Медиафрения
21 августа 2017 г.
Медиафрения. Люди, куклы и трупы

ИТАР-ТАСС

О состоянии, в котором находится журналистика, зачастую более убедительно говорят не те сюжеты, которые попадают в эфир и на газетные полосы, а то, о чем СМИ молчат. Самым красноречивым диагнозом советской печати было двадцатилетнее молчание о новочеркасском расстреле 1962 года. О чернобыльской трагедии ТАСС дал коротенькую информацию через двое суток после взрыва, скупо сообщив о факте аварии — и ни слова о смертельной опасности для людей в прилегающих регионах. Скольких можно было бы спасти, если бы СМИ тогда были СМИ, а не тем, чем они тогда были!

Сегодняшние российские СМИ довольно стремительно дрейфуют в сторону советского агитпропа. В прошлом месяце произошло событие, которое говорит о состоянии нашего общества и власти не меньше, чем российская агрессия в Украине. 11 июня в Госдуме голосовался законопроект о финансировании лечения людей с орфанными заболеваниями. Это такие редкие, но крайне тяжелые хронические болезни типа гемофилии или болезни Хантера. Лечить такого больного очень дорого, не по карману не только семье, но и региональному бюджету. Если не лечить, больной мучительно умирает. При лечении живет долго и вполне нормальной жизнью.

Проект, который был поставлен на голосование 11 июня, создавал гарантии долгой и нормальной жизни для нескольких тысяч наших маленьких сограждан, поскольку возлагал расходы лечения орфанных больных на федеральный бюджет. Этот проект был провален депутатами «Единой России», которые не приняли участия в голосовании. Все депутаты остальных трех фракций проголосовали «за», единороссы солидарно «не заметили» судьбу нескольких тысяч детей, обрекли их на мучительную смерть. Я не знаю, что именно говорили руководители фракции депутатам, давая такую установку: объясняли, что деньги нужны на Крым, или на дальнейшую войну с Украиной, или на преодоление последствий санкций, ясно, что «Единая Россия» к своему второму названию, «партия жуликов и воров», прибавила третье — «партия нравственных идиотов» (аббревиатура — «ПНИ»).

Описала эту ситуацию Наталья Чернова в «Новой газете», в статье, которая называется:«''ЕдинаяРоссия'' объявила бойкот человеческой жизни». Ни один федеральный канал ничего про это не сказал. Наиболее тиражные федеральные газеты — «Комсомолка», «АиФ», «Российская» — также промолчали. Зато сокрушительной критике был подвергнут в «Российской газете» текст рекомендаций Независимого медиа-профсоюза Украины, адресованный журналистам, освещающим антитеррористическую операцию. Больше всего возмутила сотрудников «РГ» рекомендация не показывать трупы крупным планом.

Мне сразу вспомнилась реакция российских властей на освещение теракта в Беслане 2004 года, когда погибли 334 человека, включая 186 детей. Главным виновником трагедии российская власть, судя по всему, посчитала Рафа Шакирова, главного редактора тогдашних «Известий», который выпустил газету с фотографией сгоревшего ребенка на первой полосе. Шакиров был уволен при полном одобрении провластной прессы. А годом раньше, в 2003 году, в России была подписана Антитеррористическая конвенция СМИ, которая призывала журналистов «избегать излишнего натурализма при показе места события и его участников».

В Хартии телерадиовещателей, подписанной руководителями всех федеральных каналов, гарантируется «отказ от демонстрации либо описания в телерадиопрограммах чрезмерной жестокости и насилия. Под демонстрацией либо описанием чрезмерной жестокости и насилия понимается излишне натуралистичный, неоправданно подробный и шокирующий показ … сцен последствий преступлений, катастроф и стихийных бедствий с детальным изображением ранений, трупов, значительных увечий, следов пыток или побоев». Конец цитаты. Под этим документом первыми стоят подписи Эрнста, Добродеева, Кулистикова.

Сегодня любая новостная или аналитическая программа изобилует именно тем, отказ от чего теленачальники гарантировали своими подписями. Кадры погибших, сгоревших, фрагменты тел даются обязательно крупным планом, камера подолгу останавливается, давая разглядеть детали. Возникает вопрос: зачем?

