Итоги года
18 декабря 2017 г.
Итоги года. Ожидая обезьяну с гранатой
9 ЯНВАРЯ 2016, АНТОН ОРЕХЪ

ТАСС

Прогнозы в нашей стране прекрасны тем, что никогда не сбываются. Год назад, когда для рубля в обменниках уже запасали пятизначные табло, а народ выгребал последние деньги, чтобы скупить все, что можно скупить, запасти по три холодильника, по четыре телевизора и поменять новую машину на еще более новую, казалось, что 2016 год мы будем встречать в лохмотьях, а три холодильника будут одинаково пусты. Крах, революция, баррикады, новый ГУЛАГ – предсказания рисовали любые сценарии, среди которых не было ни одного светлого.

Но год миновал, и мы констатируем, что из ужасного не сбылось ничего. Зато подтвердилось проверенное едва ли не столетиями: запас терпения и прочности в нашем народе колоссален. А государство настолько богато, что даже если воровать вообще всё, то запасов и тогда хватит надолго. И глядя в перспективу, думаешь, что тянуться эта бодяга может и год, и десять, и пятьдесят…

…Если, конечно, не прекратится как-то разом и почти внезапно. Не стану вспоминать семнадцатый год и проводить совсем уж зловеще-очевидные аналогии, но вспомним хотя бы Горбачева. От стопроцентной поддержки КПСС до ее полного краха прошло шесть лет, а активная фаза заняла года три.

Но это в будущем, а в прошедшем году мы жили в нескольких альтернативных измерениях.

Много жили прошлым. И главным идеологическим событием стал юбилей Победы. А главным словом стало «мы». Мол, это мы победили, мы сломили хребет. Причем, чем дальше, тем явственнее ощущалось, что воевали эти «мы» не только с Гитлером, но и с Америкой и не существовавшим тогда НАТО. Это «мы» бесило меня до крайности. Потому что мы-то как раз не выиграли ничего! Тем, кто действительно победил в 1945-м, сейчас под девяносто. А вот тем, кто захапал себе Победу, кто свою пошлость и подонство прикрывает чужими подвигами и чужой кровью – их и в проекте не было тогда.

Потом это МЫ стало употребляться и ко всему остальному. Мы – единственное добро в мире, как сказал очередной придурковатый депутат. Мы одни боремся с террором, пока остальные либо пособничают, либо мямлят. Мы одни знаем, как лучше жить всем остальным. А мудрость нашего президента катастрофически контрастирует с дегенеративностью всех прочих лидеров.

Промывание массовых мозгов шло, в принципе, по тем же канонам прошлого. Программа «Время» от своих аналогов 30-40-летней давности отличается разве что техническим средствами, а риторика зачастую совпадает до запятой. Но главное – людям окончательно заменили реальную жизнь на альтернативную. Граждане все-таки не дураки. Видят, что и цены растут, и зарплаты их худеют, и про медицину с ЖКХ все прекрасно понимают тоже. Но, как и прежде, это подается под видом «отдельных недостатков», которые перекрываются осознанием себя гражданами величайшей и самой справедливой страны мира. Трудности – временные, проблемы – решаемые, и надо просто потерпеть. Потому что кругом враги и на планете неспокойно.

В теленовостях российского телевидения практически не было России! Там была Сирия, была Украина, были беженцы в Европе. Была еще – если не забыли – Греция, которой мы все помогали. Была Турция, которая за два дня превратилась из союзника в злейшего врага, а от приезда Эрдогана на открытие соборной мечети до «помидоров», которыми он не отделается, прошло меньше месяца, кажется.

Это была еще одна прекрасная особенность года – мгновенная смена сакральности. Вспомните 2014 год, когда не было ничего важнее Украины. И вот теперь уже Украина на задворках (хотя все равно куда важнее собственно России), зато везде Сирия! Объекты ненависти меняются стремительно. Бандеровцев сменили игиловцы, про которых нельзя говорить, не упомянув, что они у нас запрещены. Потом был Эрдоган. Потом будет кто-нибудь еще. Пустоголовое население способно сегодня любить, а завтра ненавидеть одного и того же человека и одну и ту же страну.

Зато объект любви остался один-единственный. Даже заполошные избранники народа со своими бесноватыми инициативами не так мозолили глаза. Это не значит, что запретов и ограничений из-под их пера стало выходить меньше – вовсе нет! Но всех и вся подавила кругом фигура мудрейшего Путина. Уже и Зюганова не слышно, и Жириновского не видно, а интервью Медведева главным каналам даже сами эти каналы осветили вскользь!

Международная политика подавалась в жанре «один Путин против всего мирового зла» при поддержке Су, ТУ и «Калибров». А внутренняя политика – сквозь просто призму его спокойствия и надежности. А если речь заходила о конкретных достижениях народного хозяйства, нам неизменно говорили про укрепление обороноспособности и показывали, как всё это летает, стреляет и взрывается. И тут я снова вспоминал свое босоногое детство, когда мы реально боялись ядерной войны и понимали, что оборона первична, а с остальным мы потерпим…

В этом году у нас снова были бесчисленные катастрофы и катаклизмы, жертв которых забывали через считанные дни.

В Россию вернулись политические убийства, и весь год цветы и свечи на Москворецком мосту не давали забыть об этом.

Уличных протестов стало меньше, но за сам факт выхода на улицу реально начали сажать. И кто знает, не вспомним ли мы еще с содроганием именно в 2015 году принятые законы, позволяющие чекистам стрелять по толпе и врываться в любые дома просто так, а тюремщикам делать с заключенными всё, что этим тюремщикам в головы взбредет?

Нас «вернули в молодость», заново закрутив шарманку «дела ЮКОСа».

На примере Чаек мы узнали, что высшая власть не просто может быть воровской и коррумпированной, но и в прямом смысле бандитской. Впрочем, что значит «узнали»? По телевизору про Чаек не говорили.

Как и про дальнобойщиков. Которых мы однажды, быть можем, вспомним как «буревестников революции». Потому что впервые за очень долгое время протестовать стали не «хипстеры и зажравшиеся москвичи», а «люди труда». Которых власть немедленно назвала теневиками, мошенниками и неплательщиками налогов. Все ради того, чтобы очередного сынка президентского приятеля порадовать денежкой.

Этой власти некуда деваться. И вслед за дальнобойщиками, она также затянет пояса – не свои! – у всех подряд. Потому что нефть, зараза, никак не хочет дорожать. И если мировая экономика при цене ниже 80 долларов вопреки прогнозам Путина так и не рухнула, то наша экономика при всем запасе богатств и резерве народного терпения рушится все сильнее и неуклоннее. И когда нефть при Путине станет стоить столько же, сколько стоила при Ельцине – вот тогда любопытно будет поглядеть на всё вокруг.

Наступил 2016 год. В нашей стране надо жить долго, чтобы дожить до чего-то светлого. И быть здоровым – с той же целью. Но я могу пожелать нам не только крепкого здоровья, но и того, чтобы в год обезьяны наш труд не стал мартышкиным, а наша страна не превратилась окончательно в обезьяну с гранатой.



Фото: 15.09.2014. Украина. Ситуация в поселке Новосветловка Луганской области. Darko Vojinovic/АР/ТАСС















  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.