Итоги года
18 октября 2021 г.
Хотят ли русские войны

ИТАР-ТАСС

Не скрою, толчком для написания этой колонки стали слова Ходорковского о Северном Кавказе и горячие дискуссии по поводу этих слов. Но сначала — небольшая преамбула.

По моему убеждению, общеполитический, даже мировоззренческий выбор человек делает (если вообще делает) исходя вовсе не из рациональных, а из эмоциональных, даже вкусовых предпочтений. Один человек любит футбол, другой — биатлон, один любит мясо, другой — пирожные, и т.п. Точно также один больше любит справедливость, а другой — свободу, и поэтому первый становится социалистом, а второй -либералом. Ясно, что схема эта — предельно огрубленная, и поэтому прошу не придираться. Ясно также, что аналогичным образом в соответствии со своими ценностными установками человек может быть патриотом или националистом, что само по себе не хорошо и не плохо. Плохо, когда политические взгляды мешают их носителю соотносить предлагаемые рецепты действий в тех или иных конкретных обстоятельствах с реальностью и взвешивать плюсы и минусы возможных последствий на весах универсальных или, если угодно, общечеловеческих ценностей.

В этом смысле позиция Ходорковского по поводу территориальной целостности России, как одной из важнейших ценностей — нормальная позиция цивилизованного патриота, коим он, собственно, был давно, задолго до ареста, просто тогда он предпочитал не высказываться публично по такого рода вопросам. Заметим также, что Ходорковский не только не хочет войны, но, в случае необходимости, готов идти воевать в качестве добровольца, что, независимо от оценок политических, не может не вызывать уважения, особенно учитывая, что есть все основания верить, что его слова не разойдутся с делом.

Итак, эмоцио формирует базовую позицию и во многом определяет в целом — выбор личной модели поведения. Тем не менее, рациональный анализ строит конкретную пошаговую модель реальности и, следовательно, набор действий человека. И очевидно, что этот рациональный выбор в конкретных обстоятельствах может оказаться одинаковым для людей, весьма различно настроенных эмоционально и ценностно. Достаточно вспомнить любые коалиции — от антибольшевистской до антигитлеровской. И проигравшие в 1920-ом, и победившие в 1945-ом были объединены прежде всего расчетом, стремлением решить первоочередные задачи оптимальным образом.

Как выглядит проблема Северного Кавказа в контексте российских реалий? Ну да, Путин и по его воле — Россия — «кормят Кавказ». А зачем и почему? Даже если абстрагироваться от того, как устроена в РФ система межбюджетных трансфертов, и согласиться с тем, что Кавказ «кормят» гораздо более щедро, чем остальные регионы, трудно поверить, что это делается по причине особой любви Путина к кавказским республикам вообще и к их лидерам, прежде всего к Кадырову, в частности. Значит, тут есть какой-то расчет. По-видимому, он основан на том, что, согласно приписываемой Путину фразе, «Кадыров держит поляну». Что она означает? Видимо то, что Кадыров располагает ресурсами, прежде всего силовыми, вооруженной мощью, во-первых, достаточной для поддержания в Чеченской Республике такого порядка, который позволяет декларировать его конституционным, а во-вторых, позволяющей использовать эту силу в случае надобности внутри страны и даже во внешних конфликтах. Второе обстоятельство имеет наглядные подтверждения — это и события российско-грузинской войны 2008 года, и то, как безнаказанно ведут себя чеченские силовики в Москве и всей остальной России. Первое обстоятельство, если брать Кадырова как пример, а Керимова — как контрпример, показывает, что никакие деньги, никакие имиджевые проекты, никакая благотворительность не стОят применительно к Кавказу в глазах высшей российской власти ничего по сравнению с лояльностью вооруженных боевиков. И такую позицию понять можно — достаточно представить себе последствия попытки со стороны боевиков эту лояльность пересмотреть.

На самом деле, что будет, если прекратить «кормить Кавказ»? Здесь есть два базовых варианта. Первый — это «уравнять» прежде всего Чеченскую Республику, а также Дагестан и другие республики Кавказа в части субвенций, второй — это вообще отделить от России «инокультурные» территории этого региона, предоставив им суверенитет.

Как выглядит «некормленый» Кавказ в составе России — мы видели в 1991-94 гг. Как выглядит «некормленый» Кавказ, фактически независимый от России — в 1996-2000гг. В промежутке мы видели, к чему приводят попытки покорения Кавказа при том уровне вооруженных сил, который был тогда. Многие специалисты считают, что соотношение боеготовности осталось примерно тем же самым. Военный российско-грузинский конфликт показал, как ценит чеченские батальоны российское руководство. В ситуации же, когда это российское руководство опасается (без особых, на мой взгляд, оснований) «оранжевой революции» в самой России и (с гораздо большей вероятностью) крайне неприятного и даже опасного для России характера поворота событий в Афганистане после ухода оттуда американских военных , возможность опереться на чеченские силовые формирования становится для российского руководства еще более важной.