Убить нельзя договориться

Летом 1942 года были опубликованы рассказ Шолохова «Наука ненависти», стихотворение Симонова «Убей его!» и статья Эренбурга «Убей!». Эти три произведения ведущих советских литераторов заложили фундамент пропаганды ненависти, которая, по выражению британского журналиста Александра Верта, заменила 10 заповедей одной: «Убей немца!». Без такой замены победить в тотальной войне вряд ли возможно.

Нас что, готовят к тотальной войне с Украиной? Да, если смотреть новости российского ТВ. Нет, если предполагать наличие хоть каких-то признаков здравого смысла у российского руководства, которое при всей неадекватности, подмеченной госпожой Меркель, все-таки ложку в ухо, как правило, не сует.

Программа «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 6 июля показала всю невыносимую невозможность для российской власти выбрать место для запятой во фразе «Убить нельзя договориться». То есть убить-то со всем нашим удовольствием, но полномасштабная война с 40-миллионным народом в центре Европы — это слишком даже для Путина. Не в плане гуманизма, а в плане очевидных личных биографических последствий. Договариваться с теми, кого твое же телевидение уже полгода монотонно называет фашистами и кровавыми убийцами?

В начале передачи Соловьев профилактически обрушился на неких «диванных генералов», которые призывают Россию вводить войска, и тем самым пытаются подставить Путина. Этим он провел границу возможных милитаристских фантазий для приглашенных экспертов и политиков.

И он поступил правильно, поскольку фантазии эти простирались довольно далеко. Сопредседатель Народного фронта Новороссии Олег Царев, например, объяснил россиянам, что «если мы (Новороссия) проиграем, будет Крым, потом Москва. Сегодня на Донбассе идет война за Россию». Видимо, Царев хотел убедить аудиторию «России 1», а вместе с ней и Путина в том, что Порошенко вынашивает планы не только вернуть Крым, но и оккупировать Россию.

Несмотря на то, что Царев не представил доказательств столь далеко идущих планов Порошенко, Соловьев ему, видимо, поверил, но вместо того чтобы предложить какой-то вариант конкретной помощи, бросил не вполне братскую реплику «Вам придется бить врага в его логове».

Царева это отчужденное «вам» сильно задело, поскольку он обиженно заявил: «Вы так говорите потому, что не считаете нас русским миром». На что Соловьев твердо ответил: «Русский мир — это идейная конструкция, но это (Донбасс) не наша территория».

И дальше на протяжении всей передачи попытки Царева обращаться к идеям «русского мира», к тому, что мы один народ, а значит, Россия должна совершать какие-то более активные действия, наталкивались на сдерживающие реплики Соловьева. Фактическим упреком в адрес народа Новороссии прозвучали арифметические выкладки Соловьева: «В Донбассе и Луганской области 7 миллионов. Почему должны приезжать из России? Где жители? Почему не встанут?»

Передачи Соловьева напоминают театр кукол Карабаса Барабаса. Эксперты и политики зависят от ведущего, который может и не позвать в следующий раз, поэтому стараются подыгрывать ведущему, играть отведенные им роли. Некоторые не сразу попадают в роль, сбиваются с текста. Например, депутат крымского парламента Рустам Темиргалиев тоже, как и Царев, начал с милитаристских призывов: «Идет откровенная война против русского народа, русского мира. Ополченцев пытаются заставить вступать в Евросоюз. Если мы будем продолжать говорить языком дипломатии, от нас все отвернутся. Пришло время действовать решительно».

Но к концу передачи крымский парламентарий понял настрой ведущего, и сразу стало ясно, что все образуется и без ввода российских войск: «Осенью этого года в Киеве либо произойдет военный переворот, либо будет массовый переход украинских военных на сторону ополченцев». Полагаю, Соловьев оценил догадливость крымского парламентария и мы еще не раз увидим его в студии «Воскресного вечера».

Во второй части передачи речь пошла о дипломатии, в студии появился господин Ж. и другие депутаты Госдумы. Запахло безумием.

Тон, естественно, задал Ж. Он потребовал в ответ на то, что Киев перекрыл воду Крыму, перекрыть Днепр, который, как выяснил хитроумный Ж., берет свое начало в Смоленской области. По плану Ж., если запретить истоку Днепра течь в Украину, то вся эта водная махина со всеми притоками послушно потечет по территории России, а враждебная страна превратится в безводную пустыню.

