Медиафрения
22 июля 2017 г.
Медиафрения. Либеральный реванш? Не дождетесь!
8 НОЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Тут некоторые особо впечатлительные политологи принялись писать доклады о каком-то «либеральном реванше» и даже «новой нормализации». Это я про очередное произведение холдинга «Минченко консалтинг» под названием «Политбюро 2.0: демонтаж или перезагрузка». В этих мечтаниях (или опасениях) прекрасно все. Начиная с вранья, что первый президентский срок Путина был либеральным. В понимании впечатлительных политологов либерализм – это, видимо, уничтожение НТВ, посадка Ходорковского, отъем ЮКОСа и «мочение в сортире».

Еще забавнее выглядят обоснования гипотезы о «либеральном реванше», наступление которого, оказывается, произойдет потому, что из «Политбюро 2.0» якобы выпали Сергей Иванов и Геннадий Тимченко, а вот Шойгу, Медведев, Ротенберг и особенно Володин сохранили свое членство в этом секретном органе. Роль Медведева сложно обсуждать ввиду отсутствия предмета обсуждения, а вот Шойгу, Ротенберг и Володин в качестве предвестников «либерального реванша» — это действительно смешно.

А еще отдельные провозвестники грядущего потепления политического климата в России доверительно сообщали о неминуемой отставке Дмитрия Киселева в наказание за его испепеление Америки. Но вот настало очередное воскресенье 6.11.16 и Киселев как ни в чем не бывало ведет «Вести недели». Причем в той же испепелительной манере. Правда, на этот раз напрямую ядерной бомбой Киселев не размахивал, а все больше испепелял морально.

Сначала повесил на задник студии плакат «Спойлер» и «карусели», и стал объяснять, что вот были когда-то в России нечестные выборы. Это было, конечно, не при Путине, а давным-давно, в проклятые 90-е, причем исключительно на уровне отдельных регионов, по вине отдельных губернаторов. И вот тогда, в эти незапамятные времена, кое-где в России на выборах случались «карусели» и даже появлялись «спойлеры». Так вот, оказывается, эти губернаторские игры — это просто детские шалости по сравнению с тем, что творится на выборах в США. И это абсолютно достоверная информация, поскольку сам Дональд Трамп высказал недоверие к выборам, заявил, что если он проиграет, то это будет значить, что выборы фальсифицированы.

Потом Киселев обратился к теме цензуры. Это в связи с выступлением Константина Райкина на съезде Союза театральных деятелей. На доказательство того, что у нас нет цензуры, был брошен весь культурный потенциал страны. Никита Михалков был, казалось, даже немного обижен на Райкина: «Костю Райкина я очень люблю, он талантливый человек. Но мне хотелось бы понять, где его ущемили? Чего он не имеет?» Видимо, сама мысль о том, что человек может защищать интересы цеха, а не только свои собственные, не помещалась в михалковской голове. На помощь брату пришел Кончаловский, который заявил, что сам факт, что мы обсуждаем цензуру, свидетельствует о ее отсутствии. По этой дивной логике надо срочно запрещать обсуждать медицину, школу и прочие полезные вещи, поскольку иначе они тут же исчезнут.

Чтобы доказать, насколько Райкин не прав, говоря о цензуре, Киселев сделал две вещи. Во-первых, показал фрагмент спектакля «Король Лир» с Константином Райкиным в главной роли. Видимо, тот факт, что Райкину разрешают ставить Шекспира, в глазах Киселева делало совершенно неприличными все разговоры о какой-то цензуре. И чтобы уж окончательно закрыть эту тему, Киселев зачитал вслух газету «Правда» от 8.01.1938 года с приказом о ликвидации театра имени Мейерхольда, а потом рассказал, что Мейерхольд после этого был арестован и убит. То есть Константин Райкин, несомненно, должен благодарить нынешнюю российскую власть и лично Владимира Путина за то, что «Сатирикон» не закрыли, а его самого оставили в живых и даже на свободе. О таких пустяках как закрытие спектаклей и выставок из-за шабашей, которые устраивают мракобесы при попустительстве властей, Киселев вообще не упоминал.

