Медиафрения
18 декабря 2018 г.
Медиафрения. «Год великого перелома»
27 ДЕКАБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Пресс-конференция Владимира Путина от 23.12.2016 была запланирована как итоговое событие уходящего года. Она должна была расставить все точки над всеми i и еще раз подчеркнуть тот вполне очевидный и всем известный факт, что есть один человек в России и в мире, который всем управляет, все знает и все может. И вот этот человек как раз и проводит пресс-конференцию.

Но через два дня после триумфальной пресс-конференции неожиданно проявил себя другой игрок, с игровым потенциалом несколько большим, чем у Путина. Трагедия самолета Министерства обороны, унесшая жизни 92 человек, летевших в Сирию на праздничный концерт по случаю взятия Алеппо, заставила забыть о путинской пресс-конференции, сделала совершенно бессмысленными все слова, сказанные им за четыре часа этого абсолютно пустого мероприятия.

Перед путинскими СМИ встал вопрос, как освещать эту трагедию. Для человека несведущего сам вопрос может показаться непонятным. Казалось бы, в чем проблема: собирай информацию, бери интервью у экспертов и доноси все это до аудитории. Но это работа для журналиста, а не для сотрудника российских информационных войск, в которых каждый выпуск новостей — это снаряд, который должен точно поразить цель.

А тут цель оказалась не обозначена. Министерство обороны, ФСБ, Министерство транспорта с первых минут трагедии запретили даже думать, что это теракт. Внезапный обрыв связи, тела и обломки самолета оказались разбросаны по площади в десять квадратных километров, но это, конечно, никакой не теракт. Проблемы с топливом, износ машины, ошибка пилота, стая птиц — все что угодно, только не теракт. Поскольку все остальное можно списать на природу, министерство, исполнителей, а теракт прямой наводкой бьет по Путину, чего, конечно, никак нельзя допустить.

Но тут внезапно цель отыскалась. Вы правильно подумали! Это, конечно, журналисты и блогеры. В интернете уже идет сбор подписей под петицией, требующей лишить журналистку Божену Рынскугражданства РФ и выдворить ее из страны, после того как она в фейсбуке выразила сожаление в связи с гибелью ансамбля Александрова, но в отношении погибших сотрудников телеканала НТВ пожалела лишь о том, что погибло всего трое.

Депутат Госдумы Виталий Милонов подошел к делу более обстоятельно. Он вышел с предложением лишить гражданства не только Божену Рынску, но и Аркадия Бабченко, который написал в фейсбуке, что у него нет к погибшим журналистам ни жалости, ни сочувствия, поскольку именно они и такие, как они, на телеканалах НТВ, «Звезда» и Первом создали в стране обстановку, из-за которой стала возможна война, ведущаяся Россией в Украине и Сирии. Кроме того, что обоих журналистов надо, лишив гражданства, выслать из страны, депутат Милонов, будучи человеком не только справедливым, но и хозяйственным, требует имущество Божены и Аркадия продать на аукционе в пользу фонда доктора Лизы для детей «ДНР».

В понедельник, 27.12.16, персональное дело двух журналистов вышло на федеральный уровень и превратилось в показательный процесс антипатриотической русофобской группировки Рынски-Бабченко, который два часа транслировался в эфире главного государственного телеканала страны в программе «Вечер» Владимира Соловьева. Несмотря на профессиональный иммунитет, выработанный в ходе многолетнего смотрения российского телевизора, мне было довольно тяжело смотреть именно этот эфир. Дело в том, что в нем проявилась еще одна черта этих шоу. А именно садизм, присущий ведущему и основной массе «экспертов» и являющийся главной их личностной чертой.