Оставив Украину умирать от жажды и засухи, Ж. взялся за демократию. «Демократия ведет к войне!» — сообщил Ж. В это время Соловьев некстати встрял с предложением изменить название партии, лидером которой является Ж., на антидемократическую и антилиберальную. В ответ на это Ж. замахал руками на Соловьева и возопил: «Это вы, журналисты, навязали народу демократию, а при царе был порядок!»

Соловьев попытался вернуть разговор в международное русло и задал явно провокационный вопрос: «Ясно, что США взяли курс на свержение власти в России (путем санкций и изоляции). А может ли Россия себя прокормить?» Естественно, с такой пораженческой постановкой вопроса Ж. не мог согласиться и объяснил Соловьеву, что нам из-за рубежа поставляют отвратительные лекарства, которые не помогают больным, и ядовитые продукты, от которых умирают русские люди. А мы им (за рубеж) посылаем лучшую пшеницу. И если все это прекратить, то в России будет изобилие. Соловьев пытался спросить у Ж., не перепутал ли он современность с 1914 годом, но Ж. его, видимо, не услышал.

Смысловую точку в передаче поставил член Общественной палаты РФ Сергей Орджоникидзе. Он с грустью констатировал: «Когда я был представителем СССР (он был заместителем представителя СССР при ООН), за мной стояла великая держава и я мог хамить». «А сейчас почему не хамите?!» — возмутился Ж. «Блефовать надо!» — потребовал лидер парламентской партии.

Мне показалось, что вот этот призыв блефовать и есть единственное возможное объяснение безумному раскручиванию пропаганды ненависти на российском телевидении. Блеф стал основной формой поведения российской политики. Стилем ее жизни и прикрытием полной ее бессодержательности. Если не считать содержанием стремление сохранить себя во власти.

Кургинян vs Стрелков

Главное событие минувшей недели, взятие Славянска украинской армией и прорыв стрелковцев в Донецк, было подано российскими СМИ как большой успех повстанцев. Это было похоже на то, как советская пропаганда отступление Красной Армии преподносила как «выравнивание линии фронта». Сегодня российские СМИ говорят об отходе на более благоприятные позиции и стремлении избежать дальнейших жертв со стороны мирного населения. Вопрос о возможных жертвах в миллионном Донецке в этой логике не существует. Прав был Соловьев, который на упрек в том, что российские пропагандисты являются наследниками Геббельса, гордо ответил, мол, мы — наследники Левитана.

Правда, наследники мелковатые и в своих попытках встать на цыпочки, чтобы быть похожими на суровых предков, довольно смешные. Что особенно противно выглядит на фоне трупов и людского горя, которые они же и вызвали.

Самой смешной медийной фигурой минувшей недели стал, несомненно, Кургинян, который на своем ресурсе «Суть времени» разместил ролик, где сурово отчитывает Стрелкова за сдачу Славянска и, как отметил Аркадий Бабченко, учит Стрелкова воевать. Ролик немедленно снискал приз зрительских симпатий в Рунете, а Кургинян в этом ролике проявил комедийный талант уровня Луи де Фюнеса.

Смех смехом, а нелепая выходка Кургиняна явно не была самодеятельной. Очевидно, что Стрелков-Гиркин становится серьезной проблемой для Кремля. Он уже сейчас стал идеальной точкой сборки реальной красно-коричневой оппозиции Путину. Диапазон такой оппозиции простирается от аудитории «Спутника и Погрома» до электората ЛДПР, лимоновцев, части зюгановцев и справедливороссов. И что самое главное, сотни тысяч «афганцев» и «чеченцев», отравленных послевоенным синдромом, уже сегодня видят в этом реконструкторе своего вожака.

Попытка дегероизации Гиркина силами Кургиняна выглядит нелепо, но выдает растерянность Кремля. И обитателей АП можно понять. Вот что им делать? Решать проблему Гиркина по методу Лугового – Меркадора? Зарезать отравленной визиткой Яроша, которую заботливо оставить не месте преступления? Попытаться разоружить при переходе границы? А если прорвется куда-нибудь на Ставрополье и устроит там кровавую реконструкцию «русского мира» против кавказцев? Он такой, он ведь может.

Про слив Путиным Новороссии и «русского мира» в целом говорит сегодня уже не только Просвирнин. Пока еще глухо, сквозь зубы, в личном блоге эти слова вырываются у автора «Известий» националиста Егора Холмогорова. Потенциальный электорат Гиркина не имеет своей медийной инфрастуктуры. Но это не мешает его консолидации и героизации реконструктора.