Есть ощущение, что те, кто говорит о каком-то «либеральном реванше» и «новой нормализации», живут в какой-то иной стране. Не видят тех необратимых изменений, которые произошли с Россией после Крыма. Самый простой показатель судебная статистика. После аннексии Крыма общий объем ненависти и вражды в стране увеличился почти в три раза: в 2012 году по статье 282 УК («Возбуждение ненависти или вражды») было осуждено 149 человек, то в 2015 – уже 444. Сталин писал, что по мере продвижения к социализму обязательно обостряется классовая борьба. В путинском варианте диктатуры по мере укрепления суверенитета должен расти экстремизм, а значит и борьба с ним. Что в сталинском, что в путинском варианте диктатуры никакой «либерализации» курса не будет. Такие диктатуры эволюционируют только в сторону ужесточения. Или разрушаются внешними и внутренними силами.

КАК ВОЛЬФОВИЧ И РУДОЛЬФОВИЧ ИСКАЛИ РУССКУЮ ИДЕЮ

Соловьев в «Воскресном вечере» от 6.11.16 обсуждает прошедший день народного единства, а главное, инициированный Путиным закон о российской нации. Похоже, искренне пытается понять, о чем вообще идет речь. Понятно, что надо поддерживать и одобрять, но что именно поддерживать и одобрять, понять невозможно. Самое бы время Соловьеву кривляться и зубоскалить над идеей этого закона, но нельзя – идея-то путинская. Поэтому Соловьев чувствует себя не вполне в своей тарелке…

ТАСС

Первым, понятное дело, слово берет Ж. Кричит, что все слова – неправильные, требует, чтобы был закон не о «российской нации», а о «русском народе». Соловьев задумчиво: «Вот мы с вами русский народ – Вольфович и Рудольфович…»

Карен Шахназаров как всегда ностальгирует по СССР: «Советская идея была правильной идеей, была единая советская нация. Вопрос в том, какая будет идея сейчас. Наиболее подходящая идея – евразийская!»

Кургинян (растерянно): «Я не понимаю, что такое евразийская идея…» Ж. – Кургиняну: «Вы тоже нерусский! (Показывая рукой на Соловьева, Шахназарова и Кургиняна.) Нерусские собрались и определяют судьбу русского народа!» Кургинян пытается что-то сказать, но Ж. не дает ему это сделать и орет: «Кавказцы, евреи и коммунисты – вот кто управляет нами!»

Тесты на нахождение ошибок при образовании логического ряда обычно дают детям дошкольного возраста с задержками в развитии. Это когда перед малышом кладут изображения кошки, собаки и автомобиля и спрашивают, какая картинка лишняя. Ж. не смог пройти этот тест еще на старте своей политической карьеры, когда заявил, что мама у него русская, а папа – юрист. Интересно, если бы прохождение таких тестов было бы обязательным условием получения мандата, скольких депутатов мы не досчитались бы?

Тем временем Шахназаров и Кургинян, несмотря на дискриминацию по пятому пункту со стороны Ж., смогли внести свой вклад в поиски русской национальной идентичности. Шахназаров решил все-таки объяснить бестолковому Кургиняну, что такое евразийская идея. И вот как он это сделал: «Это некое пространство. Это не Европа и Азия. Это особое пространство! Оно складывается. Это не случайно Гумилеву памятники стоят в Астане!»

Кургинян, который даже после столь подробного объяснения Шахназарова так, видимо, и не понял, что такое евразийская идея (что, по правде говоря, неудивительно, несмотря на апелляции к авторитету памятника Гумилеву в Астане) – обозлился, и мысль его помчалась русской тройкой: «Русский народ – держатель-объединитель. Он держит мир. Это открыватель новых путей для человечества. Весь мир ждет от русских новых идей!»