Садизм — это не просто жестокость, а сексуальное отклонение. Достаточно было посмотреть на раскрасневшиеся искаженные лица политологов Михеева и Куликова, на брызжущего слюной декана Третьякова, когда они со сладострастным возбуждением обсуждали, как именно должна быть наказана Божена Рынска. Федеральный эфир сильно ограничивал их в публичном изложении своих фантазий, поэтому в основном все свелось к тому, что Божену надо уволить с волчьим билетом и послать подметать улицы. Глядя на возбужденные физиономии одиннадцати немолодых мужчин, которые два часа обсуждали, что именно они сделают с журналисткой, я вспомнил, как Ханна Арендт в одной из своих книг о суде над обслугой Освенцима привела рассказ прокурора Фогеля о Гиммлере, который любил посещать концлагерь специально ради того, чтобы посмотреть на телесные наказания женщин.

«Великолепный год Великого перелома»

Тема авиакатастрофы была, естественно, первой, которую обсудили на ток-шоу Владимира Соловьева 25.12.16. Версию теракта соловьевские эксперты вынуждены были отбросить, но расставались с ней с видимым сожалением. Ах, какая возможность поорать всласть была упущена! Лидер ЛДПР, как дворняга, которую нечуткий хозяин оттаскивает за шкирку от упоительно пахнущей дохлой крысы, все оборачивался назад и скулил по утраченному лакомству. «Там рядом граница с Грузией…», — намекал, искательно заглядывал в глаза Соловьеву, расстроенный Ж. Но Соловьев был неумолим: начальство сказало «не теракт» — значит, и обсуждать нечего.

Но, несмотря на запрет, соловьевские «эксперты» все равно сваливались в привычную колею «происков врага». Геннадий Зюганов по поводу авиакатастрофы высказался так: «Тот вызов, который мы бросили мировому терроризму, глобализму, привел к тому, что они начинают мстить». Тут все прекрасно и виртуозно. Запретное слово «теракт» не произнесено, но ясно, что это враги. Они мстят. Кто «они», непонятно. Террористы-глобалисты-троцкисты-уклонисты-вейсманисты-морганисты… одним словом — это ОНИ! Они тысячу лет плетут заговоры, чтобы погубить Россию, и вот теперь как-то сделали так, что наш самолет упал в Черное море. Но это, конечно, не теракт.

Соловьев, которому отсутствие врага в студии, явно причиняло физические страдания, после недолгих поисков обнаружил искомое и тут же впал в привычную симуляцию бешенства: «В 90-е ликвидировали авиапромышленность! Вы, сволочи, страну разворовали всю!! Сердюков!!!».

Поскольку предшественника Шойгу на посту министра обороны, господина Сердюкова, в студии точно не было, а кроме того, в 90-е Анатолий Эдуардович мирно торговал мебелью и при всем желании не мог ликвидировать российскую авиапромышленность, а тем более разворовать всю страну, то было не вполне понятно, кому конкретно адресует свой гнев Соловьев. Депутаты и сенаторы, приглашенные для дискуссии, затаились и в указанных преступлениях сознаваться не желали, поэтому ярость Соловьева как-то сошла на нет и он перешел к дифирамбам.

Объектом соловьевских восхвалений был, на сей раз, избран Ж., который, по словам ведущего, в минувшем году совершил два подвига, каждый из которых стоит всей дюжины подвигов Геракла. Оказывается, Ж. своими руками оторвал Турцию от НАТО и опять-таки собственноручно сколотил блок Россия-Турция-Иран.

Ж. от таких похвал раздулся вдвое больше обычного и, торжествующе поглядывая на стоящего рядом и изнывающего от зависти Зюганова, принялся разъяснять планету Земля. «2016-й-великолепный! Год Великого перелома!! — объявил Ж. — Сегодня мы делаем то, что 500 лет не могли сделать! И Запад мы меняем!!».

В этот момент Соловьев почувствовал, что в программе происходит явный сдвиг в сторону лакировки действительности и встрял. С помощью какого-то неуловимого дриблинга он перебросил тему дискуссии снова к внутренним врагам и сделал важное заявление: «Нам пора возвращать карательную психиатрию! Нам объявлена война, и надо воевать!! Для борьбы с информационным терроризмом нужны статьи УК!». Видимо, то, что сейчас пачками сажают блогеров за посты в соцсетях, за лайки и перепосты к чужим статьям и даже за СМС, — всего этого Соловьеву мало. Его, вероятно, может успокоить только полноценный возврат к 37-му году…

Мидовская сплетница — человек года

В уходящем году Соловьев так часто приглашал официального представителя МИД Марию Захарову в свою программу в качестве солирующего спикера, что могло возникнуть впечатление, что он взял подряд на ее продвижение. Однако, зная исключительное бескорыстие Владимира Рудольфовича, эти подозрения необходимо отбросить как можно дальше.

