Итоги года
18 июня 2019 г.
Итоги года. После бала
5 ЯНВАРЯ 2015, НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

ТАСС

Ровно 100 лет назад, в 1914 году, Россия вступила в войну, которая ее погубила. Надо сказать, юбилейный год удался как на заказ. Он был наполнен не театральным драматизмом.

Главное, определяющее событие — Пиррова победа в Крыму. После триумфальной сочинской Олимпиады президент Путин окончательно поверил в свою фартовую звезду и взял Крым. Мотивов было, по-видимому, три: отмстить неразумным американцам за Майдан и Януковича и превратить свое украинское поражение в победу; укрепить свои рейтинговые позиции, поскольку народ готов приветствовать все, что похоже на проявление силы, тем более по отношению к Западу; гарантировать себе гордое место в истории, которая охотно и сладко отдается победителю.

Про историю говорить сложно, но по первым двум пунктам результат превзошел ожидания. Запад практически потерял дар речи, инициатива на Украине полностью перешла к Кремлю, а россияне впали в массовую эйфорию, равной которой не было, пожалуй, с полета Гагарина. На волне этой эйфории, народной от Путина, и путинской от самого себя, президент даже запросил у Совета Федерации официальное разрешение на ввод войск на территорию Украины, которое немедленно было дано — единогласно и без единого вопроса. Одному Богу ведомо, почему тогда Путин не сделал следующий, уже абсолютно фатальный шаг. По-видимому, он был к нему готов, иначе зачем было запрашивать добро и доводить две страны, да и весь мир, до предынфарктного состояния? На этот вопрос нет ответа. Скорее всего, просто в последний момент дрогнул и не решился. Во всяком случае, тогда не решился. Ну, и слава Богу.

Он избрал другой вариант — так называемую гибридную войну. Вариант всем был хорош: ни войны, ни мира. Для Киева — демонстрация качественного боевого превосходства, которое дает возможность в любой момент, на любом этапе повернуть ситуацию в свою пользу.

Для Запада — крутить им мозги, дразнить, не признаваться — пусть доказывают, что мы там воюем, хрен у них получится.

Для своих — телепропаганда, да какая! Невиданная до сих пор, тотальная, фактически — создание параллельной реальности.

И это все, как и Крым, тоже получилось!

Киев потел, пыхтел, но дрался хило и неумело, как девчонка.

Запад задохнулся от бессильной ярости, и ничего не смог, казалось, предложить, кроме каких-то смешных персональных санкций. Мизулину в Штаты не пустят! Ну, напугали до смерти!

А народ верил всему, что ему рассказывали из ящика. Прежде всего потому, что очень хотел верить. В то, что мы окружены лихими, нетрадиционно ориентированными супостатами. В то, что мы не просто сидим в трениках и с пивком перед телевизором, а сражаемся с черными силами зла во главе с Бараком Обамой. В то, что враг будет разбит, победа будет за нами.

Все было как нельзя лучше. А потом сломалось. Причем сразу.

Началось — после падения самолета. Потом — в Брисбене.

Ему никто ничего не доказывает. Как жена ничего не доказывает мужу, который является под утро со следами помады на воротнике и клянется, что помогал приятелю ремонтировать пылесос. С ним просто перестали разговаривать.

Параллельно перестали казаться смешными санкции. И из-за наших контрсанкций стали дорожать продукты.

А потом повалился рубль.

В результате на конец года ситуация довольно-таки похожа на катастрофическую.

Во внешней политике Россия потерпела поражения по всем главным, стратегическим направлениям.

Соседи. Украина безнадежно потеряна. Произошло как раз то, чего больше всего боялся Путин: Украина решительно и бесповоротно повернулась к Западу передом, а к нам задом. В украинскую социологию всего годичной давности, когда Россию воспринимали как друга, в НАТО категорически не хотели, а Путин был самым популярным политиком, сейчас трудно даже поверить.

Но не только Украину, мы всех распугали. Лукашенко открыто щерится, Назарбаев аккуратно дистанцируется. Крым они так и не признали, Донбасс осуждают.

Что и понятно.

Публичное изнасилование вряд ли способно произвести благоприятное впечатление на окружающих. Президент Путин повторяет мантру про медведя, который хозяин в тайге. Этот образ не всем жителям тайги кажется обаятельным.

А потому:

Евразийский союз — до свидания.

Таможенный союз — туда же.

Русский мир… Ну, чисто хризантемы в саду…

Никакие союзы со страной, экономически несостоятельной и политически агрессивной, никому не интересны и просто невозможны. Никакого русского мира, основанного на имперском насилии, уже не будет.

НАТО. До сих пор дипломатическими усилиями, разнообразным сотрудничеством, пусть холодноватым, но партнерством удавалось замедлить продвижение НАТО к российским границам. Теперь Кремль сделал все, чтобы предельно усилить желание всех наших соседей как можно быстрее попроситься под натовский зонтик — и предельно усложнить НАТО поиск оснований отказывать в этих просьбах.

Двухполярный мир. О нем можно забыть. В смысле, нам забыть. Китайцы, вероятно, могут ставить перед собой перспективную задачу составить Штатам глобальную конкуренцию. Мы — нет.

Наиболее точная характеристика международного положения России к концу года — моральная изоляция.

Во внутренней политике год был мутным. Сначала триумфальное шествие, сопровождаемое сеансами массового гипноза. Затем — те же сеансы, но уже без триумфального шествия.

Основной фронт был открыт на историко-культурном направлении. Расцвели духовные скрепы и всевозможная сакралка. Похвалили Молотова — за Риббентропа. Подвергли отеческой критике русскую классическую литературу: скучновата (Толстой и Достоевский) и не всегда дотягивала по качественным показателям (Пушкин и Лермонтов).

Мудрая РПЦ, раньше всех что-то понявшая по части экономических перспектив, возвысила голос против греховного культа потребления и вообще против наслаждений. Долой буржуазный гедонизм! Выше знамя пролетарского мазохизма!

Власть продолжала лениво завинчивать гайки. В принципе, имея 85% одобрения, можно расслабиться и гаечный ключ вообще отложить. Так что это делалось скорее по механической привычке, чтобы чем-то занять руки. Ну, не четки же перебирать? Власть занимала руки тем, что трудолюбиво и неуклонно, словно в режиме наращиваемых санкций, сжимала пространство свободы слова и душила НКО.

Однако к концу года, когда резко просела экономика, в действиях власти стали усиливаться репрессивные ноты. Прошлый новый год прошел под знаком освобождения МБХ. Этот проходит под знаком ожидания посадки Алексея Навального.

2015 год обещает много интересного, хотя и мало приятного. Получив поздравительную открытку в виде маленького рубля с надписью «Привет из Крыма», народ до Нового года оценить юмор не успел. Но после праздников постепенно начнет приходить понимание, что ценники в магазинах — не что иное, как счет за геополитическую авантюру. Что Крым, который представлялся некоей приятной опцией, бонусом от фирмы за мои прекрасные глаза, стоит денег, причем конкретно из моего кармана.

Что я, прелестная высокодуховная Золушка, несколько перебрала на балу, и вот карета моей мечты превратилась в тыкву, а кучер, которому я так верила — в крота. Я сама, конечно, в этом не виновата, я никогда ни в чем не виновата и всегда кругом права. Но ведь кто-то виноват, нет?


Владимир Смирнов/ТАСС














  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».