На Соловьева в этой передаче было жалко смотреть. Он битый час бродил между своими экспертами и все время спрашивал: «А что писать будем в законе о российской нации?» То к одному подойдет, то к другому. А они вон, что отвечают… Ж. чтобы Соловьев отстал, брякнул: «Называешь себя русским – зарплата увеличивается на 10%!» И правда, а что еще писать в законе о российской нации?

АЛЬТЕРНАТИВНО ОДАРЕННАЯ СТРАНА ЖЕЛАЕТ ПОМУЧИТЬСЯ

Вообще, с этим днем народного единства и идеей закона о российской нации Путин вступил, а точнее вляпался в довольно опасную для себя зону. И опасность для него исходит отнюдь не от сторонников мифического «либерального реванша», а от прямо противоположной части политического спектра. От тех, кто мюнхенскую речь Путина принял всерьез. Кто сейчас искренне не понимает, почему Путин сдал проект «Новороссия», терпит рядом с собой Кудрина, не говоря уже о «либералах» в правительстве.

Для большей части телелжецов их испепелительная риторика – это всего лишь работа. В лабиринтах их привыкшего ко лжи сознания есть комната, в которой телелжец вполне адекватен, циничен и прекрасно все понимает и про «русский мир» и про все остальное. В этой комнате он снимает маску и отдыхает. Словом, ведет себя как многие представители партийно-советской номенклатуры тридцать и сорок лет назад, которые вырабатывали даже особый «двухслойный» ироничный язык для того, чтобы в своем кругу показать, что они отделяют себя – умных и циничных – от той бессмыслицы, которую они же несут с трибуны.

Но как тогда, так и сейчас есть те, кто тогда считал, что Сталину немного не хватило до победы коммунизма, а сегодня убеждены, что либо Путину надо уже стать реальной альтернативой Западу, либо надо искать другого вождя, более решительного.

Такие настроения есть везде, в том числе и в силовых, и в чиновничьих структурах. Эти настроения бурлят в многочисленных патриотических клубах, поддерживаемых государством. Самые известные из них – Изборский и Зиновьевский клубы. О том, что именно там клубится и варится, можно судить, например, по статье члена Зиновьевского клуба Павла Родькина, опубликованной на сайте государственного агентства РИА «Новости», где для новостей из Зиновьевского клуба создана специальная рубрика.

Статья называется «Может ли Россия стать альтернативой Западу» и написана как размышление после седьмых «Зиновьевских чтений». В отличие от телелжецов автор прекрасно понимает, что сегодняшняя Россия никакой альтернативной Западу не является, но очень хочет, чтобы Россия стала такой альтернативой. И совершенно справедливо вычленяет главное, то чего не произносит Путин и его обслуга: «Ключевой вопрос об альтернативном политическом, социальном и цивилизационном проекте, то есть качественном отличии, ином пути развития и социальной эволюции, заключается в том, какую цену общество и государство готово заплатить за то, чтобы стать той самой пресловутой альтернативой мир-системе капитализма».

Автор вполне справедливо отмечает, что «в 20-м веке за то, чтобы стать альтернативным историческим субъектом по отношению к западному миру в цивилизационном отношении, в социально-экономическом отношении, советскому обществу пришлось заплатить колоссальную цену». Автор не уточняет, сколько миллионов жизней было принесено на алтарь этой альтернативы, но прямо пишет, что «реальная альтернатива Западу требует не только сверхусилий и потрясений, но и жертв». И прямо обвиняет «постсоветский политический класс, олигархию, бизнес, интеллигенцию» в том, что они «всерьез не верят, что Россия является альтернативой Западу».

Сегодня зиновьевцы и изборцы, все эти глазьевы и прохановы с рогозиными, несмотря на то, что многие из них находятся во власти, пока еще не допущены до принятия ключевых решений в экономике и политике. Но их влияние явно растет и в какой-то момент может набрать критическую массу. Поэтому Западу есть смысл более внятно обозначить Путину его траекторию в сторону Гааги, пока его политика не начала трансформироваться из имитации альтернативы Западу в реальную альтернативу. Тем, что полагает, что мы достигли дна, следует прислушаться к шуму снизу. Это стучат Зиновьевский и Изборский клубы.