Представляя Марию Захарову в своей программе от 25.12.16, Соловьев сказал, что она — человек года. Поскольку Соловьев не сказал, кто ее в этом качестве номинировал, остается предположить, что ее на эту должность назначил сам Соловьев.

И Захарова оправдала доверие популярного ведущего. На этот раз она врала так искренне и истово, как не врала до этого ни в одной передаче. Ею была модернизирована старая советская технология вранья, когда какому-то западному политику приписываются некие совершенно несообразные, совершенно людоедские или, наоборот, слащаво-комплиментарные высказывания о России (СССР). Достаточно вспомнить ту чушь, которую приписывали Бисмарку или Черчиллю. Или вложенный в уста Мадлен Олбрайт бред про то, что Сибирь должна принадлежать всем, поэтому ее надобно отобрать у России.

Изъян такой технологии в современном полностью прозрачном мире, где все фиксируется и ничего не пропадает, в том, что лжеца уж очень легко поймать за руку. Поэтому Захарова модернизировала старую советскую методику лжи и клеветы, включив в нее принцип анонимности источника. Достаточно сказать, что это «была серия закрытых встреч» и поэтому «я не могу, вы же понимаете, назвать фамилии, которые вам всем более чем известны», а дальше можно приписать этому секретному анониму все, что угодно.

В этот раз Мария Захарова рассказала, какими словами ее запугивали представители Белого дома. «Вы будете бороться с терроризмом, а мы сделаем так, что вас будут воспринимать как агрессора», предупреждал Захарову коварный янки, которому, судя по лексикону, написал этот текст Дмитрий Киселев. «Вы почувствуете настоящую боль!» — стращал Захарову некто очень высокопоставленный, возможно, это был сам Обама. Но Мария Захарова, подобно Жанне Д,Арк или Зое Космодемьянской, выстояла, и сломить ее не удалось. Не выдала врагам главную мидовскую тайну. Собственно, и телезрителям она также не объяснила, что же хотели от нее ужасные янки, ради чего ее так пугали? Вот, правда, чтобы — что?

Суверенизация мозгов

Предъявив народу Марию Захарову, которая в очередной раз так ничего и не сказала, Соловьев пригласил в студию очередную группу бесноватых экспертов, для того чтобы подвести итоги года. Режиссерский замысел Соловьева в этой части шоу заключался в том, что тройке абсолютно невменяемых, политологу Михееву, режиссеру Кургиняну и востоковеду Сатановскому, была противопоставлена пара относительно вменяемых в лице экономиста Юргенса и политолога Кувалдина.

Незаурядный талант политолога Михеева под конец года полностью раскрылся. По количеству бреда, произносимого в единицу времени, в российском телевизоре ему сейчас нет равных. Дело в том, что политолог Михеев умеет очень быстро говорить. Представьте себе Ж., который тарахтит со скоростью Тины Канделаки, и вы получите политолога Михеева.

Вот посмотрите, что политолог Михеев успел наговорить менее чем за минуту. Привожу тезисы, поскольку полный текст его минутной речи займет пару страниц: «Человек, который живет в логике глобализации, не может быть патриотом». То есть граждане США и, например, Китая — не патриоты. «В глобальной модели нам места нет! Или мы — на помоечном месте». Тут самое главное, что входит в это местоимение — «нам». Михеевым точно место на глобальной помойке, а насчет России, которая «без Путина», — это еще надо поглядеть. И на закуску самое прекрасное: «Борьба с глобализацией мозгов!», «Мозги должны стать суверенными!», «Суверенизация мозгов!».

