В оппозиции
27 июня 2019 г.
Четыре года назад

ТАСС

«Все говорят: Кремль, Кремль. Ото всех я слышу про него, а сам ни разу не видел. Сколько раз уже (тысячу раз), напившись или с похмелюги, проходил по Москве с севера на юг, с запада на восток, из конца в конец, насквозь и как попало – и ни разу не видел Кремля.
Вот и вчера опять не увидел
»

В. Ерофеев. «Москва-Петушки».



Я долго думал, а надо ли? Не повредят ли эти мои слова кому-либо? Но, глядя на бесконечные разборки, вновь вспыхнувшие накануне 6 мая, я решил, что надо. И что никому это уже не повредит. И что, возможно, я даже затянул с этим текстом года на два-три.

Так случилось, что я знаю о том, что происходило прямо перед 6 мая 2012 года, в тот день и после него существенно больше, чем подавляющее большинство спорящих, и больше, чем многие даже нерядовые участники: причиной тому общественное расследование, Болотный процесс со всеми его материалами, да и то, что мне тогда со многими (в том числе и с той стороны) довелось переговорить. Добавлю еще, что я не был организатором того шествия, простым участником; я не принадлежу ни к какой партии или движению — мне никого не нужно выгораживать.

Я не собираюсь писать обо всем — многое уже перетерто до жвачки. Только о том, что я сам считаю важным и/или о чем пока никто не говорил.

Итак, первое. О заполошных криках про то, как «орги» сдали протест. Я с трудом понимаю, как об этом могут всерьез рассуждать те, что были на Болотной в тот день 6 мая, — это либо вранье, либо не было там тех, кто такое пишет. Потому что если в колоннах море пожилых людей, женщин с детьми — вот они, наш «бойцовский клуб» и «революционная гвардия»! — понятно, что вышедшие на Якиманку-Болотную в тот день не были готовы ни к каким решительным действиям ни в какой точке Москвы — хоть на Красной площади! — тем более к жесткому противостоянию с полицией. Это ни плохо, ни хорошо — просто так есть. И на какую бы площадку ни согласились организаторы, результат был бы ровно таким же, плюс-минус. И эти плюс и минус зависели не от них, а от действий противоположной стороны. И все, кто кричит о «сливе», — это, в лучшем случае, нервное: где бы ни согласовали, случилось бы то же самое. А не согласовали бы — пришли бы двадцать три калеки. Да и так на марш пришло — нет, никакие не 100 тысяч и не 70, не надо выдумывать: столько там просто не поместилось бы! — тысяч 30-35. Тоже много, но тех, кто мог хотя бы теоретически активно физически действовать — таких было от силы 10-15 тысяч. Против почти 13 тысяч экипированных , вооруженных дубинками и не только, тренированных молодых и ражих полицейских. Против заслонов из коммунальной техники и тому подобного — картинка-то ведь донельзя прозрачная.

Второе — о провокаторах. Их было много. Это не мои догадки, я знаю. Года два спустя мне не раз говорили полицейские майоры-полковники (мне как заявителю маршей с ними контактировать приходилось много): «Вы ведь защитник по Болотному делу? Эх, знали бы вы, сколько там было провокаторов!». Я им отвечал: «Я знаю довольно точно, сколько, откуда и когда зашли. Более или менее знаю, что делали. Вот явок-паролей и имен не знаю». Убедившись, что я не блефую, они говорили: «Не хило вы раскопали. Я-то и имена знаю... но — под присягой». Был ли «вклад» провокаторов решающим или хотя бы существенным в том, что случилось, не знаю. Вот, например, на острие самого первого прорыва оказались как минимум три «искусствоведа в штатском». Но они ли давили или ими продавил цепочку напор толпы — как ни смотрел видеокадры, так и не понял. Но то, что они были, — факт. И, боюсь, дело Дмитрия Бученкова — отсюда. И вешают на него «подвиги» такого вот провокатора. Я знаю, что многие из тех, чье мнение я уважаю и с которым в силу их информированности не могу не считаться, имеют иную точку зрения по этому вопросу. Я высказываю свою.

Теперь третье — о полицейских. Кроме самого верхнего начальства, никто из них понятия не имел ни о том, что было согласовано, ни о плане действий — их просто поставили на точки и раздали приказы. Как они себя вели? А по-разному. Бóльшая часть была перепугана не меньше демонстрантов, и почти все их махания дубинками направо и налево — от страха и полного непонимания, что делать. Хотя были там и «герои-бойцы» с явно выраженными садистскими наклонностями. Одного из них мы знаем по имени-фамилии: это Денис Моисеев, «потерпевший» от Сергея Кривова. Клявшийся, что никого пальцем не тронул, а вот на фото и видео обнаруживается, что он на Болотной знатно оттренировал применение удушающего приема на самых разных гражданах. Или еще один персонаж — «боксер»: этот тоже дубинкой не заморачивался — на его счету минимум шесть нокаутов закованной в щитки перчаткой. В лицо мы его знаем, а вот по фамилии нет – на суде он не проходил ни как «потерпевший», ни как свидетель. И таких с десяток-полтора. Всего-то. Так что и тут все было по-разному. Кроме одного: никто из полицейских (во всяком случае, ни один кадр такого не зафиксировал) не отказался выполнять приказ, даже если у кого-то и возникли сомнения в его законности. Сказали «Фас!» — значит, «Фас!»

