Путин и общество
10 декабря 2019 г.
Правозащитникам предлагают создать этический кодекс
17 ЯНВАРЯ 2014, ЛЕВ ПОНОМАРЕВ

Российских начальников, очевидно, не на шутку испугало то, что вчерашние политзаключенные — Михаил Ходорковский, Надежда Толоконникова, Мария Алехина — заявили о намерении посвятить себя правозащитной деятельности. И вот уже некто Владимир Осечкин, руководитель рабочей группы Госдумы по развитию общественного контроля и защите прав граждан в местах принудительного содержания, эксперт рабочей группы по содействию ОНК в Совете при президенте по правам человека, предложил членам СПЧ и Общественной палаты собрать в феврале заседание по вопросу создания этического кодекса правозащитника. В интервью «Известиям» Осечкин не скрывает, что его целью является попытка отделить «правильных» правозащитников от тех, кто, о ужас, занимается политической деятельностью, то есть рискует прямо критиковать российские власти.

ИТАР-ТАСС

Надо понимать, что просто правозащитники всегда существуют рядом с так называемыми государственными правозащитниками. Это было и в советское время. Диверсификация довольно проста — и сами правозащитники, и население всегда понимают, кто есть кто. Есть правозащитники, которые противостоят власти в тех случаях, когда она нарушает права человека в стране, а есть так называемые ГОНГО. Эта аббревиатура и по-русски, и по-английски расшифровывается одинаково: «Государством образованные негосударственные общественные организации (Government Organized non-Government Organization)». Понятное дело, что эти ГОНГО наезжают на настоящих правозащитников и предложение Осечкина есть не что иное, как очередной такой наезд.

С 2000-х годов ГОНГО стало больше и они заняли более агрессивную позицию. Их можно сравнить с советскими профсоюзами. Профсоюзы в СССР, здесь не надо никого убеждать, никогда не защищали права трудящихся. Они были приводными ремнями власти, «школами коммунизма». Тем более что и сами трудящиеся качать права не собирались. Но при этом профсоюзы раздавали, например, социальные путёвки. Полезное дело, чего с ними особенно воевать? ГОНГО тоже иногда делают полезные дела, тот же Осечкин делает кое-что полезное.

Нормальным правозащитникам, тем, кто борется с властью не как политик, а в случае нарушения прав человека, кто идёт на передовые рубежи, никакие внешние моральные кодексы не нужны. Мы знаем всех внутри нашей среды, да и те люди, которые к нам обращаются, думаю, тоже понимают, к кому и зачем нужно идти.

Вообще правозащитная деятельность — это призвание. Человек вынужден закрывать глаза на свои проблемы, семейные или какие-то ещё, чтобы защищать других людей. Правозащитником человек должен родиться. Я наблюдаю за большим числом правозащитников по всей стране, они к нам приезжают из сёл, из маленьких городов, иногда совсем необразованные люди, но в них есть тяга к этому делу. У меня, например, есть знакомый правозащитник — бывший боксёр. Иногда мне кажется, что это отчасти даже русская черта. Такие немного юродивые, готовые бороться за правду несмотря ни на что. Мы им помогаем, обучаем, воспитываем. Некоторые российские правозащитники выступают в судах и выигрывают их, даже не имея юридического образования. Многие обнаруживают в себе такие качества, защищая себя, а потом к ним обращаются люди и они начинают защищать других. Конечно, когда меняется среда, меняются и правозащитники.

Особенно нелепо выглядит, когда подобная инициатива исходит из Государственной думы и Общественной палаты. Здесь всё понятно, по-моему, и не надо никому объяснять, какие правозащитники в первую очередь с ними сотрудничают. Безусловно, когда мне нужно защищать человека, я обращаюсь в Общественную палату, но настоящие правозащитники туда идти отказались, не стали баллотироваться просто потому, что палата создавалась Кремлём. Мы взаимодействуем с Общественной палатой, но не сотрудничаем с ней.

