В оппозиции
27 марта 2017 г.
Остановка перед Via Dolorosa



Власти, загнавшие митинг на едва ли не самую неудобную площадку в центре Москвы — в сквер у Яузских ворот, и погода, совершенно не располагавшая к статичному митингу, очевидно, сговорились. Но в принципе для оппозиции это привычно — быть «за», когда все и всё «против», и наоборот – «против», когда вокруг всеобщий одобрямс, путинг и кадыринг. Не впервой.

В морозную субботу 23 января в сквере у Яузских ворот прошел митинг. Не очень многочисленный — человек 500-600. Не слишком распиаренный — вся его реклама практически прошла только в соцсетях, разве что Сергей Пархоменко рассказал о нем на «Эхе». С не очень удачным в силу – увы! – привычности названием: «Против репрессий». Но очень важный.



Важный потому, что основной его темой, его нервом была чудовищная, насквозь антиконституционная статья 212.1 Уголовного кодекса, уже отлитая в безумный приговор Ильдару Дадину, и дамокловым мечом зависшая над головами Владимира Ионова, Марка Гальперина и Ирины Калмыковой. Да и над головой любого, кто находит в себе силы выходить на одиночные пикеты, вообще-то разрешенные законом, но #самизнаете, где и когда живем.



Эта статья лишает каждого, вышедшего на пикет, права на защиту, вводит двойное наказание за одно и то же действие, произвольно считаемое полицией «правонарушением», отменяет принцип справедливости, лежащий в основе любой системы права, и дает нашим российским простиГосподисудам возможность применять ее совершенно произвольно, как заблагорасудится. Страшный «преступник» Ильдар Дадин получил уже три года колонии за то, что четыре раза совершил деяние исключительной общественной опасности — постоял один с плакатом в руках. Точнее, один раз даже не постоял, а попытался выяснить, за что полиция задерживает такого же, как он, «стояльца». Три года лагерей — ну, вы же все сами понимаете! — страшный преступник!

И вот тут выяснилось, что эта история вдруг задела много очень разных людей. С разными взглядами и судьбой, с разными представлениями, что нужно делать, — но с одним общим убеждением, что вот так делать нельзя. Что репрессии, олицетворяемые статьей 212.1 более, чем какой иной, надо остановить. А потому — редкое дело — по выступлениям невозможно было понять, к какой партии или движению принадлежал оратор, правозащитник он или политик — все на удивление говорили об одном: о том, против чего все и собрались.



На самом деле — против фашизма, становящегося уже привычным. Когда горят библиотеки, полыхают агрессивные войны, аннексируются чужие земли, идут по этапу неравнодушные, закатывается в асфальт всё живое, когда — и это самое страшное — «все равно уже по мертвым не плачешь: я не знаю, кто живой, а кто — мертвый». Потому что самое страшное в любом фашизме (и в нынешнем тоже) — это растление, развращение людей, подмена свободы сладостью шагания в ногу. Те, кто пришел на митинг, шагают сами по себе, на свой страх и риск.

Горящие «неправильные» книги в Коми. Сидящие «неправильные» граждане в тюрьме — 212.1 УК, 451⁰ F, — это статьи будущего приговора фашистскому режиму, который захватил нашу страну с рабского одобрения большинства ее жителей.

И «станции» той Via Dolorosa, того пути стыда и покаяния, что всем нам придется пройти. Каждому из нас, лично. Самому, скинув морок мелодии Гамельнского крысолова, увлекающего нас в Великое Никогда.


Фотографии Александра Барошина. Весь фоторепортаж можно увидеть здесь.













  • Дмитрий Орешкин: Навальный является единственным настоящим политиком среди всех остальных оппозиционеров, и это одновременно и его основное достижение, и его основная проблема.

  • ОВД-Инфо: На данный момент еще не все задержанные отпущены из ОВД: как минимум 120 человек по прежнему остаются в отделениях.

