В оппозиции
26 мая 2018 г.
Остановка перед Via Dolorosa



Власти, загнавшие митинг на едва ли не самую неудобную площадку в центре Москвы — в сквер у Яузских ворот, и погода, совершенно не располагавшая к статичному митингу, очевидно, сговорились. Но в принципе для оппозиции это привычно — быть «за», когда все и всё «против», и наоборот – «против», когда вокруг всеобщий одобрямс, путинг и кадыринг. Не впервой.

В морозную субботу 23 января в сквере у Яузских ворот прошел митинг. Не очень многочисленный — человек 500-600. Не слишком распиаренный — вся его реклама практически прошла только в соцсетях, разве что Сергей Пархоменко рассказал о нем на «Эхе». С не очень удачным в силу – увы! – привычности названием: «Против репрессий». Но очень важный.



Важный потому, что основной его темой, его нервом была чудовищная, насквозь антиконституционная статья 212.1 Уголовного кодекса, уже отлитая в безумный приговор Ильдару Дадину, и дамокловым мечом зависшая над головами Владимира Ионова, Марка Гальперина и Ирины Калмыковой. Да и над головой любого, кто находит в себе силы выходить на одиночные пикеты, вообще-то разрешенные законом, но #самизнаете, где и когда живем.



Эта статья лишает каждого, вышедшего на пикет, права на защиту, вводит двойное наказание за одно и то же действие, произвольно считаемое полицией «правонарушением», отменяет принцип справедливости, лежащий в основе любой системы права, и дает нашим российским простиГосподисудам возможность применять ее совершенно произвольно, как заблагорасудится. Страшный «преступник» Ильдар Дадин получил уже три года колонии за то, что четыре раза совершил деяние исключительной общественной опасности — постоял один с плакатом в руках. Точнее, один раз даже не постоял, а попытался выяснить, за что полиция задерживает такого же, как он, «стояльца». Три года лагерей — ну, вы же все сами понимаете! — страшный преступник!

И вот тут выяснилось, что эта история вдруг задела много очень разных людей. С разными взглядами и судьбой, с разными представлениями, что нужно делать, — но с одним общим убеждением, что вот так делать нельзя. Что репрессии, олицетворяемые статьей 212.1 более, чем какой иной, надо остановить. А потому — редкое дело — по выступлениям невозможно было понять, к какой партии или движению принадлежал оратор, правозащитник он или политик — все на удивление говорили об одном: о том, против чего все и собрались.



На самом деле — против фашизма, становящегося уже привычным. Когда горят библиотеки, полыхают агрессивные войны, аннексируются чужие земли, идут по этапу неравнодушные, закатывается в асфальт всё живое, когда — и это самое страшное — «все равно уже по мертвым не плачешь: я не знаю, кто живой, а кто — мертвый». Потому что самое страшное в любом фашизме (и в нынешнем тоже) — это растление, развращение людей, подмена свободы сладостью шагания в ногу. Те, кто пришел на митинг, шагают сами по себе, на свой страх и риск.

Горящие «неправильные» книги в Коми. Сидящие «неправильные» граждане в тюрьме — 212.1 УК, 451⁰ F, — это статьи будущего приговора фашистскому режиму, который захватил нашу страну с рабского одобрения большинства ее жителей.

И «станции» той Via Dolorosa, того пути стыда и покаяния, что всем нам придется пройти. Каждому из нас, лично. Самому, скинув морок мелодии Гамельнского крысолова, увлекающего нас в Великое Никогда.


Фотографии Александра Барошина. Весь фоторепортаж можно увидеть здесь.













  • Заявление в защиту Виктора Корба: "... демонстрируется постановка системной задачи ликвидации самого института общественной защиты репрессированных как такового."

  • Дождь: Корб считает, что случившееся — это очевидная попытка запугивания правозащитников и независимой журналистики. Он также объяснил, что уехать из России у него нет возможности...