Фото: 1. Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС, 2. Артем Коротаев/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. История — продажная девка русофобии
18 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Рамзан Кадыров в своем интервью каналуHBORealSportsвышел за пределы главной темы, а именно, боев без правил, и дал глубокий геополитический анализ современности. Про то, что в Чечне не бывает геев, а есть только шайтаны, было ожидаемо и рутинно. Намного более бодряще звучали заявления, что «Америка не такое сильное государство, чтобы Россия считала его своим врагом», и уверение, мол, если что, «мы весь мир раком поставим». Можно, конечно, списать это на пустое бахвальство одуревшего от безнаказанности местного диктатора. Но с учетом того, что данный персонаж занимает по сути второе место в табели о рангах нынешней российской империи, имеет лично преданную ему автономную армию и залит кровью по самую макушку, в мире эротические фантазии главы Чечни сочли разумным принять к сведению.
Медиафрения. Трампозависимость
11 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Макс Вебер насчитывал три типа легитимности политической власти: традиция, харизма и демократические правовые процедуры. В путинской России после G20 в Гамбурге добавился четвертый: признание со стороны Дональда Трампа. «Господин назначил меня любимой женой!» — радостно кричала освобожденная женщина Востока Гюльчатай. «Трамп признал Путина ровней и говорил с ним 2 часа 16 минут!» — уже третьи сутки бьются в пароксизме счастья государственные СМИ суверенной России. «Путин с Трампом делили мир, как Сталин с Рузвельтом и Черчиллем в Ялте 1945-го», — захлебываются «политологи». Михаил Горбачев сообщил прессе, что встреча Путина с Трампом напомнила ему его встречу с Рейганом, и выразил надежду, что последствия будут похожими…
Медиафрения. Русское народное двоемыслие в условиях путинизма
4 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе самое яркое и значимое медийное событие вновь было в жанре интервью. До этого российский официоз и «примкнувший к нему Кашин» восхищались большой «журналистской удачей» провокатора, который пытался взять интервью у Светланы Алексиевич и после того, как Нобелевский лауреат, прервав беседу, запретила его печатать, опубликовал интервью вопреки воле собеседницы в агентстве «Регнум», да еще и «отредактировал» ее ответы. В отличие от провокации в «Регнуме», которой так восхищались федеральные телеканалы, «Новая газета» силами своего спецкора Павла Каныгина сделала очень важную журналистскую работу, опубликовав интервью со Светланой Агеевой, матерью ефрейтора Агеева, попавшего в плен в Луганской области...
Медиафрения. «Нобелевка докатилась!», или «Киселев в шерсти»
27 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Чтобы оценить масштаб преступления, которое совершил путинский телевизор по отношению к мозгам россиян, надо посмотреть на рейтинг выдающихся личностей, который в очередной раз измерил и опубликовал Левада-центр. Вот первая пятерка тех, кто, по мнению россиян, является самым выдающимся человеком в мировой истории: 1.Сталин – 38%; 2-3. Путин и Пушкин – по 34%; 4. Ленин – 32%; 5. Петр Первый – 29%. Два существенных дополнения. Из первой двадцатки выдающихся людей только двое иностранцев: Эйнштейн и Ньютон, и те в самом конце списка на предпоследнем месте с 7% голосов. То есть в восприятии россиян исторический процесс происходил исключительно в России, за ее пределами было мало персонажей, заслуживающих внимания. Подобным искажением исторического сознания страдают не только россияне, те же американцы склонны отождествлять прогресс в науке и технике с США, но у них для этого все-таки побольше оснований.
Медиафрения. Запад во мгле
20 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про хорошее. В результате протестной акции 12 июня оппозиции удалось пробить еще одну брешь в броне официоза. Снято табу на упоминание имен оппозиционеров в главных информационно-аналитических программах. До этого лидеры протеста появлялись только в специальных изделиях, изготовленных в мрачных, пропахших кровью подвалах НТВ, в которых эти лидеры изображались либо с гитлеровскими усиками, либо без одежды. И вот теперь в главном путинском официозе, в программе «Вести недели» от 18.06.2017, Дмитрий Киселев, хоть и скривив губы от отвращения, но все же произносит имя Навального, а также цитирует «скандально известного профессора Зубова» и вспоминает сидящего в тюрьме «революционера Удальцова». Навальному удалось навязать свою повестку путинскому официозу. И это хорошая новость.
