Итоги года
24 апреля 2017 г.
Итоги года. Послевкусие 2015: история vs география
9 ЯНВАРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

zlatkovsky.ru

Подводя итоги 2015 года, Георгий Сатаров написал, что в минувшем году для России так и не наступил 21 век и что он вряд ли начнется в наступившем, 2016-м. «Придется еще немного потерпеть», — предлагает Георгий Александрович.

Полагаю, что 21 век для России не наступит никогда. Поскольку в 2015-м ее владелец недвусмысленно заявил о выходе страны из исторического процесса, а население, лишенное субъектности усилиями информационных войск, этот выход горячо поддержало.

Идея о том, что Россия запаздывает с вхождением в 21-й век, но, если «немного потерпеть», то можно увидеть счастливый миг его наступления, основана на концепции догоняющего развития. Это такой образ мира, в котором все страны бегут свой марафон с разной скоростью в одном направлении и проходят одинаковые отметки: 19 век, потом 20-й, вот теперь 21-й…

В каком веке сейчас Северная Корея? А, простите, какую историческую отметку проходит в данный момент Исламское государство? А Сомали с Афганистаном? Они что, тоже дожидаются Санта Клауса с номерным жетоном «21 век»?

Один из важных итогов 2015 года состоит в том, что Путин стащил Россию с магистрального вектора исторического развития. Страна в обнимку с ИГИЛ и Северной Кореей спрыгнула с корабля современности. Неслучайно, ближе к концу года стало известно, что Россия посредничает в торговле нефтью между ИГИЛом и Асадом, а КНДР мы начали снабжать сеном, и эта статья экспорта вызывает прилив энтузиазма у представителей российского правительства.

В 2015-м Путин очертил круг социально близких России стран и режимов: режим Асада, Иран, «Хезболла» и упомянутые выше КНДР с Исламским государством. И это все союзники, больше нет.

Весь год российская пропаганда пыталась изобразить Путина как главного оппонента мировой гегемонии США и борца за многополярный мир. «Полюс» США — это антитеррористическая коалиция, в которую входят вся Европа, Австралия, Канада, всего более 60 стран. «Антиполюс» Путина – Асад, Стражи Исламской революции и «Хезболла». В экономике США создают новый «полюс»: Транстихоокеанское партнерство, включающее Австралию, Новую Зеландию, Японию, Сингапур, Южную Корею, Канаду и пр., в сумме 40% мирового ВВП. Путинский «антиполюс» — экспорт сена в КНДР.

Мир подводит итоги 2015 года в науке. Канадцы – открыли вакцину против Эболы. Американцы – обнаружили воду на Марсе, исследовали Плутон, расшифровали ДНК кенневикского человека, получили опиаты из дрожжей. Южноафриканцы – обнаружили новый вид гоминид, китайцы (вместе с американцами и британцами) – создали ДНК-редактор, с помощью которого можно изменять геном живого существа, в том числе и человека, британцы – обнаружили, что в мозге человека есть лимфатические узлы, голландцы – доказали, что квантовые связи действуют на расстоянии. Вот это все и есть 21 век, в который России уже никогда не попасть.

Россиянам весь 2015 год показывали орудия смерти: ракеты, бомбы, танки. Двумя главными событиями стали 1000-летие святого князя Владимира и 70-летие Победы. Путинский режим панически боится времени, боится исторического процесса. Главное — это география, пространство. Точка сборки России для Путина — это украденный Крым, еще один кусочек пространства, еще больше места на географической карте.

Время – личный враг Путина. Поэтому он так конфузно для мужчины пытается скрыть внешние и вполне естественные признаки старения, молодится, колется ботоксом. Новогоднее обращение Путина к подведомственной популяции было чудовищным. Абсолютно неживой картонный силуэт произносил совершенно мертвые слова. Ни одной мысли. Ни одного живого слова. Слова – пустышки, слова – льдинки. Снежинки пролетают мимо, они не тают, попадая на президента России. На живом человеке они бы растаяли, на картонном силуэте – нет.