  • Виноградов Владимир: Публикуешь судебную стенограмму? Террорист! Борис Мельников: В Омске нашли опасного террориста. С бородой... И опасным газоном... )))

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
ФСБ против Виктора Корба
23 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело омского правозащитника, социолога и блогера Виктора Корба приобретает плохой оборот. Следственный комитет возбудил против него уголовное дело по статье 205.2 УК РФ. Он пока в статусе подозреваемого в пропаганде терроризма, что грозит до 5 лет тюрьмы. Учитывая практически нулевой процент оправдательных приговоров в российских судах, в случае передачи дела в суд гэбэшная ловушка захлопнется и в стране появится еще один политзаключенный. Идеальный вариант – уехать, – к сожалению, невозможен, поскольку Виктор Владимирович сообщает, что он под подпиской о невыезде, хотя бумагу, запрещающую ему покидать Омск, он подписать отказался.
Прямая речь
23 МАЯ 2018
Заявление в защиту Виктора Корба: "... демонстрируется постановка системной задачи ликвидации самого института общественной защиты репрессированных как такового."
В СМИ
23 МАЯ 2018
Дождь: Корб считает, что случившееся — это очевидная попытка запугивания правозащитников и независимой журналистики. Он также объяснил, что уехать из России у него нет возможности...
В блогах
23 МАЯ 2018
Виноградов Владимир: Публикуешь судебную стенограмму? Террорист! Борис Мельников: В Омске нашли опасного террориста. С бородой... И опасным газоном... )))
Навальный кушает детей
10 МАЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы, поколение «перестройки», всегда очень интимно относились к ее политическим целям и продолжению. Поэтому в последующие двадцать-двадцать пять лет мы и в мороз, и в жару ходили на все митинги и демонстрации, как бы опасаясь, что без нас огонь демократии будет потушен. Мы чувствовали личную ответственность за подливание масла в огонь. Слова Макаревича «Но верил я — не все еще пропало,/ Пока не меркнет свет, пока горит свеча» — отнюдь не случайны. Однако годы берут свое, и в семьдесят кричать «Мы тут власть!», «Пока мы едины — мы непобедимы» и петь молодежную песню про свечу — как-то уже стилистически неловко. Тем более что подросло поколение, которое даже не знает, кто такая «бабушка Новодворская».
Шпана с нагайками в Москве – анонс путинской инаугурации
7 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Нет никаких сомнений в том, что максимально жесткая реакция со стороны власти на мирные антиправительственные демонстрации по всей стране – прямое указание Администрации президента. Даже текст, который в минувшую субботу на Пушкинской площади звучал из полицейских громкоговорителей, существенно отличался от традиционного. К давно вызывающему смех объяснению «вы мешаете проходу граждан» добавилось угрожающее предупреждение. «В случае неповиновения, – разносилось на всю площадь, – к вам будет применена физическая сила и специальные средства». И полиция сдержала свое обещание! Итог акции 5 мая, выходить на которую призвал своих сторонников Алексей Навальный, – более полутора тысяч задержанных по всей России.
Прямая речь
7 МАЯ 2018
Леонид Гозман: Одна из причин, по которым разгон был таким жёстким, – они испугались событий в Армении
В СМИ
7 МАЯ 2018
Медуза: Войсковое казачье общество «Центральное казачье войско» получало финансирование от мэрии Москвы на обучение по разгону митингов. Об этом сообщил телеграм-канал «Чудеса OSINT»
В блогах
7 МАЯ 2018
Catherina Gordeeva: И страшно, кстати, не за тех, кого бьют, а за тех — кто. Именно с тем, кто бьет, унижает, намеренно причиняет боль слабому, младшему, безоружному происходят изменения необратимые 
Уроки Армении
3 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Судя по всему, в Армении победила «шашлычная» революция. После того, как 2 мая оппозиции удалось заблокировать любое движение наземного транспорта (как автомобильного, так и железнодорожного), тамошняя Республиканская партия, пока еще числящаяся правящей, пообещала не препятствовать избранию премьером лидера уличных протестов Никола Пашиняна. А он в свою очередь призвал к прекращению протестов. Таким образом, группировке Сержа Саргсяна, который пробыл премьером всего несколько дней, не удалось взять реванш за счет большинства в парламенте.