Медиафрения. Кто в российской журналистике «вон из профессии»?
6 ИЮНЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обещал в начале каждого обзора сообщать о хороших новостях, но в этот раз обещание придется нарушить. Просто потому, что сегодня главная новость в сфере медиа — то, что закрылся журналTheNewTimes. И это очень плохая новость. 10 лет продолжался эксперимент по выживанию качественного журнала в условиях, в принципе не пригодных для существования качественной прессы. Россия стала не местом для качественной прессы не только потому, что здесь цензура, хотя и поэтому тоже. И не только потому, что в России нет нормального рынка рекламы и рекламодатель боится давать рекламу в СМИ, которые критикуют власть. Хотя и поэтому тоже. И не только потому, что фактически исчезли все каналы распространения прессы. Хотя и поэтому тоже.
Медиафрения. Дивизии русской культуры на марше
30 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минувшая неделя стала для России и ее обитателей торжеством высокой духовности. Тому свидетельство — многотысячная очередь из россиян, выстроившихся с целью припасть губами к стеклу, за которым расположена кость Николая Угодника. А после того, как к кости героически приложился Путин (я написал «героически», поскольку Киселев в «Вестях недели» назвал сюжет с демонстрацией этого подвига президента «силой духа»), в России случились одновременно соборность и симфония власти и РПЦ, к которой был бы рад присоединиться и народ, но его участие в симфонии церкви и государства данный принцип православия не предусматривает. Хотя народ очень даже «за».
Медиафрения. Мощами по дьяволу
23 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе 22.05.2017 начались парламентские слушания «О молодежной политике РФ». Среди выступавших многим было за 70, хотя были и те, кому чуть перевалило за 60. Зюганов подошел к молодежи как к отрасли народного хозяйства и поставил задачу: добиться, чтобы каждая семья давала поголовья не менее трех детей. Ж. узнал, что молодежь мучается от того, что хочет встречаться с депутатами, а руководство вузов препятствует. Сергей Миронов разоблачил «зарубежные фабрики мысли», которые сидят в социальных сетях и искушают. Петр Толстой выяснил, что молодежь «хочет идеи для великой России» и призвал избавить молодежь от культа денег. Очень ярко выступила губернатор Светлана Орлова, которая велела относиться к молодежи как к партнерам. «Вот пятиклассник идет — он партнер. И вы с ним идите», — потребовала от присутствующих губернатор Орлова.
Медиафрения. «35 тысяч одних курьеров…»
16 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так, надо же сначала про хорошее написать… Вот, нашел! На встрече Владимира Путина с Милошем Земаном, которая произошла в Китае во время форума «Один пояс — один путь», президенты двух стран обменялись мнениями по вопросу информационной политики. Президент Чешской Республики рассказал о своем взгляде на проблемы прессы в современном мире: «Здесь слишком много журналистов, надо бы их ликвидировать». Президент России не вполне согласился с доктриной окончательного решения журналистского вопроса и мягко возразил своему европейскому коллеге, мол, ликвидировать всех не обязательно. «Сократить — можно», — предложил компромиссный вариант Владимир Путин.
Медиафрения. Бесконечная война
9 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вторая мировая закончилась 72 года назад. Для всего человечества, кроме путинской России. На всем пространстве северо-восточной части Евразии война продолжается. Решающее сражение снова 9 мая. За 72 прошедших года война и это решающее сражение сильно изменились. Об этих изменениях можно судить по картинке с Парада Победы, который проходит каждый год на Красной площади. Раньше, совсем еще недавно, у нас была антигитлеровская коалиция, теперь мы переписали историю, и в этой новой войне Россия победила фашизм практически в одиночку.