Санкции
19 сентября 2019 г.
Это все ерунда, но вот...
21 МАРТА 2014, ГЕОРГИЙ САТАРОВ
ИТАР-ТАСС

Нынешняя дискуссия вокруг нового лица путинского режима содержит две совершенно несущественные темы: мотивы Путина и санкции. А за пределами дискуссии остаются сюжеты много более существенные.

Начнем с мотивов. Нам свойственно пытаться в них разобраться и судачить тем больше, чем они таинственнее. Вот сценка из жизни: к подъезду хрущевки подъезжает машина, из которой вылезают молодожены. Две старушки сидят на лавочке у подъезда, и одна из них говорит: «Видала, Платоновна! Толька Зойку в койку потащил». Специалистам, что называется, виднее. Но вполне конкурентна другая гипотеза: Толька намерен создать здоровую семью.

Но вернемся к Путину. Мотив как осознанный стимул или внутреннее обоснование собственных действий не обязательно предшествует действию. Часто бывает наоборот: погромщик идет громить лавку еврея не потому, что евреи пьют кровь христианских младенцев. Он уверяет себя в последнем, чтобы примирить себя с тем, что он громит лавку соседа. Это называется «снятие когнитивного диссонанса».

Есть еще одно заблуждение: если понять мотив, то можно спрогнозировать действия субъекта. Отнюдь. В гораздо большей степени следующее действие субъекта определяется предшествующими действиями, а не мотивами или убеждениями субъекта. Сказанное мною, как и многое другое относящееся к теме, неоднократно описано и экспериментально подтверждено социальной психологией.

И последнее соображение: какая нам разница, чем движим бизнесмен, производящий отличные и приемлемые по цене утюги, — желанием разбогатеть или мечтой сделать счастливыми домохозяек. Важно другое: отлаженные институты рыночной экономики подталкивают предпринимателей работать на спрос независимо от их мотивов. То же самое в политике: институты важнее мотивов. Мы же обсуждаем мотивы Путина, забыв о том, что тринадцать лет он при нашем попустительстве разрушал конституционные институты, что и сделало возможным (если не неизбежным) весь нынешний маразм.

Санкции обсуждаются прежде всего с точки зрения их действенности и последствий, что вполне естественно. Но официально обнародуемые санкции не имеют существенного влияния на возможные последствия. Эти санкции — часть публичных дипломатических игр. Все эти санкции обладают двумя важными свойствами: их так же легко ввести, как и отменить, и они должны оставлять возможность поиска договоренностей с политической верхушкой России. Именно поэтому они такие смешные. Серьезные последствия будут проистекать из двух источников. Первый — тихие долгосрочные санкции. Второй — непреднамеренные последствия.

Серьезные санкции будут налагаться не для острастки. Их инициаторы будут исходить из новой реальности: на Земле появилась большая страна с ядерным оружием и с непредсказуемой, опасной властью. Запад теперь должен принимать меры безопасности. Нет надежды на Путина — это наконец всем ясно. Нет надежды на российский истеблишмент и российское общество. На Земле больше нет субъекта международного права под названием Россия. Есть только территория повышенной опасности, и эту опасность надо ликвидировать. Теперь они должны все делать сами, и они будут это делать. Наивно судить о возможностях Запада на основании личных качеств отдельных лидеров. Они сильны не лидерами, а институтами. Запад показал способность мобилизации во время Второй мировой войны. Запад выиграл тридцатилетнюю войну у противника несопоставимо более сильного, чем путинская диктатура. Поэтому нелепо сомневаться в том, что они тихо и без суеты справятся с новой угрозой. И не будет никакой публичной апелляции к кому бы то ни было в России. Ведь нелепо обращаться к лавиноопасной скале, перед тем как садануть по ней из пушки, чтобы вызвать управляемую лавину.

Я не хочу излагать здесь список возможных мер. Это несложно. Могу записать их на отдельной бумажке и отдать в надежные руки, чтобы через годик свериться. Это в самом деле несложно. Ведь если внимательно оглядеться, некоторые из этих мер уже реализуются. Просто будьте внимательны.

Непреднамеренные последствия, по определению, образуются из сочетания действий российской власти с шагами Запада, вытекающими из этих действий, но не рассматриваемыми последним как меры по предотвращению угроз, исходящих от России. Приведу очевидный пример: никому в голову теперь не придет консультироваться с Россией в связи с планированием каких-либо международных акций. Это значит, что Россия перестает быть заступником для различных омерзительных диктатур. Фактически Путин развязал руки Западу. Но важно и то, что Россия становится ненужной всем этим диктатурам. Заступником она не будет, оружием торговать ей не дадут, а деньги ей будут нужны самой. В результате Россия (в смысле ее политическое руководство) отгородится не только от Запада, но и от родных по духу мерзавцев. От нее, огромной, непредсказуемой и опасной, будут шарахаться все. Никакого восстановления империи не будет. Будет санитарный кордон и аккуратное экономическое удушение. Нетрудно прикинуть, что это задача несопоставимо более легкая, чем та, которую решал Рейган в отношении «Империи зла».

