Путин и общество
18 декабря 2017 г.
Им под Путиным стало тесно. А нам?
17 МАРТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В Москве 16.03.17 прошла пресс-конференция создателей Общественного штаба реализации президентских программ. Учредительный съезд намечен на 10.04.17. Основная идея — именем Путина вести «огонь по местным штабам».

Имена инициатров мало кого могут впечатлить: адвокат Кирилл Иванов, общественный палаточник Сергей Марков, политологи Сергей Володенков и Надежда Муравьева, предприниматель Игорь Постников. Первое ощущение, что это сборище фриков, которые в условиях стремительно сокращающейся кормовой базы пытаются использовать избирательный сезон для большого хапка, а если повезет, и для повышения своего статуса.

Лозунги «штабистов» весьма незатейливы: борьба с местными «кущевками», защита малого и среднего бизнеса. Тактика еще более проста: противопоставить плохие местные власти — хорошим региональным и ослепительно прекрасному президенту. То есть это даже не «царь хороший — бояре плохие», а «царь замечательный, бояре тоже ничего, а вот местные дьяки — вот они-то и есть черти». Стратегии у «штабистов» нет никакой, да им и не надо.

Под Путиным сейчас очень тесно. Тут и «Единая Россия», и Общероссийский народный фронт, и всевозможные «антимайданы», не говоря уже о СМИ, силовиках, судах и всей административной вертикали. С очередной запутинской тусовкой все станет ясно 10.04.17. Смогут они каким-то чудом заполучить Путина хоть на минутку на свое сборище — будут жить, хоть и недолго и уныло, зато сытно. Будет у них Кириенко с приветом от Путина — жить будут, хотя и впроголодь. И этого не будет — никто о них и не вспомнит через месяц. Да, вот таковы суровые будни пропутинской массовки. А вы что думали? Не от хорошей же жизни бывшие хунвейбины меняют Путина на грин-карту!

Что реально произойдет в том случае, если на эту компанию прольется тоненькая струйка путинской благодати, что в плане конкретном будет означать, что им насыплют жменьку федерального и горсточку местного эфира, позволят посидеть с краешку на региональных портхозактивах, а может, чем чёрт не шутит, и дадут пару раз пискнуть. Ну, и уголок какой дадут для офиса, денег немного подкинут… Все это возможные факты в личных биографиях не слишком интересных людей, которые не стоили бы внимания, если бы не одно обстоятельство.

В случае успеха «штабисты» смогут увеличить сумбур в головах популяции россиян, в том числе и тех, кому надоели привычные телевизионные клоуны. Они имеют шанс перехватить в регионах антикоррупционную повестку, поскольку, ведя «огонь по местным штабам», неизбежно станут затрагивать местных кровопийц, которые местное население достали намного больше, чем Путин с Медведевым.

То есть существенно увеличить поддержку Путина эта группа товарищей не сможет, а вот оттянуть на себя ту и без того малую поддержку оппозиции на местах им может оказаться по силам. И в этой связи возникают вопросы к тем людям, которых принято называть лидерами демократической оппозиции. Постараюсь не задавать бестактных вопросов или, по крайней мере, попытаюсь сформулировать их в предельно деликатной форме.

Итак, вопрос первый. Есть ли понимание того, что унылое течение путинского безвременья в самое ближайшее время может прерваться катастрофой? Просто количество перейдет в качество, и в какой-то момент игры «вы нам новые санкции — мы вам новые провокации» сорвет резьбу и события понесутся вскачь. Сегодня отключение России от межбанковской системы SWIFT и новый железный занавес кажутся нереальными, поскольку явно противоречат интересам мирового и российского бизнеса. Завтра очередная провокация Путина — есть ли сомнения, что за ним не заржавеет? — превысит болевой порог, и — прощай SWIFT, а при персональных санкциях на большинство представителей путинской элиты какой смысл позволять населению гулять по свету.

Вопрос второй. Есть ли понимание того, что участие в выборах лидеров тех партий, которые только что получили официально меньше двух процентов, а реально, с учетом украденных, меньше пяти, такое участие есть мероприятие крайне сомнительное. Особенно если учесть, что ни одна из этих партий не провела публичного анализа причин такого результата и не объяснилась со своими оставшимися избирателями.

Вопрос третий. Есть ли понимание того, что консолидация сил оппозиции вокруг протеста по поводу незаконного обогащения Медведева является борьбой с ветряными мельницами. Просто в силу поистине эталонной ничтожности избранного объекта протеста. Позиция «Путину — гарантии неприкосновенности, а мы все маршируем против Медведева» выглядит несколько странно. И в целом борьба с коррупцией, которая, несомненно, должна быть в ядре протестной повестки, не может стать в этой повестке единственным и даже главным пунктом. Просто потому, что войны в Украине и Сирии, безумие в СМИ, наступление поповского мракобесия и еще масса других проблем, во-первых, не сводятся к коррупции и не имеют ее в качестве первопричины, а во-вторых, представляют собой не меньшую угрозу для страны.

Вопрос четвертый. Есть ли понимание того, что выборы 2018 года нельзя просто «развидеть», что надо на них как-то реагировать. В частности, если в силу каких-то обстоятельств есть желание выборы бойкотировать, то эта тактика бойкота потребует существенно больших сил и средств, нежели участие в выборах. Бойкот нельзя просто объявить, его надо организовывать, продвигать, объяснять и пропагандировать, создавать штабы бойкота на местах и осуществлять контроль на избирательных участках. Понимая при этом, что по нынешним временам те, кто в этом участвует, рискуют получить реальные сроки.

