В оппозиции
25 апреля 2019 г.
О красной кнопке, этике стоиков и толкователях Навального
10 МАРТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Ежедневный журнал

На минувшей неделе центр оппозиционной политики переместился в Уфу. Именно там 4 марта произошло событие, до глубины души потрясшее многих демократических активистов, журналистов и некоторых писателей. Результатом этого события стало обрушение репутации одного из немногих сохранившихся в России независимых СМИ и бурная полемика в социальных сетях.

Итак, Уфа, 4.03.2017, утро, 9 часов 28 минут. Извините, но тут такое дело, важна каждая минута и каждое слово, а также его оттенки. Мы на минном поле. Тут чуть ошибся и все – нет репутации. Поскольку речь идет не о ком-нибудь, а об Алексее Навальном. Именно он в указанном месте в указанное время дал интервью «Эху Москвы в Уфе». Землетрясение началось на 30-й минуте, но самый мощный толчок, приведший к наиболее разрушительным последствиям, случился в самом начале 31-й минуты. Именно тогда Алексей Навальный сказал: «Победить кандидата от «Единой России» настолько важно, что можно и нужно объединяться с коммунистами». А до этого, на 30-й минуте, Навальный сказал: «Мне кажется, что самый сильный кандидат – Клычков от коммунистов». И именно поэтому именно с коммунистами «можно и нужно» объединяться.

Теперь из эпицентра события переместимся в Москву, куда сейсмическая волна интернета докатилась лишь через три дня, но где, собственно, и произошли самые главные разрушения. 7 марта на РБК была опубликована статья под заголовком: «Навальный рассказал о своих планах поддержать коммуниста на выборах мэра Москвы». Это был провал. В самой статье РБК слова Навального цитировались достаточно точно, но заголовок сообщал о том, что в интервью  вот так прямо не прозвучало. Уфимское интервью было опубликовано в Фейсбуке, где имело 7,6 тысяч просмотров. У статьи в РБК на момент написания этой колонки было 31,7 тысяч просмотров.

Медийное землетрясение отличается от обычного тем, что в обычном интенсивность волн уменьшается по мере удаления от эпицентра, а в медийном часто бывает наоборот – слабый толчок вызывает серьезные последствия. В социальных сетях развернулась битва, позиции участников которой распределились в диапазоне от жесткого осуждения Навального до возмущения тем, что Навального оклеветали, приписав ему то, чего он не говорил. Виктор Шендерович сначала написал в Фейсбуке пост, осуждающий Навального, потом снял его, написав в частности вот что: «Мой текст, основанный на фальшаке, провисел недолго, но был замечен. Я сожалею об этом и приношу извинения». «Фальшак» — это про РБК. По адресу этого СМИ Виктор Анатольевич говорит, что «репутация – она создается долго, а рушится в один момент». То есть Навальному – извинения, РБК – клеймо «фальшак» и обрушение репутации.

Сергей Пархоменко тоже осудил РБК, хотя и не столь сурово, как Виктор Анатольевич. По мнению Пархоменко, у РБК «плохой заголовок», поскольку «он не соответствует сказанному Навальным в интервью». И вообще, это заголовок – «типичный «кликосборник», вроде «Страшная трагедия в семье Кристины Орбакайте», за которым скрывается сообщение, что домработница в этой семье сломала ноготь на безымянном пальце, когда мыла посуду». Далее, Сергей Борисович весьма аккуратно и деликатно журит Навального за сказанную им фразу о том, что «можно и нужно объединяться с коммунистами». «Фраза неудачна, поскольку не соответствует всему тому, что сказано до нее и после нее в интервью “Эху Москвы в Уфе”», — считает Пархоменко. И заканчивает свой текст очень мягким и бережным советом: «Хорошему политику (то есть Навальному. – И.Я.), претендующему на многое – на очень многое – нужно быть яснее и точнее в словах».

Зря он, конечно, так о Навальном. Несправедливо. Куда уж точнее? Вам же человек ясно сказал: «можно и нужно объединяться с коммунистами». И не с каким-то там Смолиным, по поводу которого можно долго рассуждать о совместимости членства во фракции КПРФ и человеческих достоинств, а с самым что ни на есть Клычковым, сталинистом и мракобесом, на котором пробы ставить негде. И объединяться «можно и нужно» с Клычковым потому, что он самый сильный кандидат.

Уважаемые Виктор Анатольевич и Сергей Борисович, вы же очень умные люди. И профессия у вас у обоих связана с русским языком. Придумайте, пожалуйста, что может означать сказанное Навальным, если не намерение поддержать коммуниста Клычкова. Объединиться с коммунистами на выборах, так как их кандидат Клычков самый сильный нужно, чтобы что? Подскажите хоть один вариант, кроме поддержки коммуниста Клычкова. Устроить совместные чтения «Капитала»? Учредить конкурс самодеятельной песни? Вместе субботники проводить? Есть еще варианты?