Слушая все это, экономист Юргенс который, судя по всему, не слишком часто оказывается в подобной компании, вежливо попросил слова и обратился к Соловьеву с просьбой немедленно сделать ему укол от суверенизации мозгов. Вместо Соловьева ему ответил режиссер Кургинян, который утешил экономиста Юргенса, что укол ему непременно сделают очень скоро, только не шприцем, а штыком. «Не хотите стать смазкой для штыка? — сладко улыбаясь, спросил у побледневшего экономиста режиссер Кургинян. — Тогда быстрее становитесь патриотом и учитесь родину любить». После чего режиссер Кургинян сообщил, что «мы любим Запад и хотим на нем жениться, но этого делать не надо, поскольку эта женщина больна дурной болезнью». После чего что-то начал говорить про какую-то «постмодернистскую слизь», но слюна, которая летела у него изо рта и буквально закипала на губах, так громко шипела, что дальнейшее было сложно разобрать.

Востоковед Сатановский под конец года как-то успокоился и даже подал весьма интересную идею, а именно, «Путину с Трампом поменяться управляемыми странами», поскольку, по мнению Сатановского, «Путин на Америке смотрелся бы хорошо, да и Трамп у нас мог бы что-то хорошее сделать». Жаль, что фантазия востоковеда Сатановского парит так невысоко. Чтобы испугать мир по-настоящему, ему надо было предложить Путину поменяться странами с Дутерте, а Трампу с Мугабе.

В завершение обзора — о хорошем. «Вести недели» ушли на новогодние каникулы. Россия целых три недели будет жить без Дмитрия Киселева. Такой вот подарок под елочку.

Фото: скриншот программы "Воскресный вечер"/youtube.com

























  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Приручение рэперов, страдания по Брилеву и портрет барственного холуя
3 ДЕКАБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Просмотрев выпуски новостей и ток-шоу в российском телевизоре за минувшую неделю, я уже почти написал обзор, но вдруг задумался. Что нового из очередной «Медиафрении» узнают люди? Что Соловьев в последнем «Воскресном вечере» обозвал президента Украины Петра Порошенко «иродом», а не «уродом», как обычно? Что один из его «экспертов» радостно сообщил, что «Порошенко перепутал томос с фаллосом», и сам весело смеялся удачной шутке? Как другой «эксперт» пугал аудиторию федерального канала тем, что в Украине «происходят гонения на истинных христиан»? Еще у меня был сюжет про то, как вся соловьевская шобла долго глумилась над специально приглашаемым для таких целей украинским «политологом» Дмитрием Ковтуном. В точности как в описанной Ильфом и Петровым сцене коллективной порки Васисуалия Лоханкина в «Вороньей слободке». То же торжество духа коммуналки и карикатурное бессилие жертвы…
Медиафрения. Высший холуяж эпохи постмодерна
19 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Нет, все-таки напрасно наговаривают на современных российских мастеров пера, мол, не тот у них класс, по сравнению с теми, что были в старые времена. В несправедливости этих оценок можно убедиться, прочитав очерк Андрея Колесникова в «Ъ» от 15.11.2018, в котором автор живописует визит Путина в Сингапур. Путинский заслуженный летописец долго и подробно описывает, как во время появления на саммите Путина обязали пройти сквозь рамку, а затем наступила кульминация – Путин ЗАЗВЕНЕЛ! Тут невозможен парафраз, нужна цитата от мэтра: «И ведь Владимир Путин зазвенел. Если до этого я все это видел, то теперь услышал. О том, что это было, можно только предполагать. И поверьте, есть люди, которые с той секунды только это и делают. И говорят теперь, что даже если бы он вытащил из карманов все, что по мнению службы безопасности, могло бы зазвенеть, например, тайный мобильный телефон, о существовании которого столько лет говорят все, кто про это ничего не знает, то звон все равно никуда бы не делся, сколько бы раз его сквозь эту рамку ни попросили еще пройти. Потому что это якобы звенит то, из-за чего все-таки именно так, а не иначе относятся к Владимиру Путину в мире. ПОТОМУ ЧТО ИЗ СТАЛИ». Конец цитаты.
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.