  • Cherkasov Alexander: БОЛЬШЕ ЗАДЕРЖАННЫХ ЗА ДЕНЬ В МОСКВЕ БЫЛО ЛИШЬ ОДНАЖДЫ: 4 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
26 марта в России закончилась эра «согласованного протеста»
27 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«ОВД-Инфо», издание, которое лучше всех мониторит репрессии российских властей во время оппозиционных акций, подсчитало, что на воскресной демонстрации в Москве было задержано более 1000 человек. Полиция задействовала чуть ли не все свои столичные отделы — демонстрантов привозили даже в такие подразделения, где их раньше никогда не видели. По разным оценкам, в акции приняло участие около 30 тысяч человек. Число для Москвы совсем не рекордное, если бы не одно существенное обстоятельство — воскресная демонстрация на Тверской не была согласована московской мэрией. Сам организатор и вдохновитель мероприятия Алексей Навальный оказался задержан в первые минуты своего появления в центре города.
Прямая речь
27 МАРТА 2017
Дмитрий Орешкин: Навальный является единственным настоящим политиком среди всех остальных оппозиционеров, и это одновременно и его основное достижение, и его основная проблема.
В СМИ
27 МАРТА 2017
ОВД-Инфо: На данный момент еще не все задержанные отпущены из ОВД: как минимум 120 человек по прежнему остаются в отделениях.
В блогах
27 МАРТА 2017
Cherkasov Alexander: БОЛЬШЕ ЗАДЕРЖАННЫХ ЗА ДЕНЬ В МОСКВЕ БЫЛО ЛИШЬ ОДНАЖДЫ: 4 ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА
Итоги недели. Накануне марша
24 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Нет никаких сомнений в том, что главным событием уходящей недели станет (стал) антикоррупционный марш, который назначен на 14.00, воскресенье, 26 марта. Заявку в мэрию в установленные законом сроки подал Алексей Навальный. Однако ответа (опять же в установленные законом сроки) он не получил, и вполне правомерно, опираясь на трактовку данной ситуации Конституционным судом, объявил, что акцию 26 марта считает согласованной. Спустя несколько дней мэрия проснулась и предложила «альтернативный» маршрут: отправила намеревающихся демонстрировать против коррупции в высшем эшелоне российской власти по известному адресу — в Марьино.
О красной кнопке, этике стоиков и толкователях Навального
10 МАРТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе центр оппозиционной политики переместился в Уфу. Именно там 4 марта произошло событие, до глубины души потрясшее многих демократических активистов, журналистов и некоторых писателей. Результатом этого события стало обрушение репутации одного из немногих сохранившихся в России независимых СМИ и бурная полемика в социальных сетях. Итак, Уфа, 4.03.2017, утро, 9 часов 28 минут. Извините, но тут такое дело, важна каждая минута и каждое слово, а также его оттенки. Мы на минном поле. Тут чуть ошибся и все – нет репутации. Поскольку речь идет не о ком-нибудь, а об Алексее Навальном. Именно он в указанном месте в указанное время дал интервью «Эху Москвы в Уфе». Землетрясение началось на 30-й минуте...
Прямая речь
10 МАРТА 2017
Александр Подрабинек: Можно считать достоинством Навального то, что он так и не научился скрывать свои политические намерения. 
В СМИ
10 МАРТА 2017
Коммерсант: Навальный не дает скучать никому. Только за последний месяц он трижды оказывался в центре внимания увлеченной политикой публики
В блогах
10 МАРТА 2017
Алексей Навальный: РБК и Дождь высосали из пальца какую-то чушь. Поставили в заголовки прямое враньё. А я теперь должен ходить и объясняться.
Очаги сопротивления. Последние или первые?
6 МАРТА 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье железнодорожный мост между Ленинградским и Казанским вокзалами был украшен растяжкой с надписью «Путин — это война. Путин — это кризис. Смерть». Почти сразу после того, как многочисленные москвичи и гости нашего города наконец получили возможность прояснить для себя, «кто есть мистер Путин», неподалеку были задержаны три члена Комитета протестных действий: Екатерина Рыжик, Николай Игроков и Павел Кузнецов. Всех их в ближайшее время ждет разбирательство в суде. Причем для одного из них, Павла Кузнецова, оно может закончиться многотысячным штрафом либо даже административным арестом.