В 1987 году Ельцин не имел никакого медийного прикрытия, был «политически похоронен» Горбачевым, но это не помешало ему за два года стать самым популярным политиком страны. Сливший «русский мир» Путин против «героя русского мира» Гиркина выглядит лишь немного более выигрышно, чем Курнинян против того же Гиркина. Военный переворот как результат неизбежного экономического кризиса и очередного веймарского синдрома, этот сценарий, казавшийся еще вчера невероятным, может стать реальностью вследствие невероятной концентрации безумия в руководстве страны.

Блеф, прикрывающий отсутствие реальных целей, и пропаганда вместо осмысленной политики завели власть в тупик. Беда в том, что вместе с властью в тупике оказалась страна.


Фото ИТАР-ТАСС/ Артем Коротаев












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Русская Клио, лживая и обидчивая
15 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Юлия Латынина опубликовала в «Новой газете» от 14.08.17 материал на трех полосах под названием «Он всех строит». С подзаголовком «Собянин опять все перекопал? И правильно сделал». Если бы это было другое издание, на этот текст можно было бы не обращать внимания. И даже если бы это была просто очередная публикация Юлии Латыниной. Мало ли у нее бывало текстов разной степени странности и сомнительности? Но тут в конце статьи опубликована реплика за подписью главного редактора «Новой газеты Дмитрия Муратова: «Я разделяю точку зрения обозревателя». И вот это уже интересно. Обычно в «Новой» пишут прямо противоположное: мол, редакция может не разделять мнение обозревателя.
Медиафрения. Старик и рыба
8 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Социологи часто спрашивают людей о том, кого они считают лучшим политиком, лучшим писателем, историческим деятелем. Помимо прочего такие вопросы служат неплохим индикатором политических и ценностных ориентаций. Например, выбор Сталина или Ивана Грозного о многом свидетельствует про самого выбравшего, равно как и выбор Сахарова или Гавела. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, выступая 6.08.17 в программе «Без посредников», признался радиослушателям: «Вы знаете, я считаю, что Малахов — это лучший российский телеведущий. Я считаю, что равных ему на российском телевидении — вот профессионально — нет!».
Медиафрения. Ударим по санкциям военно-морским парадом!
1 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сначала о двух расставаниях. Поэт Андрей Орлов (Орлуша) сообщил, что больше не будет приходить на «Эхо Москвы». Он сказал об этом 29.07.17 в эфире программы Ксении Лариной «Культурный шок», где он вместе с режиссером Владимиром Мирзоевым обсуждал проблему совместимости духовности и юмора. Эфир был, кстати, весьма содержательным, а заявление поэта Орлова, сделанное в середине программы, и Мирзоев, и Ларина встретили с пониманием, и в ходе возникшего экспромтом «персонального дела» поэта Орлова «подсудимый» был полностью оправдан. 
Медиафрения. «Психиатра в студию!»
25 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Из России убегает «Сименс». Если выделить главную причину бегства германского концерна, то он бежит от путинской лжи. В прошлом году российский президент обещал Зигмару Габриэлю, который тогда служил министром экономики и энергетики ФРГ, что газовых турбин «Сименс» в Крыму не будет. Наврал, как обычно. Турбины немецкого концерна в Крыму обнаружились. Теперь «Сименс» бежит из России. Зато в России остается депутат Ирина Яровая, закон имени которой по минимальной оценке должен обойтись российской экономике в 33 млрд долларов. Но тут выяснилось, что это еще не все. Поскольку Яровой очень любопытно потискать ручками и поглядеть глазками на персональные данные не только граждан России, но и граждан ЕС, то в этой части ее желание вошло в противоречие с законодательством данного Союза. 
Медиафрения. История — продажная девка русофобии
18 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Рамзан Кадыров в своем интервью каналуHBORealSportsвышел за пределы главной темы, а именно, боев без правил, и дал глубокий геополитический анализ современности. Про то, что в Чечне не бывает геев, а есть только шайтаны, было ожидаемо и рутинно. Намного более бодряще звучали заявления, что «Америка не такое сильное государство, чтобы Россия считала его своим врагом», и уверение, мол, если что, «мы весь мир раком поставим». Можно, конечно, списать это на пустое бахвальство одуревшего от безнаказанности местного диктатора. Но с учетом того, что данный персонаж занимает по сути второе место в табели о рангах нынешней российской империи, имеет лично преданную ему автономную армию и залит кровью по самую макушку, в мире эротические фантазии главы Чечни сочли разумным принять к сведению.