Еще один пример. Сейчас появляются радостные «патриоты», усматривающие в происходящем превращение путинского режима в стационарного бандита. Они наивно полагают, что возвращаемые в Россию капиталы начнут работать на «возрождение российской экономики». Но для этого капиталов недостаточно. Нужны эффективные институты. А главным экономическим институтом является право. Кому может прийти в голову, что в путинской России может появиться верховенство права?! Если представить себе маловероятное и вообразить приток в страну спасающихся капиталов, то в условиях разрушенных институтов они могут породить только одно: запредельное теневое потребление, которое даст свой дополнительный импульс к общему росту цен и еще больше усилит имущественное расслоение, которое в России и без того рекордное. И то, и другое создаст условия для резкого роста социального недовольства.

Я перечислил выше далеко не все. Непреднамеренные последствия отличаются невысокой предсказуемостью. Единственное, что можно сказать наверняка: Путин поставил Россию на рельсы, ведущие в пропасть. Вопрос только в сроках и степени трагичности гибели русской цивилизации, о которой они поют сейчас так восторженно.




На фото: Россия. Москва. 18 марта. Премьер-министр Крыма Сергей Аксенов, президент России Владимир Путин и глава Севастополя Алексей Чалый (слева направо) после подписания межгосударственного договора о принятии Республики Крым и города с особым статусом Севастополя в Российскую Федерацию.


Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель












  • Максим Блант: Это трагедия не только Вексельберга, а всего поколения. Когда рухнула Берлинская стена, казалось, что дальше будет «мир, дружба, жвачка» и мы станем частью цивилизованного мира.

  • "Коммерсант": Известно, что Виктор Вексельберг за 15 месяцев до попадания в санкционный список присутствовал на инаугурации Дональда Трампа.

  • Дядя Федя: Передайте ему, что санкции нам всем только на пользу. Пусть держится там и хорошего настроения.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вексельберг жалуется на жизнь. Хотя мы ему уже скидывались
4 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
У одного из богатейших людей России Виктора Вексельберга (чуть более 11 миллиардов долларов) наступил «тотальный кризис жизни». Об этом он рассказал в интервью The Financial Times. По словам магната, все его нынешние несчастья связаны с тем, что весной прошлого года Минфин США внес его имя в санкционный список. «Люди говорят: у тебя так много бизнеса в России, ты знаменит в России, ты не под европейскими санкциями. Почему ты так переживаешь? Но для меня это тотальный кризис в жизни. Это не про деньги, не про бизнес. Это моя личная ситуация… Для меня весь мир был полон возможностей. А теперь что я могу?» — сетует Вексельберг.
Прямая речь
4 ИЮНЯ 2019
Максим Блант: Это трагедия не только Вексельберга, а всего поколения. Когда рухнула Берлинская стена, казалось, что дальше будет «мир, дружба, жвачка» и мы станем частью цивилизованного мира.
В СМИ
4 ИЮНЯ 2019
"Коммерсант": Известно, что Виктор Вексельберг за 15 месяцев до попадания в санкционный список присутствовал на инаугурации Дональда Трампа.
В блогах
4 ИЮНЯ 2019
Дядя Федя: Передайте ему, что санкции нам всем только на пользу. Пусть держится там и хорошего настроения.
США проверят бумажник Путина
1 МАРТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Конгрессе США подготовлен законопроект под названием «Закон о транспарентности в отношении Владимира Путина» с требованием к американскому разведывательному сообществу предоставить данные о размерах доходов и имуществе российского президента. Инициаторы проекта Вэл Демингс и Элиза Стефаник интересуются информацией не только о личных активах Путина, но и об активах, которые находятся под его контролем. Если американские разведчики решат подойти к делу формально, то у них есть сравнительно простой способ выполнить требования конгрессменов. Поскольку под контролем Путина в России находится практически все, то можно просто суммировать все государственные и частные активы Российской Федерации и полученную сумму предоставить Конгрессу.
Прямая речь
1 МАРТА 2019
Павел Шариков: Один из законопроектов, который сейчас обсуждается, очень жёсткий. Putin Transparency Act для рядовых граждан России гораздо менее неприятный.
В СМИ
1 МАРТА 2019
Lenta.ru: Американские конгрессмены потребовали от разведывательного сообщества США предоставить данные о размере доходов и имущества российского президента Владимира Путина.
В блогах
1 МАРТА 2019
Николай Суденко: Опись дел и средств вождя родного?!..
Как Минфин США съел чижика
9 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минфин США ввел санкции против трех физических и девяти юридических лиц в связи с тем, что Россия ведет агрессивную войну против Украины и оккупировала Крым. Перечень виновных, против которых введены санкции, впечатляет. Вот кто, по мнению Минфина США, должен ответить за аннексию Крыма и убийство более 10 тысяч граждан Украины. Самый титулованный из этой тройки злодеев – Владимир Николаевич Зарицкий, генерал-полковник, в 2001–2008 годах командовал ракетными войсками и артиллерией ВС РФ (РВиА). Потом ушел в благотворительность, был председателем фонда «Офицерское братство».
Санкции становятся рутиной
15 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Некоторое время назад, выступая на «Эхе Москвы», Сергей Пархоменко сделал очень точное наблюдение о том, как меняется отношение западного истеблишмента к принятию антироссийских мер. Они, эти меры, уже не выглядят каким-то экстраординарным, из ряда вон выходящим событием. Особенностью нынешнего момента является то, что за четыре года, прошедших после присоединения Крыма, антироссийские санкции стали рутиной внешней политики западных стран. Вчера их вводили из-за российского вмешательства на Украине, завтра введут из-за попыток вмешательства в американские выборы. А вот сегодня, 15 октября, министры иностранных дел ЕС на встрече в Люксембурге вполне буднично введут новые санкции...