Большой Ближний Восток
18 января 2022 г.
Внешняя политика лжи и шантажа
2 ОКТЯБРЯ 2015, СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

ТАСС

Жизненный опыт подсказывает, что во внешней политике можно объяснить что угодно. Вот, допустим, Россия не сунулась бы в Сирию, а продолжала бы заниматься своими сугубо внутренними делами, жечь на границе антисанкционные продукты и импортозамещаться. Это было бы объяснено «особым путем», возможно даже — «особым русским путем». Но произошло удивительное (для тех, кто еще способен удивляться). Позабыв про тлеющую на юго-западных границах нестабильность, от которой икается народам бывшего СССР, про возникший по ее причине глубочайший экономический кризис, Россия всеми четырьмя медвежьими лапами вступила в разваливающуюся Сирию, с которой нет общих границ.

Вообще, надо сказать, в России считают, что с лимитрофом-то можно делать что угодно, именно поэтому у нее, собственно, и произошла такая неприятность с Украиной. Лимитроф, по мнению российских политиков, это как предбанник. Там надо порядок навести, а можно и загадить, превратив в склад своего хлама. Но Сирия — не лимитроф. Между Россией и Сирией еще шесть проблемных стран: Турция, Иран, Грузия, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан. И там живут не славянские братья, которым Россия, как она считает, обязана помогать против основного населения, а, прямо скажем, мусульманские братья. С какой стати тогда возникла такая мгновенная заинтересованность в Сирии и военный поход? Если только, конечно, не считать, что лимитроф лимитрофа — это тоже лимитроф, и применить всю предыдущую логику.

Россияне, впрочем, в массе своей привыкли ничему не удивляться и кушают старую песню про Россию — крупного мирового игрока. А может быть, даже и мирового судью. Как поэтично выразился в «Известиях» философ Борис Межуев (переиначивая Библию): «Россия впервые за долгое время не выглядела на международной арене жалобщиком на несправедливости равнодушного к ней миропорядка. Она выглядела справедливым и могущественным судией этого миропорядка, который был взвешен на весах истории, исчислен, признан слишком легким и разделен». То ли автор сравнил Путина с пророком Даниилом на трибуне ООН, то ли сам выступил как такой пророк. Но вот бы спросить: а кто назначил Россию судьей мирового порядка?

Вопрос не такой простой, как может показаться. Конечно, Россия — правопреемница СССР и член Совета безопасности, преобразовавшегося из антигитлеровской коалиции. Но сегодняшняя Россия — это далеко не СССР. Время прошло, и РФ — это совершенно новая страна с изменившимся социумом, у которого совершенно другая социальная психология и совершенно другие цели в мире. Конечно, Россия и сегодня по-прежнему самая большая страна. Если брать по километражу. Однако по людям, по умам Индия, Китай, США, Евросоюз — несомненно больше, чем Россия. По людям и умам Россия — только девятая, и приток мигрантов в нее неуклонно сокращается из-за потери привлекательности, что не может не вызвать некоторые подозрения насчет ее политической программы.

Хотя чего у России точно не отнять, так это наличие атомной бомбы. Вернее, огромного количества атомных бомб. В этом смысле Россия по-прежнему как СССР. Хотя сами по себе атомные бомбы мертвый груз. У атомных бомб нет проекта. Они не строят ни коммунизм, ни капитализм. К тому же в сегодняшней России плохо увязываются идеология особого пути и мессианская страсть судить мировой порядок, желание вмешиваться в дела других стран и курс на самоизоляцию.

Получается, что реальная роль России, независимо от повестки, стоять перпендикуляром к магистральной дороге цивилизации. Вернее, к магистральной дороге западного мира, что на данный момент почти одно и то же. Вряд ли это конструктивная платформа.

Не конструктивная, а какая? На самом деле об этом мы тоже знаем немного.