Между прочим, уже в самом начале «первой чеченской», ее как поддерживали, так и не поддерживали люди весьма различных политических взглядов. В частности, 11 декабря 1994 г., в день обнародования приказа «о наведении конституционного порядка» в мятежной республике, мой добрый знакомый и коллега по Думе назвал меня фашистом за то, что я высказался в том смысле, что поддержал бы короткую и выверенную спецоперацию по ликвидации верхушки дудаевского режима, но с ужасом ожидаю вместо этого дикой мясорубки (так оно, собственно на деле и получилось).

Итак, сегодня мы имеем экономически довольно беспомощный регион, основной ресурс которого — неплохо подготовленная группа боевиков, готовых убивать и умирать, но ничего больше не умеющая. Если российская власть, причем неважно какая, перестанет содержать их, то они либо найдут другого «спонсора», либо пойдут добывать себе средства существования самостоятельно. Но единственно доступный им способ заработать — это грабить, брать заложников и рабов, и попутно убивать. Для того, чтобы понять, куда именно они пойдут творить все это, даже не обязательно знать историю. Достаточно взглянуть на карту.

Но даже если появится другой «спонсор», то кто может им быть? Вряд ли это будет благотворитель, бескорыстно заинтересованный в поддержке нового мусульманского государства. В любом случае, это будут структуры, неважно государственные или не вполне, чьи интересы будут в лучшем случае существенно отличаться как от российских, так и от европейских. А возможно, и прямо заинтересованные в дестабилизации России. И тогда очень быстро окажется, что границы проведены несправедливо, что в Поволжье страдают под игом русской оккупации единоверцы, и что вообще пора... А учитывая, что в этом варианте «спонсорская» помощь будет состоять явно не только из гуманитарных грузов, результат будет еще хуже...

Таким образом, любая попытка изменить формат взаимоотношений с кавказскими элитами, что неотличимо от Кавказа в целом, неизбежно приведет к войне. И в этом смысле важно не то, кто готов воевать, а кто не готов, а то, как изменить эти обстоятельства. В войне участвует или не участвует вся страна, весь народ, в том числе и те, кто этого не хочет, и те, кто этого не понимает.

Все события в области решения проблемы кавказского мусульманского терроризма, происшедшее за уже 14 лет путинского правления, показывают, что справиться с ним этот режим не может. Да, Кадырова и, видимо, большую часть боевиков, удалось купить, пожертвовав частью нефтегазовых денег. Но даже меньшая часть продолжает оставаться абсолютно неразрешимой для нынешней России проблемой, что сторонники Умарова и продемонстрировали в Волгограде столь убедительно и кроваво уже после интервью Ходорковского. Тем, кто не согласен с ним, помимо прочего, этим сказали: «Вы не хотите воевать? А куда вы денетесь? Вас ведь не спрашивают, с вами воюют». А подтекстом: «А если вы еще попробуете отделить от себя тех, кто сегодня с вами не воюет...»

Собственно, чего нельзя сделать на основе этого описания, так это оригинальных выводов. Просто (скажем в очередной раз) нам всем необходимо изменить характер страны и государства. Необходимо изменить его так, чтобы оно сумело создать вооруженные силы и специальные службы, способные противостоять и военным, и террористическим угрозам хотя бы с такой же эффективностью, какую имеют сегодня силовые структуры многих стран мира — от США и Китая до Израиля и Южной Кореи. Мы же пока находимся и в этом смысле в одном ряду с Нигерией и Пакистаном. Следующая фаза — Сомали и Судан.

Чтобы эта фаза не наступила, чтобы все-таки изменить нашу страну и наше государство, надо заниматься тем, о чем Ходорковский сказал не один раз, а много — общественной деятельностью. В России эта деятельность не только сложна, но даже порой и опасна, это показывает и мой жизненный опыт, и, думаю, опыт самого Ходорковского, который, подчеркну еще раз, воевать не хочет, хотя в крайнем случае и готов, а заниматься общественной деятельностью хочет и готов в любом случае. А так как, на мой взгляд, выбор именно таков, то вывод, собственно, напрашивается сам. Вовсе не для одного Ходорковского. Для всякого, кто не хочет воевать.



Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин












  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.