В оппозиции
25 февраля 2017 г.
Остановка перед Via Dolorosa



Власти, загнавшие митинг на едва ли не самую неудобную площадку в центре Москвы — в сквер у Яузских ворот, и погода, совершенно не располагавшая к статичному митингу, очевидно, сговорились. Но в принципе для оппозиции это привычно — быть «за», когда все и всё «против», и наоборот – «против», когда вокруг всеобщий одобрямс, путинг и кадыринг. Не впервой.

В морозную субботу 23 января в сквере у Яузских ворот прошел митинг. Не очень многочисленный — человек 500-600. Не слишком распиаренный — вся его реклама практически прошла только в соцсетях, разве что Сергей Пархоменко рассказал о нем на «Эхе». С не очень удачным в силу – увы! – привычности названием: «Против репрессий». Но очень важный.



Важный потому, что основной его темой, его нервом была чудовищная, насквозь антиконституционная статья 212.1 Уголовного кодекса, уже отлитая в безумный приговор Ильдару Дадину, и дамокловым мечом зависшая над головами Владимира Ионова, Марка Гальперина и Ирины Калмыковой. Да и над головой любого, кто находит в себе силы выходить на одиночные пикеты, вообще-то разрешенные законом, но #самизнаете, где и когда живем.



Эта статья лишает каждого, вышедшего на пикет, права на защиту, вводит двойное наказание за одно и то же действие, произвольно считаемое полицией «правонарушением», отменяет принцип справедливости, лежащий в основе любой системы права, и дает нашим российским простиГосподисудам возможность применять ее совершенно произвольно, как заблагорасудится. Страшный «преступник» Ильдар Дадин получил уже три года колонии за то, что четыре раза совершил деяние исключительной общественной опасности — постоял один с плакатом в руках. Точнее, один раз даже не постоял, а попытался выяснить, за что полиция задерживает такого же, как он, «стояльца». Три года лагерей — ну, вы же все сами понимаете! — страшный преступник!

И вот тут выяснилось, что эта история вдруг задела много очень разных людей. С разными взглядами и судьбой, с разными представлениями, что нужно делать, — но с одним общим убеждением, что вот так делать нельзя. Что репрессии, олицетворяемые статьей 212.1 более, чем какой иной, надо остановить. А потому — редкое дело — по выступлениям невозможно было понять, к какой партии или движению принадлежал оратор, правозащитник он или политик — все на удивление говорили об одном: о том, против чего все и собрались.



На самом деле — против фашизма, становящегося уже привычным. Когда горят библиотеки, полыхают агрессивные войны, аннексируются чужие земли, идут по этапу неравнодушные, закатывается в асфальт всё живое, когда — и это самое страшное — «все равно уже по мертвым не плачешь: я не знаю, кто живой, а кто — мертвый». Потому что самое страшное в любом фашизме (и в нынешнем тоже) — это растление, развращение людей, подмена свободы сладостью шагания в ногу. Те, кто пришел на митинг, шагают сами по себе, на свой страх и риск.

Горящие «неправильные» книги в Коми. Сидящие «неправильные» граждане в тюрьме — 212.1 УК, 451⁰ F, — это статьи будущего приговора фашистскому режиму, который захватил нашу страну с рабского одобрения большинства ее жителей.

И «станции» той Via Dolorosa, того пути стыда и покаяния, что всем нам придется пройти. Каждому из нас, лично. Самому, скинув морок мелодии Гамельнского крысолова, увлекающего нас в Великое Никогда.


Фотографии Александра Барошина. Весь фоторепортаж можно увидеть здесь.













  • Дмитрий Орешкин: Инстинкт политика, если он у Навального есть, должен подсказать ему, что нужно начать делать ещё, помимо расследований.

  • Фонтанка.ру: Порядка 10 молодых людей вышли на акцию против Алексея Навального к его предвыборному штабу в Петербурге в субботу. Граждане именуют себя движением «Антимайдан».

  • Сказатель: Навальному не хватает харизмы для нынешней президентской кампании. Ни кому не хватает, но и у него так же.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Последнее слово» как старт предвыборной кампании
6 ФЕВРАЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямо скажем, в формате «Последнее слово как политический манифест» Алексей Навальный поднаторел. Сам он уверяет, что уже семь раз за последние несколько лет упражнялся в этом жанре. Я, признаться, сколько ни считал, больше шести ни разу не получилось, но Алексею Анатольевичу, разумеется, виднее. На содержательной части этого выступления мы еще остановимся, а пока в двух словах о ходе и фактических итогах процесса, хотя по этому поводу сказано уже было немало. Приговор прозвучит 8 февраля. Сегодня непросто найти человека, который не был бы уверен в его более или менее точном содержании...
Прямая речь
6 ФЕВРАЛЯ 2017
Дмитрий Орешкин: Инстинкт политика, если он у Навального есть, должен подсказать ему, что нужно начать делать ещё, помимо расследований.
В СМИ
6 ФЕВРАЛЯ 2017
Фонтанка.ру: Порядка 10 молодых людей вышли на акцию против Алексея Навального к его предвыборному штабу в Петербурге в субботу. Граждане именуют себя движением «Антимайдан».
В блогах
6 ФЕВРАЛЯ 2017
Сказатель: Навальному не хватает харизмы для нынешней президентской кампании. Ни кому не хватает, но и у него так же.
Поверка Дадиным. Панорама феномена
5 ФЕВРАЛЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Этот сюжет недооценен. Оппозиционные СМИ отписались вяло, и их можно понять. Разве не банально, что очередного невиновного парня система закатала в лагерь? Совсем недавно, на памяти еще не ушедшего поколения, система закатывала в лагеря невиновных миллионами. Но, слава богу, сегодня — не вчера и режим теперь не столь жесткий, а мягкий, гибридный, как сказала бы мадам Шульман. Однако если чему удивляться, так, скорее, избирательности нажима, тому, что закатали одного лишь Дадина. Да еще для этого потребовались какие-то невнятные объяснения и оправдания со стороны нескольких влиятельных инстанций, а также целый процесс в Конституционном суде России. Точно, Шульман посчитала бы это большим прогрессом.
«Смеешь выйти на площадь в тот назначенный час?»
27 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Собственно говоря, назначен уже не только час, но и дата… На первом заседании, что состоялось в начале уходящей недели, Оргкомитет по подготовке марша памяти Бориса Немцова принял решение, что он стартует от Славянской площади 26 февраля в 14.00. Называться акция будет «Марш Бориса Немцова», планируется пройти тем же скорбным маршрутом, что мы шли через несколько дней после убийства Бориса — по набережной с выходом на Большой Москворецкий мост. Теперь, конечно, важно, чтобы мэрия Москвы не воспротивилась этим нашим планам. Впрочем, какая там мэрия? Ясно же, что каждый раз, когда речь идет о многотысячной уличной акции, вопрос о ее согласовании решается в Администрации президента.
Чем заняться оппозиции
19 ДЕКАБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
«Жалкое зрелище, просто душераздирающее зрелище, — сказал ослик Иа-Иа. — Все же не могут. А некоторым и не приходится. Тут ничего не попишешь». Хотите, считайте это эпиграфом к тексту о съезде партии ПАРНАС, а можете считать это эпитафией… Вялые, но успешные попытки обеспечить лидерство главного начальника партии Михаила Касьянова, гордый уход несогласных с «узурпацией власти», происходивший до, во время и после съезда. Глубоко содержательный спор демократов о том, следовало ли выдвигать в партийные списки отъявленных националистов и антисемитов. Изгнание усомнившихся и торжественное переизбрание верных соратников. 
Прямая речь
19 ДЕКАБРЯ 2016
Александр Рыклин: Я не очень понимаю смысл происходящего и то, как вышедшие из партии люди будут в дальнейшем себя позиционировать, а также чем они собираются заниматься. 
В СМИ
19 ДЕКАБРЯ 2016
«Новая газета»: Партия существует сугубо формально. Льгота на участие в парламентских выборах без сбора подписей — последний ресурс партии, но и он будет утрачен
В блогах
19 ДЕКАБРЯ 2016
Илья Яшин: При всем моем личном уважении к Михаилу Касьянову стоит признать: как лидер партии он оказался несостоятелен и всего за полтора года привел ПАРНАС к полному краху.