человеческого развития, с которого нас столкнули в 1917-м, а потом еще раз в нулевые. Если у кого есть возможность заказать другого Деда Мороза, буду очень признателен. С Новым Годом!        
Итоги-2021. Взлетаем в пропасть
3 ЯНВАРЯ 2022 // АНТОН ОРЕХЪ
Обычно под конец года не только подводят итоги – веселые и не очень, – но и выражают надежду на лучшее, на приятные новости, на то, что плохое уйдет, а хорошее наступит. Я тоже так делаю обычно. Но не в этот раз. Нет ни капли оптимизма и ни одной позитивной мысли в преддверии наступающего 2022 года.   Уходящий год простился с нами ликвидацией «Мемориала». В том, что его ликвидируют, у меня не было ни малейших сомнений. Когда Путин достал на СПЧ справочку, что среди миллионов имен реальных жертв репрессий в списки «Мемориала» попали (по ошибке, которая к тому моменту уже была исправлена!) три пособника нацистов – стало всё ясно.
Итоги-2021. Отделение для буйных
2 ЯНВАРЯ 2022 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Может быть, когда-нибудь и даже скоро мы будем вспоминать уходящий 2021 год с грустной ностальгией: как-никак войны нет, быт все ещё буднично стабилен. Но сейчас прощаемся с ним совершенно без сожалений. Ничего хорошего не вспомню. Пандемия началась раньше, но как-то укрепилась. Вроде бы и репрессии не сейчас начались, но стали более массовыми и какими-то уже нездорово привычными. Что точно изменилось – это стилистика режима, по-видимому, он достиг молочно-восковой спелости. Исчезло ощущение стыда, на все стало плевать, и внутри, и вовне – гори все ясным пламенем.
Итоги-2021. Утешимся «столичной»
1 ЯНВАРЯ 2022 // НИКИТА КРИВОШЕИН
До середины 70-х мои покойные родители жили в бывшем СССР, моя мама написала книгу «Четыре трети нашей жизни» и 31 декабря неизменно изрекала: «Мы живём в стране, где ничего не происходит». Даже баритоновые поздравления голосом придворного Левитана, от которого вздрагивала вся страна, один к одному повторялись, только номер года неспешно увеличивался. Потом  в 1991 году — квазиядерный взрыв событийности — как бы вечное государство рабочих и крестьян, ставшее с годами «общенародным», почти бескровно исчезло (жутко представить более чем возможное массовое сведение счетов и возмездие за четыре поколения самогеноцида). Но, к сожалению, не было суда над преступлениями коммунизма: ГУЛАГ, уничтожение церкви, терроризм в отношении собственного народа, высылки, аресты и расстрелы всех слоев населения во всех республиках…