В оппозиции
16 октября 2018 г.
Где гибнет свобода?

ТАСС

Свобода гибнет не на баррикадах или в тюрьмах, не в удушливых министерских приемных или кабинетах следователей, не на фальшивых выборах или в залах неправедных судов. Нет, друзья мои, свобода гибнет там, где мы сами добровольно отдаем ее в уплату за благополучие, карьеру, профессиональный рост или спасение любимого проекта. Только так и никак иначе. Никто не может отнять у нас свободу, только мы сами можем от нее малодушно отказаться. А потом, разумеется, винить в своей слабости беспредельную власть, равнодушное общество и неблагоприятное стечение обстоятельств.

Антон Павлович Чехов велел по капле выдавливать из себя раба. Владимир Владимирович Путин велит по капле выдавливать из себя свободу. Сдается мне, что у Путина последователей сегодня больше, чем у Чехова.

Александр Подрабинек

В прошлое воскресенье в Москве на Триумфальной площади прошел небольшой митинг в защиту свободы слова. Выступавшие говорили горячо и взволнованно. Они были против цензуры, за достоинство журналиста и уважение к читателю. Все правильно. Но чтобы попасть на огороженную площадку митинга, им надо было не только пройти через рамки металлоискателя и показать полицейским содержимое своих сумок, но и подвергнуться личному обыску.

Это никого не смущало! Свободные люди, пришедшие защищать свободу, в буквальном смысле слова отдавали себя в руки лоботрясов в полицейской форме, изображавших из себя стражей порядка. Лоботрясы хищно досматривали участников митинга, соблюдая гендерные приличия: менты лапали ребят, ментовки — девушек. «А вдруг у вас там пояс шахида или стеклянная посуда?» — объяснял мне причины обыска подполковник полиции.

Я так и остался стоять перед рамками необысканным, наблюдая за защитниками свободы слова. Покорно проходя через личный досмотр, большинство были равнодушны, некоторые растерянно улыбались, другие недовольно кривились, но никто не возмутился и от унизительной процедуры не отказался. И ведь не в тюрьме, не под конвоем, где обыщут в любом случае — упирайся, не упирайся. А бывает, что и там упираются — до резиновых дубинок и смирительной рубашки. Здесь же и жертвовать нечем, разве что не постоять на трибуне или послушать ораторов издалека, а не вблизи.

Александр Подрабинек

Так какой смысл защищать свободу людям, жертвующим своим личным достоинством? Вот и выдавили из каждого по капельке свободы руками путинских полицейских. Вот почему у нас есть Путин и нет Майдана.

Но руками полицейских — это еще полбеды. Настоящая беда — когда своими руками. Когда садятся в кружок журналисты во главе с Лесей Рябцевой из «Эха Москвы» и сочиняют сначала отстойный закон про блогеров, а затем правила поведения для журналистов в соцсетях. Сочиняют вдохновенно, инициативно, задорно, с размахом и неким профессиональным эксгибиционизмом — долой правила приличия и достоинство профессии, мы будем душить нашу свободу своими собственными руками! Им даже полицейский для этого не нужен, и Роскомнадзор их лучший друг.

Холопский размах их велик и выходит далеко за пределы радиостанции и коллег по работе. Они хотят замазать своим коллективным страхом всех журналистов вообще. Им безразлично, что в нерабочее время правила внутреннего трудового распорядка на работника не распространяются. Если, например, договорится Алексей Венедиктов со своими журналистами о круглосуточной оплате их труда и отдыха, тогда может требовать от них подчинения дома и на работе. Не договорится — старания Рябцевой впустую. За ней последуют только те, кто согласится отдать свою свободу за сохранение работы, зарплаты и расположения начальства.

Их может оказаться не так уж мало, но только зачем журналисту работа, если у него нет свободы? Такая работа годится для пропагандистов, каковых, впрочем, в российских СМИ сейчас абсолютное большинство.

Лукавые продавцы своей личной свободы и своего личного достоинства раздраженно клеймят своих оппонентов в чистоплюйстве, тщеславии, выпендреже и хорошо еще, что не в экстремизме. Они свидетельствуют об относительности морали и превозносят искусство компромисса. Бог им судья. Они делают вид, что не замечают грани между честью и бесчестьем. Между тем, грань эта хоть и хрупка, но отчетлива. Человеку разумному и совестливому не заметить ее невозможно. Можно пренебречь ею один раз, и другой раз, и третий раз, и пренебрегать всю оставшуюся жизнь. Но тогда не надо жаловаться на отсутствие свободы. Отдаем по капле, вот и живем в рабстве.



Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель














  • Егор Сковорода: Мои ощущения ... что тут должны быть, если он отравлен и если это была какая-то связанная с его отравлением операция, то тут должны быть задействованы спецслужбы, так или иначе. 

  • МБХ-медиа: Как теперь стало ясно, Петр Верзилов начал самостоятельное расследование, которое привело его к тем же людям, что и нас.

  • Nadya Tolokonnikova: большой прогресс сегодня. большой день. петя к нам возвращается! значит, скорее всего нет никаких необратимых повреждений в головном мозге.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Предупреждение Михаила Ходорковского
21 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Михаил Ходорковский сделал несколько важных заявлений. Они адресованы одновременно обществу, власти и коллегам, которые занимаются расследованием убийства журналистов в ЦАР. «Центр нашего расследования находится в Лондоне. Мои сотрудники в Москве получали лишь отдельные поручения», — сообщает Ходорковский, предупреждая власть о бессмысленности репрессий и провокаций против тех, кто сотрудничает с ним в России. Если центр расследования в Лондоне, то смысл сажать и убивать тех, кто в России, исчезает. Хотя сложно апеллировать к здравому смыслу тех, кто нагромождает одну гору абсурда за другой…
Прямая речь
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Егор Сковорода: Мои ощущения ... что тут должны быть, если он отравлен и если это была какая-то связанная с его отравлением операция, то тут должны быть задействованы спецслужбы, так или иначе. 
В СМИ
21 СЕНТЯБРЯ 2018
МБХ-медиа: Как теперь стало ясно, Петр Верзилов начал самостоятельное расследование, которое привело его к тем же людям, что и нас.
В блогах
21 СЕНТЯБРЯ 2018
Nadya Tolokonnikova: большой прогресс сегодня. большой день. петя к нам возвращается! значит, скорее всего нет никаких необратимых повреждений в головном мозге.
Волна точечных массовых репрессий
11 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Окончательных цифр еще нет, но уже понятно, что в этот раз по итогам акции 9 сентября сотни людей окажутся за решеткой – суды по всей стране только набирают обороты. В Москве против двух демонстрантов возбуждены уголовные дела, их обвиняют в насилии над полицейскими. Наиболее яростно и жестко полицейские и бойцы Росгвардии на этот раз вели себя в Питере. По словам местного депутата Бориса Вишневского, в Петербурге 9 сентября получила принципиально новую трактовку статья Административного кодекса, которая предусматривает арест за неповиновение сотрудникам сил правопорядка. 
Прямая речь
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Леонид Волков: Сегодня на улицы городов России вышли лучшие люди страны. Рассыпалась огромная ложь...
В СМИ
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Newsru.com: ...после несанкционированной акции в отношении родителей несовершеннолетних участников мероприятия составлены 73 протокола за неисполнение обязанностей по воспитанию детей.
В блогах
11 СЕНТЯБРЯ 2018
Владимир Милов: пишите в комментариях к этому посту всю информацию о сроках ареста за акцию 09.09, которые присудили сторонникам Навального в регионах...
Новая «битва за Москву» назначена на 9 сентября
31 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На оккупированной территории России 9 сентября 2018 года пройдет Единый день голосования, в ходе которого намечено «выбрать» 7 депутатов Госдумы, 26 глав регионов и депутатов местных законодательных собраний в 17 субъектах федерации. На оккупированных территориях не бывает оппозиции, поэтому никаких неожиданностей в ходе самого голосования быть не может. А если вдруг где-то что-то и произойдет, на то есть Памфилова, которая все исправит, зачистит и подметет. Оппозиции нет, но есть протестные настроения, для которых Путин создал питательную среду, лишив подведомственную популяцию надежды дождаться пенсий. Настроения – это еще не протест.
Прямая речь
31 АВГУСТА 2018
Леонид Гозман: Власть в ходе блистательной подготовки пенсионной реформы сильно изменила отношение к тем, кто будет с ней бороться.