Многие демократы растеряны. Михаил Шнейдер пишет в Фейсбуке: «Я никак не могу объяснить это решение ни себе, ни другим». Действительно, необъяснимо. Ведь это кто-то другой, а совсем не Алексей Навальный призывал поддержать на выборах любую партию, кроме «партии жуликов и воров». Ведь это кто-то совсем не похожий на Навального заявлял, что поддерживает националиста Мальцева. В последние годы сложилась традиция толкования слов Навального. Есть целые школы толкователей Навального. Их споры похожи на ожесточенные диспуты схоластов, истолковывающих Библию. Сегодня это сходство усиливается еще и общностью целей. Многим верующим из числа образованных сложно принимать буквально чудеса, которыми переполнено Писание, а также изуверства, которые творят бог и его последователи. Поэтому они все это объявляют метафорами и предлагают делать скидку на времена, когда это было написано. Толкователи «слова Навального» ведут себя примерно так же, объясняя его слова про «грызунов», о том, как «очень хочется запулить крылатой ракетой по генштабу (Грузии)», про «не бутерброд», про готовность дать Путину гарантии неприкосновенности и т.д.

Одним из наиболее ярких толкователей слов Навального стал Александр Рыклин. Его статья, опубликованная на «ЕЖе» 9 марта, называется «Навальный попробовал сторонников на зуб. Зуб сломался». Александр Юрьевич дает нам лишь два варианта толкования слов Навального: «Навальный ЛИШЬ не исключил возможность поддержать кандидата от КПРФ» и «ОДНАКО, Навальный не исключил возможность поддержки кандидата от КПРФ». Я довольно долго всматривался в этот фрагмент текста Рыклина. Пытался поковырять ногтем экран ноутбука в поисках второго и третьего смыслов. Но благодать на меня так и не сошла, и свет истинного учения Навального в изложении его пророка Рыклина мне не открылся. Видимо, недостаточно окреп в вере…

Есть слова, произнесение которых нажимает «красную кнопку» в головах людей. При этом в мозгу отключается целый ряд способностей. В первую очередь способность мыслить логически и критически оценивать ситуацию. Слово «Навальный» стало такой «красной кнопкой» для довольно значительного числа россиян, как его противников, так и сторонников. О тех, кто верит, что Навальный украл весь лес в Вятской губернии, тут речи нет. Там «красная кнопка» залипла и мозг давно выжжен. Речь о людях, вполне разумных во всем, кроме вот этого пункта. Когда я написал, что Навальный лучший в сегодняшней России журналист-расследователь, меня осудили противники Навального за то, что я раздуваю культ Навального и вступил в секту его свидетелей. Стоит заикнуться о том, что Навальный, возможно, не лучший выбор в качестве лидера демократической оппозиции, тут же гарантировано попадаешь в лучшем случае в раскольники, в худшем – в путинские наймиты.

Возникновение «красной кнопки» Навального в головах значительной части российских демократов и либералов связано, на мой взгляд, с двумя обстоятельствами. Первое – инерция политического выбора. Ставка, которую многие сделали на Навального в 2008-2009 годах (в 2009-м Навальный был признан газетой «Ведомости» персоной года), создала «эффект неудачной инвестиции», преодолеть который многим публичным людям и рядовым активистам оказалось сложно.

Тут важно, что к самому Навальному нет и не может быть никаких претензий. Он никогда не скрывал своих националистических взглядов и симпатий к националистам, в том числе и совсем не вегетарианским. И то, что цель у него всегда оправдывает средства, тоже не скрывал. Всегда был честен. Вольно ж было придумывать лидера для демократов из очень талантливого и энергичного националиста с ярко выраженными популистскими и авторитарными замашками.

Для того чтобы показать вторую причину, породившую эффект «красной кнопки» Навального в головах соотечественников, надо вернуться к тексту самого почитаемого мною фигуранта этой заметки – к фейсбучному посту Виктора Шендеровича. Поставив клеймо «фальшак» на РБК, Шендерович ссылается на своего покойного друга, Бориса Давыдовича Литвака, который делил мужчин на две категории: «солнечный пацан» и «грязное животное». И при переходе из первой категории во вторую назад возврата не было. Герой Украины, человек, которого называли совестью Одессы, Борис Литвак был действительно великим и благородным человеком. Но вот этот его жизненный принцип, который приводит Виктор Шендерович для иллюстрации своего отношения к «грехопадению» РБК, создает большие проблемы в политической практике. Потому что мир не делится на «солнечных пацанов» и «грязных животных». Это максималистский принцип этики стоиков, которые считали, что добродетель не имеет никаких градаций или ступеней. Человек или добродетелен — или нет. Диоген Лаэртский писал об этих взглядах так: «Кто находится за сто стадий от Каноба или за одну стадию от Каноба, те одинаково не находятся в Канобе».

Последовательно применяя этот принцип к людям, человек неминуемо остается один, а если он до конца честен, то из списка «добродетельных» непременно вычеркнет и себя самого, и в «Канобе» станет совсем пусто…

Алексей Навальный очень хорошо умеет организовывать расследования, используя свои источники во власти. Еще лучше умеет их оформлять и подавать аудитории. Блестяще умеет проводить собственные избирательные кампании. Но он совсем не умеет организовывать политические коалиции и писать политические программы. И еще он очень плохо подходит в качестве лидера объединенной демократической оппозиции. Просто потому, что у него другие взгляды. Поэтому очень желательно всячески поддержать его в том, что у него получается лучше других, а в остальном не приставать с глупостями.

А в РБК, кстати, испугавшись, что их лишат репутации, поменяли название статьи, и теперь там все правильно: «Навальный допустил объединение с коммунистами на выборах мера Москвы»…    


Коллаж ЕЖ













  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.