Наконец, четвертое. И самое, с моей точки зрения, важное: о том, что же властями задумывалось и как оно осуществилось. Тут придется чуть отойти назад. 4 мая организаторы таки согласовали марш по Якиманке и митинг на Болотной. При этом получили заверения (и на судах представители властей в конце концов даже перестали отпираться, что так оно и было), что границы и вообще порядок проведения будут такими же, как в феврале. То есть что вся Болотная площадь будет в распоряжении митинга, включая сквер. При этом уведомление было подано и согласование получено на 5 тысяч участников. Подавали его еще раньше, когда всем — и не надо обманывать себя! — еще казалось, что много народу не придет: история с выборами была уже полностью проиграна, все «суды» все иски отмели, и было впечатление, что тема если еще не ушла, то уже уходит. И запал вместе с ней. Да, к 4-му уже стало ясно, что народу будет больше (о чем организаторы честно предупредили), но никто не предполагал чуть ли не до вечера 5 мая, что будет реально много народу. А реальность 6-го превзошла и эти ожидания. И не только наши, участников марша, — ожидания властей тоже. Утром 5-го числа в СМИ появилась схема ограничения движения в связи с мероприятиями в праздничные дни (парадом и его репетициями, маршем на Болотную, проездом кортежа 7-го числа на инаугурацию), и эти схемы никоим образом не свидетельствовали о той тотальной «зачистке» маршрута путинского кортежа 7-го числа, которую изумленный мир увидел по телевизору. Все протестанты на следующий день после марша собирались встретить кортеж на всем пути его следования белыми ленточками.

И вот днем 5 мая Штаб по обеспечению безопасности родил Оперативный план. Очень странный план, если полагать, что власти боялись, что кто-то будет прорываться к Кремлю: куча резервов полиции была сосредоточена в замоскорецких переулках. Подчеркну, это было днем 5-го числа. Когда уже и схема перекрытий была опубликована, и на сайте ГУВД Москвы висел (и сегодня висит) план мероприятия на Болотной площади, по которому вся площадь отдавалась под митинг. Но Оперативный план, в нарушение всех согласований, решил иначе: для митинга была оставлена только Болотная набережная. А весь сквер был занят, заполонен резервами полиции, включая (к чему бы?) множество полицейских с собаками.

Я уверен, что идея была простая: да, придет не 5 тысяч, а 7, 8 или даже 10, но все смутьяны придут обязательно. И тут их всех тепленькими на набережной можно разом окружить (резервы в Замоскворечье) — и спокойненько препроводить ... да куда угодно, хоть в школу какую ближайшую, благо за праздниками все равно не работают (а с собачками конвоировать сподручнее). И подержать их там до 7-го числа — никуда не денутся, голубчики! И никого, кто мог бы Хозяина белыми ленточками во время его триумфального проезда смутить, на воле не оставлять — только радостно бросающих в воздух чепчики. А что с этими инсургентами делать потом — потом и решим, как указание сверху выйдет.

Наверняка так и доложили наверх: все у нас схвачено и парад обеспечен, не волнуйтесь! А шестого пришло не 10, а 30-35 тысяч. И их уже ни в какую школу не интернируешь... И начались срочные переброски резервов из Замоскворечья на Болотную (мы видели эти переброски), да и вообще резервов отовсюду. И на общей панике — панике не от того, что кто-то к Кремлю прорываться станет, а от того, что благостная картинка на завтра на глазах рушилась! — решили всех усмирить и закатать. И ведь 600 человек закатали! Да только к концу (а то и раньше) стало ясно, что вот сгрести всех этих белоленточников в мешок не удалось — и что теперь завтра будет? И как начальству докладывать?

На следующий день весь мир увидел позорный проезд кортежа по Москве, зачищенной от греха подальше до кладбищенского состояния.

Именно эти умопомрачительные кадры пустой Москвы и были тем, чем «испортили праздник». А не какими-то там стычками с полицией — эка невидаль! Именно за этот «испорченный праздник» платят наши «болотные» испорченной жизнью.

А то, что лидеры оказались не то чтобы лидерами... Ну да, конечно. Но и мы тоже — не то чтобы особо решительные: их винтили у всех на глазах и мы ведь дали их свинтить. Да не просто дали — даже отстоять не попытались. А вы говорите: Кремль, Кремль! Площадь Революции! Манежка!

Вот 6 мая этого года посчитали необходимым для себя прийти на Болотную человек 200. И то, дай Бог, если столько! Остальные-то где?

Да я-то догадываюсь, можете не отвечать.


Фото: Россия. Москва. 6 июня. Во время акции в поддержку "узников 6 мая" на Манежной площади. Зураб Джавахадзе/ТАСС













  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.
В блогах
12 ИЮНЯ 2019
Виктор Шендерович: Не жалуйтесь потом, Иван. Когда вас в очередной раз положат вниз лицом, никто не дернется. Вы же и отучите дергаться...