Медиафрения. Трампозависимость
11 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Макс Вебер насчитывал три типа легитимности политической власти: традиция, харизма и демократические правовые процедуры. В путинской России после G20 в Гамбурге добавился четвертый: признание со стороны Дональда Трампа. «Господин назначил меня любимой женой!» — радостно кричала освобожденная женщина Востока Гюльчатай. «Трамп признал Путина ровней и говорил с ним 2 часа 16 минут!» — уже третьи сутки бьются в пароксизме счастья государственные СМИ суверенной России. «Путин с Трампом делили мир, как Сталин с Рузвельтом и Черчиллем в Ялте 1945-го», — захлебываются «политологи». Михаил Горбачев сообщил прессе, что встреча Путина с Трампом напомнила ему его встречу с Рейганом, и выразил надежду, что последствия будут похожими…
Медиафрения. Русское народное двоемыслие в условиях путинизма
4 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе самое яркое и значимое медийное событие вновь было в жанре интервью. До этого российский официоз и «примкнувший к нему Кашин» восхищались большой «журналистской удачей» провокатора, который пытался взять интервью у Светланы Алексиевич и после того, как Нобелевский лауреат, прервав беседу, запретила его печатать, опубликовал интервью вопреки воле собеседницы в агентстве «Регнум», да еще и «отредактировал» ее ответы. В отличие от провокации в «Регнуме», которой так восхищались федеральные телеканалы, «Новая газета» силами своего спецкора Павла Каныгина сделала очень важную журналистскую работу, опубликовав интервью со Светланой Агеевой, матерью ефрейтора Агеева, попавшего в плен в Луганской области...
Медиафрения. «Нобелевка докатилась!», или «Киселев в шерсти»
27 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Чтобы оценить масштаб преступления, которое совершил путинский телевизор по отношению к мозгам россиян, надо посмотреть на рейтинг выдающихся личностей, который в очередной раз измерил и опубликовал Левада-центр. Вот первая пятерка тех, кто, по мнению россиян, является самым выдающимся человеком в мировой истории: 1.Сталин – 38%; 2-3. Путин и Пушкин – по 34%; 4. Ленин – 32%; 5. Петр Первый – 29%. Два существенных дополнения. Из первой двадцатки выдающихся людей только двое иностранцев: Эйнштейн и Ньютон, и те в самом конце списка на предпоследнем месте с 7% голосов. То есть в восприятии россиян исторический процесс происходил исключительно в России, за ее пределами было мало персонажей, заслуживающих внимания. Подобным искажением исторического сознания страдают не только россияне, те же американцы склонны отождествлять прогресс в науке и технике с США, но у них для этого все-таки побольше оснований.
Медиафрения. Запад во мгле
20 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про хорошее. В результате протестной акции 12 июня оппозиции удалось пробить еще одну брешь в броне официоза. Снято табу на упоминание имен оппозиционеров в главных информационно-аналитических программах. До этого лидеры протеста появлялись только в специальных изделиях, изготовленных в мрачных, пропахших кровью подвалах НТВ, в которых эти лидеры изображались либо с гитлеровскими усиками, либо без одежды. И вот теперь в главном путинском официозе, в программе «Вести недели» от 18.06.2017, Дмитрий Киселев, хоть и скривив губы от отвращения, но все же произносит имя Навального, а также цитирует «скандально известного профессора Зубова» и вспоминает сидящего в тюрьме «революционера Удальцова». Навальному удалось навязать свою повестку путинскому официозу. И это хорошая новость.
Медиафрения. Кто в российской журналистике «вон из профессии»?
6 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обещал в начале каждого обзора сообщать о хороших новостях, но в этот раз обещание придется нарушить. Просто потому, что сегодня главная новость в сфере медиа — то, что закрылся журналTheNewTimes. И это очень плохая новость. 10 лет продолжался эксперимент по выживанию качественного журнала в условиях, в принципе не пригодных для существования качественной прессы. Россия стала не местом для качественной прессы не только потому, что здесь цензура, хотя и поэтому тоже. И не только потому, что в России нет нормального рынка рекламы и рекламодатель боится давать рекламу в СМИ, которые критикуют власть. Хотя и поэтому тоже. И не только потому, что фактически исчезли все каналы распространения прессы. Хотя и поэтому тоже.