Если внутренняя политика хоть как-то дебатируется в институтах государства (и хоть и бредова, но публична), то внешняя — в компетенции страшно закрытого ведомства, подчиняющегося лично президенту. Сообщая своим западным коллегам «позицию России», Чуркин, Лавров или послы не обговаривают ее предварительно с российскими политическими партиями и не требуют поддержки этой позиции от российского общества. Общество узнает о ней из телевизора, и не факт, что правду. Впрочем, и задача у дипломатов далекая от классической дипломатии: не встраивание державного патрона в мировой контекст, не налаживание связей и разрядка международной напряженности, а прямо противоположная. Соврать, ошельмовать партнёра в духе холодной войны, накидать понтов. Иначе не объяснить, почему Чуркин и Лавров в упор никогда «не понимают», как выглядит присоединение Крыма в глазах цивилизованного европейца, а посол в Польше Андреев вдруг начинает уличать гостеприимных или не очень хозяев в том, что это де они развязали мировую войну семьдесят с лишним лет назад. Мало того, что последнее — просто ахинея, каксправедливо заметил Игорь Яковенко, но поведение в стилистике «лепить ни с того ни с сего горбатого» вообще не относится к дипломатии. Скорее к гопничеству, к тому же оно бессмысленно и вредно.

Так что же Кремль собирается делать в Сирии, перекинув туда тридцать боевых самолетов и в очередной раз постфактум изобразив дискуссию в Совете Федерации на тему разрешения использовать вооруженные силы за пределами страны?

На этот счёт тоже есть много странных и противоречивых легенд. Борется с запрещенным в России ИГИЛом, спасает ненавистную Европу от беженцев, поддерживает единственно легитимную власть Башара Асада, верного друга и партнера России и, наконец — защищает свои национальные интересы.

С экранов телевизоров не сходит картинка, иллюстрирующая многолетние партнерские отношения с Сирией. На ней почему-то в основном изображены танки или другое убивающее людей оборудование. Танки, ну и что? — скажет вам на это ничему не удивляющийся россиянин. Поставки вооружения — тоже выгодный для страны бизнес. Хотя выгода эта абсурдная. Для того чтобы Сирия закупала вооружения в будущем, Россия должна простить ей предыдущие долги. И так каждый раз.

В 2005 году было списано 80% долга и заключены шесть новых соглашений на перспективу. Но вряд ли эта перспектива хороша для разрушенной в гражданской войне страны и вряд ли та в состоянии будет оплатить «братскую помощь».

Очевидно, «плодотворные российско-сирийские отношения» — это в основном пир военных посредников и специалистов, жирующих за счет российского бюджета.

Много говорится об исключительной легитимности Башара Асада: это он позвал Россию, а Россия и рада стараться. Но переизбранный в 2007 году с поддержкой 97,62 % избирателей Башар Асад потерял контроль над ¾ страны, что ставит под сомнение его электоральную легитимность. Впрочем, всякое бывает. Если подумать, такое возможно и в России. Оттого, наверное, и возникла такая глубокая ментальная связь Асада и Путина. Через родство режимов. Поддерживая Асада, семейный подряд семьи Асада (почти 50 лет бессменно!), Путин, по всей видимости, поддерживает себя, определенный стиль манипулятивной демократии-тирании, отказывая сирийскому народу в праве на раздражение от такой ситуации.

По сути самое честное в позиции Путина — это артикулирование проблемы: что для мирового сообщества важнее, проверенный диктатор, все же осуществлявший светское правление в исламском регионе, или неопределённость перемен, грозящая очередным джихадом?

Ответ не очевиден. Но нет убедительных аргументов, чтобы заставить сирийцев смириться с семейным подрядом опостылевшей компании, простить все ее преступления. Немалая доля справедливости и в том, что западный мир наделал много ошибок на Ближнем Востоке, потратил много денег и не добился желаемых результатов. Однако кому бы про это говорить, России сама — не светоч разума. У нее у самой нерешенный вопрос с Украиной, в развале социальные институты, а пенсии на уровне ста евро. Странно с таким багажом идти всех учить и тем более бомбить.

Если что-то и делать в Сирии (хотя лучше бы России заниматься своими делами), то разумнее это делать все же скоординированно, в рамках западной коалиции. Но тогда нечем будем шантажировать Запад. Да и не продашь свое невмешательство.