Вопрос пятый. Есть ли понимание того, что призывы к массовому уличному протесту вне «огороженных загонов», то есть без разрешения властей — а только такой протест имеет какой-то смысл, — неизбежно приведет в лучшем случае к массовым посадкам, в худшем — к крови. Поэтому говорить людям в сегодняшней России: 45 мартобря «всей толпой выходите на Красную площадь… прибиваете к воротам Спасской башни требования… и не расходитесь, пока их не выполнят», может, и верно, но с учетом особенностей нынешней российской власти с ее 100-процентной готовностью убить столько народу, сколько потребуется, делать такие предложения лучше, если готов отвечать за их последствия. И уж точно не стоит их делать, находясь за пределами России.

Итоговый вопрос будет без номера. Есть ли понимание того, что в России сегодня нет единой политической силы, единой стратегии и тактики и единой фигуры, которая в данный момент сможет противопоставить себя путинскому режиму. У каждой политической силы, у каждой стратегии и у каждого лидера есть свои группы поддержки, которые уверены, что именно их выбор сможет похоронить нынешний режим. Возможно, что они все правы. Но есть очевидный факт: никто из них не сможет навязать свой выбор всем остальным. Идея всеобщего единения мертва, надеюсь, в этом все убедились. Есть малюсенький шанс. Не объединения, а выработки согласованных действий. Чтобы каждый делал то, что у него лучше получается. То есть использовать шанс не объединения, а принципа политической дополнительности. Для этого нужен диалог. Причем диалог первых лиц. На той площадке, которая будет всеми признана приемлемой. Возможно, мы уже проскочили окно возможностей. Но в истории бывали случаи, когда это окно пробивали. Нужны только воля и умение.




Фото: Участники акции в поддержку избранного президента РФ Владимира Путина на Тверском бульваре. Александра Мудрац / ТАСС












  • Дмитрий Орешкин: При всей казённости и скучности пресс-конференции, мы видим, что система ценностей в стране всё-таки поменялась. На коротком рубеже она идёт назад...

  • Forbes: Ни одной подвижки, ничего нового — таков главный итог ежегодной большой пресс-конференции Владимира Путина.

  • Борис Вишневский: Путина не смотрю и не собирался. Скучно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Чертова дюжина больших собраний ходоков
15 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Мероприятие, которое состоялось в столичном Центре международной торговли 14.12.2017, принято называть 13-й большой пресс-конференцией президента Путина. В действительности это была, конечно, никакая не пресс-конференция. То, что происходило в ЦМТ, как и все предыдущие 12 мероприятий из этого ряда, вообще не имеет аналогов в мировой практике и в истории нашей страны. Ни в одной стране мира не могло произойти ничего подобного. В зале было 1640 человек, аккредитованных в качестве «журналистов», из которых к данной профессии имеют отношение считаные единицы.
Прямая речь
15 ДЕКАБРЯ 2017
Дмитрий Орешкин: При всей казённости и скучности пресс-конференции, мы видим, что система ценностей в стране всё-таки поменялась. На коротком рубеже она идёт назад...
В СМИ
15 ДЕКАБРЯ 2017
Forbes: Ни одной подвижки, ничего нового — таков главный итог ежегодной большой пресс-конференции Владимира Путина.
В блогах
15 ДЕКАБРЯ 2017
Борис Вишневский: Путина не смотрю и не собирался. Скучно.
Царь умрет, а я останусь
14 ДЕКАБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Фраза Вячеслава Володина о том, что Россия будет существовать, только пока продолжается жизненный цикл, отпущенный нынешнему президенту РФ, все покоя мне не дает. Как на духу могу признаться: досадно на самого себя, и чувствую себя глупо. Когда ведь это уже было сказано! В эфемерной погоне за милостью того, на ком сегодня сошелся клин всей российской государственности. К тому же давно погрязло в болоте из похожих изречений околовластных функционеров всех мастей. Однако для большинства современных россиян подобные изречения, всё едино, звучат как аксиома. А кто-то еще и шутит про «фараона Путина» — вот же, председатель Государственной думы взял да устроил нам экскурс в эзотерическую составляющую Среднего царства.
Как выглядит катастрофа
11 ДЕКАБРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Так она и выглядит. Человек, который ни черта не понимает в современной жизни, берется руководить обреченной империей дальше. Империей, которая в осаде непонятно кого и по какому поводу. И ничего с этим не поделать. Нашего Мугабе сменить нельзя, пока не выработается ресурс. Пятый срок, да хоть бы и пятьдесят пятый, лишь подтверждает «наблюдение», сделанное гораздо раньше, что в неототалитарной системе, каковой стала Россия после 2000 года, лидеры на выборах не меняются, ротации не происходят, власть не отдают, а Конституция трактуется так, как это выгодно «захватчикам».
Ежегодная просьба о милости
31 ОКТЯБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Один из обязательных ритуалов российского государства заключатся в том, что раз в год группа в высшей степени приличных и уважаемых людей, входящих в Совет по правам человека, отправляется на прием к Путину, чтобы попросить его соблюдать законы Российской Федерации и не очень мучить подведомственный народ. В ответ главный начальник страны милостиво обещает подумать… По режиссуре все примерно соответствует телешабашам соловьевых-киселевых: хор испуганных либералов должен оттенять победительную мощь протагониста. Вся разница — ведро с дерьмом не надевают на голову.
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2017
Лев Рубинштейн: . У власти надо не просить, у власти надо требовать. Но пусть просители просят, а если у них что-то получится, я буду им благодарен.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2017
Газета.Ру: На встрече с президентом члены Совета по правам человека подняли вопрос относительно дел Никиты Белых и Кирилла Серебренникова, но без особого успеха.
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2017
Борис Вишневский: Психиатров - в студию! Даже не смешно. Грустно. Все бы ничего, но ведь президент ядерной державы. С кнопкой...