Главное политическое событие года – убийство Бориса Немцова – превратило в ноль те призрачные шансы на относительно мирный демонтаж путинского режима, которыми тешили себя оптимисты. Этот режим без крови не уйдет. Дополнительным доказательством этого стали два главных журналистских расследования года: расследование команды Навального о связях верхушки Генпрокуратуры с бандой Цапков и расследование Шлосберга о тайных захоронениях военнослужащих, погибших на Юго-Востоке Украины. Количество пролитой крови, будучи обнародованным, не позволит просто передать власть даже преемнику из своих.

В ткань современного исторического процесса вплетены нормы права и морали, которые делают современный мир единым, связным и предсказуемым. Путинский режим вырвал себя из этой ткани. Последний акт расставания с международным правом – подписанный в минувшем году Путиным закон о праве не выполнять решения Страсбургского суда. Теперь Россия, вырванная из мирового сообщества, висит в полном одиночестве на ниточке путинского своеволия, полностью зависимая от прихотей его сумеречного сознания.

Главное культурное событие года — Нобелевская премия по литературе, врученная Светлане Алексиевич — символизировало окончательный отрыв русского языка и русской культуры от всего, что связано не только с Россией как государством, но и с современным российским обществом. Культурные полюса локализовались и получили места своей прописки: украинско-белорусская писательница Алексиевич как символ современной русской культуры, а Михалков, Кобзон и Мединский как символы современной культуры путинской России.

Выпадение из исторического процесса и разрыв практически со всеми социальными нормами делает поведение путинского режима непредсказуемым. Характеристика, данная Путину Немцовым: «Он – ё@@утый», оказалась наиболее точной. Поэтому прогнозировать его поступки, а значит, и политические шаги его режима дело крайне неблагодарное. Нормальный человек не в состоянии предсказать, как среагирует на тот или иной вызов мелкий шпаненок, оказавшийся вдруг у руля громадной страны, начиненной плохо управляемым ядерным оружием, по своему разрушительному потенциалу одним из самых сильных на планете.

Вот что весной 2006 года говорил Даниел Белл, один из самых сильных футурологов мира, создатель теории постиндустриального и информационного общества: «Не думаю, что где-либо еще политические или экономические споры будут решаться военными методами. Да, между, например, Россией и Украиной сейчас накопилось множество противоречий, но все же российскую агрессию против Украины невозможно себе представить. Это бессмысленно. В отношении своих кавказских соседей Россия тоже не применит силы. Она, разумеется, может использовать политический шантаж или экономическое давление, но о нападении не идет речи». Конец цитаты. «Эпоха разобщенности: размышления о мире 21 века». М., 2007. Стр. 222.

Выдающийся социолог через два года смог убедиться в том, насколько опрометчиво делать какие-либо прогнозы в отношении страны, которая уже тогда начала свое выпадение из исторического процесса. До окончательного опровержения своих предсказаний в виде российской агрессии в Украине Белл не дожил три года…

То, что в России никогда не наступит 21 век, — это не страшно. Как и то, что мы навсегда отстали в науке и технологиях. В моем детстве многие мальчишки мечтали стать сильными, как Юрий Власов, и уметь драться, как Мохаммед Али. И лишь единицы стали мастерами спорта. Повзрослев, поняли, что счастье не в этом, а в гонке за лидером можно порвать сухожилия, что, собственно, и случилось с Россией, когда она звалась СССР.

У страны сейчас одно задание на 2016 год – стряхнуть с себя кодлу кровавых упырей, превративших Россию в главное пугало на планете. Шанс на это есть. Тем более что своими беспорядочными и бессмысленными движениями упыри сами приближают свой конец.


Графика Михаила Златковского














  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017 // ИННА БУЛКИНА
Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов. Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам.