Цензура
20 октября 2017 г.
Свобода слова
17 ФЕВРАЛЯ 2014, ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

ИТАР-ТАСС


Шендерович написал колонку, в которой сравнил Сочинскую олимпиаду с Берлинской, а путинский режим, соответственно, с фашизмом. После чего против него началась мощная срежиссированная кампания травли.

Самое изумительное во всей этой кампании то, что, хотя режим наш мало походит на фашистский, кампания эта как две капли воды походит на тоталитарные кампании шельмования, развязывавшиеся нацистами, Сталиным и Мао. То есть чем мощнее кампания, тем более оправданным кажется тезис Шендеровича.

Конечно, на самом деле кампания против блога Шендеровича на «Эхе» не имеет никакого отношения к содержанию блога. Просто есть группа лиц, которые всеми силами хотят уничтожить «Эхо», как и «Дождь». Они стояли на низком старте, им нужен был любой повод, не прикопались бы к колонке про фашизм, возмутились бы, почему у Шендеровича красные (черные, желтые, белые) носки.

Искусство блажить — то есть по любому поводу орать выбранной жертве: ты мою маму, папу, мои духовные скрепы обидел — равно хорошо освоено и уголовниками, и пропагандонами. В данном случае известно, что Путин очень трепетно относится к Олимпиаде, что сравнение с Мюнхеном его особенно взбесит, так что адресатом кампании в первую очередь является Путин — это его хотят убедить, что всех этих либеральных негодяев, включая «Эхо», надо закрыть и что негодующая общественность этого требует.

Теперь о важном.

Сравнение путинского режима с гитлеровским, на мой взгляд, некорректно. Организаторы кампании шельмования отняли у меня возможность спорить с Шендеровичем, потому что нельзя спорить с теми, кого травят, и вдобавок они-то как раз тщатся продемонстрировать сходство, но все-таки я скажу.
Оно некорректно не потому, что «так нельзя» и «это слишком», а просто потому, что природа путинского режима и природа всех тоталитарных режимов середины ХХ века принципиально, на мой взгляд, различна.

Фундаментальных различий два. Во-первых, эти режимы были нацелены на завоевание всего мира и на технический прогресс. Они внушали своим гражданам: мы самые совершенные и мы завоюем весь мир. Путинский режим завоевывать весь мир не хочет, потому что как же тогда отдыхать в Майами и где покупать «мерседесы»? Путинский режим именно существует как придаток свободного мира, экспортируя туда нефть и импортируя все остальное — машины класса люкс, личные самолеты, унитазы, дверные ручки, архитекторов, отделывающих путинский дворец в Геленджике, и пр. Какое уж тут завоевание?

Во-вторых, тоталитарные режимы держались на насилии. Людям не затыкали рот — людям вырывали языки с корнем. При всей отвратительности кампании против Шендеровича мы понимаем, что она не закончится арестом, Освенцимом и ГУЛАГом. Это тоже принципиальная вещь. Когда ресурсов у общества было мало, диктатор сидел наверху, забирая у большинства все, а большинство ненавидело его, но боялось — так было или так, по крайней мере, казалось поклонникам свободы и демократии.
Сейчас, когда технический прогресс сделал возможным общество, где большинство не работает или почти не работает, мы наблюдаем принципиально другой тип режима — когда авторитарный популист сидит наверху и получает со страны ренту, а большинство, которое тоже надеется на халяву, при этом его поддерживает. Это происходило и происходит в Венесуэле, Таиланде, Аргентине, Боливии, в африканских и арабских странах. В этом смысле типологически правильнее сравнивать путинскую петрократию не с фашизмом и не со Сталиным, а с кучей ретроградных мусульманских или популистских режимов где-нибудь в Судане или Венесуэле, которые объясняют своей заведомо отсталой стране, что, да, вот те гады за океаном богатые и поэтому они плохие, а мы бедные, но зато у нас духовные скрепы, и которые при этом, со всем своим Аллахом и духовными скрепами, жрут в три горла, выписывают себе за миллионы западных див на корпоративы, учат детей  в Америке, виллы покупают в Ницце, а счета держат в Швейцарии.

Еще раз: сравнение не потому некорректно, что «так нельзя», а просто потому, что режимы коренным образом отличаются. К тому же называть кого-то «фашистом» — это либеральное дурновкусие. В современном политкорректном новоязе слово «фашист» выродилось и в переводе значит вот что: «я твою точку зрения не разделяю, но так как возразить мне нечего, я тебя обзову фашистом». Ты против всеобщего избирательного права — значит, ты фашист. А ничего, что Джордж Вашингтон тоже был против всеобщего избирательного права, а первой европейской конституцией со всеобщим избирательном правом была как раз конституция Муссолини?

Но самое важное, что я хочу сказать, не об этом. Так получилось, что публичная кампания травли Шендеровича совпала с другой кампанией — против Ирины Родниной,  опубликовавшей в «Твиттере» коллаж Обамы с бананом.

Разумеется, разница между двумя кампаниями видна невооруженным глазом. Кампания против Шендеровича — организованная травля, которая имеет конкретную цель —подставить, а если получится, то и закрыть «Эхо Москвы», кампания против Родниной родилась стихийно, в стадном либеральном порыве.

И ведут себя оба ее фигуранта по-разному. Шендерович отстаивает свою точку зрения. Роднина же сначала сказала гнусность (оскорбление — это всегда гнусность, потому что в том-то и суть оскорбления, что его нельзя логически опровергнуть, на него можно ответить только встречным оскорблением или пощечиной), а теперь еще и держит нас за идиотов. Полгода она торжествовала и писала в «Твиттере»: «Свобода слова есть свобода слова. За свои комплексы сами и отвечайте», а через полгода вдруг заявила, что ее аккаунт был взломан.