Безусловно, кодекс может создать правозащитникам дополнительные трудности, но на нас и так регулярно наезжают. У нас были проблемы с законом об «иностранных агентах», будут и другие, власть постоянно ищет возможности создать нам новые трудности. Но, мне кажется, волноваться не стоит. Если уж от «иностранных агентов» удается отбиваться, то и от этого как-нибудь отобьёмся.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Андрей Солдатов: Кремль оказался заложником этих людей. Новейшая история наёмничества очень тесно увязана с очень неприятными темами для Кремля, включая Крым и Донбасс.

  • Новая газета: Один из бойцов под комментарии коллег отрезает ему ножом голову. Получается плохо, окружающие помогают советами: «Режь, давай (неценз.) сильнее!..»

  • Михаил Кондаков: МИДовцы и Президент очень любят говорить о русофобии, которую-де распространяют в мире злокозненные недруги наши... Действительно, за что бы миру не любить нас русских? Мы же такие няшки...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Государство и расчлененка
22 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Первое видео о том, как четверо мужчин с закрытыми лицами избивают кувалдой пятого, появилось в интернете в 2017 году. Через два года, в ноябре 2019-го, в Сети появились еще три видео — продолжение зверского убийства. На нем мужчины отрезают убитому голову ножом, отрубают лопатой руки, вешают тело, на котором написали «За ВДВ», за ноги, обливают бензином и сжигают. Все эти действия сопровождаются одобрительными комментариями и веселыми шутками на русском языке про шашлык и жареные ребрышки. Музыкальным сопровождением видео служит песня «Я — российский спецназ».
Прямая речь
22 НОЯБРЯ 2019
Андрей Солдатов: Кремль оказался заложником этих людей. Новейшая история наёмничества очень тесно увязана с очень неприятными темами для Кремля, включая Крым и Донбасс.
В СМИ
22 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: Один из бойцов под комментарии коллег отрезает ему ножом голову. Получается плохо, окружающие помогают советами: «Режь, давай (неценз.) сильнее!..»
В блогах
22 НОЯБРЯ 2019
Михаил Кондаков: МИДовцы и Президент очень любят говорить о русофобии, которую-де распространяют в мире злокозненные недруги наши... Действительно, за что бы миру не любить нас русских? Мы же такие няшки...
«Цап-царап» как инвестиционная стратегия
21 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сообщают, что на приеме, посвященном ежегодному инвестиционному форуму «Россия зовет!», его организаторы, руководители Внешторгбанка, оделись героями саги про Гарри Поттера и разыгрывали скетчи на тему книжек Роулинг. Подозреваю, что после того, как следователи, прокуроры и оперативники спецслужб стали важнейшими игроками на инвестиционном рынке России (вспомним хоть про находящегося под домашним арестом Майкла Калви и надолго посаженного министра экономического развития Алексея Улюкаева), происходящее на форуме вызывает совсем иные ассоциации...
Прямая речь
21 НОЯБРЯ 2019
Максим Блант: Устраивать такие мероприятия – достаточно выгодный бизнес. Все рекорды побил африканский форум, стоящий 4,5 миллиарда, в десять раз больше, чем питерский.
В СМИ
21 НОЯБРЯ 2019
«Независимая газета»: Проходящий в Москве форум «Россия зовет» выявил системные пороки экономической и бюджетной политики властей.
В блогах
21 НОЯБРЯ 2019
el-murid: Снова, как и всегда, весь набор абстрактных и отложенных в неопределенное будущее временных форм: нужно, будем, должны. Понятия "сделано" в лексиконе нынешних нет как явления.
Путинизм и вопросы языкознания
6 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В начале ноября в России обострился языковой вопрос. Кульминация лингвистического кризиса состоялась 5.11.2019, когда одновременно прошли два заседания: в Кремле — Совета по русскому языку при президенте РФ, а в Высшей школе экономики — ученого совета, на котором, в том числе, обсуждали ситуацию с высказыванием в фейсбуке профессора Гасана Гусейнова о «клоачном русском языке». Временно обошлось без кровопролития: профессора из ВШЭ не уволили, а в Кремле решили защищать русский язык пока без применения ядерного оружия. Впрочем, обо всем по порядку.
Прямая речь
6 НОЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Когда Путин вмешивается в языкознание, язык и становится клоачным. Потому что это приводит к тому, что государство определяет, как язык должен функционировать...