Для гопников, как известно, важнее всего шантаж.


Фото: Ameer Al-Halbi / Zuma\TASS














  • Алексей Малашенко: Если «Исламское государство» действительно организовало последние теракты, то это – жест отчаяния. Они прекрасно понимают, что шансов закрепиться в Афганистане у них нет.

  • РИА Новости: Два взрыва прогремели в четверг у аэропорта Кабула, один из них — неподалеку от отеля Baron, где, по информации СМИ, собирались иностранцы...

  • Григорий Трофимчук: "Всего лишь" три, друг за другом, взрыва в регионе, от Афганистана до Казахстана, - а как зазвенели нервы по всей Центральной Азии.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Теракты в Кабуле
27 АВГУСТА 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Кто стал бенефициаром терактов в Кабуле. Почему российский посол назвал «мятежниками» тех, кто сопротивляется «Талибану». Чем грозит миру союз «Талибана» и путинской России В результате терактов 26.08.2021 в аэропорту Кабула погибло более 100 человек. В том числе 13 американских военных. Ответственность за атаку взяла на себя запрещенная в РФ террористическая группировка ИГИЛ. Эта трагедия мгновенно стала важнейшим фактором внутренней политики не только Афганистана, но и многих стран мира...
Прямая речь
27 АВГУСТА 2021
Алексей Малашенко: Если «Исламское государство» действительно организовало последние теракты, то это – жест отчаяния. Они прекрасно понимают, что шансов закрепиться в Афганистане у них нет.
В СМИ
27 АВГУСТА 2021
РИА Новости: Два взрыва прогремели в четверг у аэропорта Кабула, один из них — неподалеку от отеля Baron, где, по информации СМИ, собирались иностранцы...
В блогах
27 АВГУСТА 2021
Григорий Трофимчук: "Всего лишь" три, друг за другом, взрыва в регионе, от Афганистана до Казахстана, - а как зазвенели нервы по всей Центральной Азии.
Кабул пал. Что теперь делать с талибами?
16 АВГУСТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Талибы захватили Афганистан и его столицу Кабул. Ужас и хаос панической эвакуации, которые мир помнит по съемкам почти полувековой давности с крыши американского посольства в Сайгоне, повторяются ныне в кабульском аэропорту. Мой друг и коллега Аркадий Дубнов порекомендовал съесть свои шляпы многочисленному отряду отечественных экспертов и дипломатов, которые все последние недели убеждали, что президент Гани и его армия способны организовать длительное сопротивление террористическому Талибану. К этой толпе поедателей шляп следует, конечно, добавить все американское разведсообщество и администрацию Байдена в целом.
Прямая речь
16 АВГУСТА 2021
Алексей Макаркин: Сейчас в Афганистане некому воевать против Талибана. Полевые командиры либо перешли на сторону талибов, пусть и не очень искренне, либо сбежали.
В СМИ
16 АВГУСТА 2021
«Коммерсант»: Власть в Афганистане рухнула за один день… «Московский комсомолец»: Успехи боевиков стали шоком для политиков и экспертов…       
В блогах
16 АВГУСТА 2021
Карина Орлова: Главная претензия критиков не в самом факте выхода из Афганистана, а в том, как это было сделано...
Не говорите, что это неожиданность
8 ИЮЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ну, кто там смеет утверждать, что Москва ставит перед собой несбыточные внешнеполитические цели? Только что, просто на наших глазах, свершилось то, чего Кремль добивался последние лет пятнадцать. Американцы покидают Афганистан. Причем уходят если и не с позором, то уж точно без всякой славы. Вопреки обещаниям нескольких президентов и залихватским проектам всевозможных экспертов двадцать лет боевых действий не превратили эту страну в «витрину демократии» в Центральной Азии. Точно так же, как не стала она «форпостом социализма» в результате десяти лет советской оккупации.
Прямая речь
8 ИЮЛЯ 2021
Алексей Малашенко: Для России это ничего не значит, все прекрасно признают ту власть, которая там образуется, и не важно, будут это талибы или коалиция.