И тем не менее, в них сходно главное: вопрос о подсудности слова. И Шендерович, и Роднина что-то сказали. И Роднина, при всей гнусности ее твита, совершенно права. Свобода слова есть свобода слова. Либо она есть, либо ее нет.

И я хочу обратить внимание либеральной общественности на то, что принцип свободы слова не может соблюдаться только относительно либеральных высказываний. В современном западном мире создана очень странная атмосфера, при которой за твит, сочтенный «расистским», могут выгнать с работы, снять с олимпийских соревнований. Кампании против Ирины Родниной предшествовала кампания против Ивана Охлобыстина, который что-то там предложил в очередной раз делать с геями — не то жечь сердца, не то закапывать в землю, и геи всего мира принялись слать письма с требованием уволить Охлобыстина из «Евросети». И не находили в этом ничего странного. И Охлобыстина уволили.

Ребята, как же так? Свобода слова или есть, или ее нет. А не так, как написано на сайте «Гринпис», в разделе «часто задаваемые вопросы», что «Freedom of speech does not apply to misinformation and propaganda».

Потому что в мире, где либеральная общественность считает, что свобода слова не распространяется на Охлобыстина и Роднину, кремлежулики и пропагандоны будут считать, что она не распространяется на либеральную общественность. И крыть либеральной общественности будет нечем.

Свобода слова или есть, или ее нет. А если свобода слова не касается тех, кто говорит неправду, то кто же будет определять, что правда, а что нет?

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.

  • The New Times: Как сообщили агентству в сенате, список «нежелательных» СМИ составили, основываясь на рекомендациях Минюста, МИД, Роскомнадзора и Генпрокуратуры.

  • Jager Himmel: Дурные однако тенденции... Цензурой СМИ никогда ещё ничего хорошего не добивались. Да и запретить что-то = сделать его ещё интересней

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Нежелательная свобода
18 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России обозначила кандидатуры в список «нежелательных СМИ», деятельность которых в ближайшее время может быть ограничена на территории России. Андрей Климов, председатель этой комиссии, сказал, что для перечисления фигурантов списка «хватит пальцев одной руки». Источник РБК в Совете Федерации уточнил, что в списке точно окажутся CNN, «Голос Америки» и «Радио Свобода». В этой новости есть три аспекта: анатомический, политический и информационный. По поводу анатомии. 
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.
В СМИ
18 ОКТЯБРЯ 2017
The New Times: Как сообщили агентству в сенате, список «нежелательных» СМИ составили, основываясь на рекомендациях Минюста, МИД, Роскомнадзора и Генпрокуратуры.
В блогах
18 ОКТЯБРЯ 2017
Jager Himmel: Дурные однако тенденции... Цензурой СМИ никогда ещё ничего хорошего не добивались. Да и запретить что-то = сделать его ещё интересней
Главная опора путинизма не Нацгвардия, а школьный учитель
22 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Бисмарку приписывают утверждение, что битву при Садове 1866 года, решившую исход австро-прусской войны, выиграл прусский учитель. На самом деле эта мысль принадлежит лейпцигскому профессору Оскару Пешелю, который написал: «Когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским учителем». Впрочем, вне зависимости от авторства, сама идея о фундаментальной роли учителя как никогда актуальна в сегодняшней России. Актуальность идеи профессора Пешеля убедительно продемонстрировали недавние события в лицее № 41 города Владивосток.
Прямая речь
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Георгий Сатаров: Создана, пусть и не целенаправленно, а случайно, на основании защитных рефлексов власти определённая атмосфера. И она делает определённое поведение людей определённого типа более вероятным.
В СМИ
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Znak.com: На записи представители администрации школы пугают Голубовского отчислением, говорят, что принести значок Навального в школу равносильно распространению наркотиков...
В блогах
22 СЕНТЯБРЯ 2017
Oleg Pshenichny: Происходящее говорит только об одном: этой убогой системе конец и она развалится в любой неожиданный для всех момент. Мы это уже проходили.
Итоги недели. «Матильда» — это про следующий путинский срок
15 СЕНТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
А правда, уже не смешно? Но поначалу-то еще как было забавно. Блаженная путинская депутатка, работавшая раньше прокуроршей в оккупированном нынче Крыму, громогласно наезжает на путинского же режиссера, который и аннексию ее родного полуострова одобрил, и в доверенных лицах у гаранта походил. И повод совершенно анекдотический – Наталья Поклонская впала в ярость от того, что режиссер Учитель рассказал в своем новом фильме о романтических отношениях между последним русским императором и одной балериной.
Путин, дураки и творческая интеллигенция
23 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Режиссера Кирилла Серебренникова взяли ночью 22.08.17 в Питере, где он снимал фильм про Цоя. Когда в его театре СКР устроил маски-шоу с таким силовым сопровождением, как будто это был штурм цитадели ИГИЛ, Путин назвал организаторов этого мероприятия «дураками». Творческая и демократическая общественность обрадовалась, решив, что режиссера Серебренникова не тронут, раз Путин обругал организаторов маски-шоу. Теперь, когда главаря двух банд, «Платформа» и «Гоголь-центр», наконец, поймали, Путин одобрительно промолчал. Вот теперь все правильно. И кто теперь «дураки», тоже стало ясно.