Что делать?
28 ноября 2020 г.
Взгляд на Россию со стороны

ТАСС

Дайджест работ политологов для «ЕЖа».

Зарубежные политологи называют «русской институциональной, или московитской системой (матрицей)» традиционное российское самовластие императора, генсека или несменяемого президента. Как показали результаты недавних выборов президента, восприятие такого самовластия стало частью российской политической культуры. Социальный капитал россиян соответствует этой авторитарной форме правления. Не обладая навыками самоуправления, они вручают себя и свою жизнь «верховному правителю» или его назначенцам.

Многими отмечается, что в России формально есть институты демократии, например, парламент. Но попробуйте опросить людей на улице, за кого из «представителей народа», заседающих в Госдуме, они голосовали? Как показали опросы, не помнят. Для сравнения: в Массачусетсе буквально в каждом квартале есть общественный комитет по контролю над тем, как лично по конкретным вопросам голосуют избранные гражданами депутаты. От этого зависит их успех на следующих выборах. В Швейцарии на референдумы выносятся тексты законопроектов. И гражданам приходится вникать, какой из них больше соответствует их интересам. Не жалуются, вникают. Это разительно отличает Швейцарию от России.

У нас же типичное поведение – написать челобитную президенту. Авось, кран на кухне исправят. Предложение активистов создать Инициативный комитет по контролю над расходами городского бюджета воспринялось жителями города как утопия. Политологи сходятся в том, что россияне создали своеобразное «служилое государство», где властям подчинены не только армия, но и граждане с психологией крепостных. Самостоятельность россияне готовы проявлять только на своих дачах.

Такое общественное устройство требует защитного пояса из государств-сателлитов, которые не допустят полной изоляции страны. Выпадение из этого пояса Украины вызвало острую реакцию: власти увидели в этом прямой вызов внутреннему устройству России, а россияне – покушение и на свои исконные ценности. Что же это за ценности?

Шведский экономист Стефан Хедлунд ядром «русской институциональной системы» назвал неприятие населением формальных правил и беспристрастных механизмов их применения. Указание начальства в России всегда важнее закона. Он выделил 5 главных опор этой матрицы: не подотчетность правительства парламенту или народному собранию; подавление прав частной собственности; отсутствие верховенства права (правление с использованием закона, но не верховенство закона); кормление (плата за службу), ведущее к обществу, ориентированному на поиск ренты; государственная идеология (православная церковь, третий Рим, ксенофобия). Комбинированный результат этих краеугольных камней национальной культуры нашел отражение в политическом устройстве известном как «служилое государство», заполненное «служилой знатью».

Оценка политической культуры в России, произведенная Econоmist Intelligence Unit, демонстрирует решительное отторжение демократических ценностей россиянами. Самовластие верховного правителя, отсутствие верховенства права и гарантий частной собственностина средства производства ведут к низкому уровню жизни населения. Даже сделав перспективные изобретения, россияне боятся открывать собственный бизнес. Боятся, что силовики посадят под надуманным предлогом и «отожмут».В 2016 году число уголовных дел, возбужденных против предпринимателей, превысило 240 тысяч. Из них до суда дошло не больше 60 тысяч.По остальным под давлением силовиков бизнесмены вынуждены были тем или иным способом откупиться.А за незаконное уголовное преследование предпринимателей едва наберется десяток дел по всей стране. По статье 169 УК РФ «За воспрепятствование законной предпринимательской деятельности» – и того меньше.Естественно, что россияне в таких условиях боятся заводить свой бизнес. Конкуренция как двигатель прогресса не работает в России.

Вместе с тем политологи признают, что развиваться бизнесу в России мешает не только коррупция и желание силовиков поживиться, но и отсутствие реальной состязательности и независимости в суде, низкое качество подготовки правоохранительных органов и нежелание самого бизнес-сообщества обеспечивать свою «прозрачность». Проще уходить от налогов и обманывать клиентов.

Описывая структуру современной российской власти, журналист The Guardian, автор книг о России Люк Хардинг, призвал относиться к ней не как к обычному государству, а как к квази-криминальному синдикату, где «сто с лишним олигархов» из окружения Путина заняты тем, чтобы украсть деньги и вывести их через офшоры, потому что они не уверены в будущем – своем и всей системы. Они в ужасе о того, что все потеряют и от того, что отнимут свои же. «Олигарх в России – совсем не то, что бизнесмен в Англии. Это такая структура, где Путин находится наверху, его окружают олигархи, многие из которых одновременно – кремлевские чиновники и мультимиллиардеры... Они – одна команда. Мы можем много говорить о гипотетическом богатстве Путина, но очевидно, что он формально не владеет теми 200–300 млрд долларов, о которых обычно говорят, однако может их использовать – для политических проектов, для личных проектов и для проектов внутри страны».

Для понимания природы российского государства, нашей нынешней подданнической культуры и перспектив страны политологи советуют обратиться к ее истории. Катастрофа 1917 г. привела к реставрации Московии в новом обличье. «Русская система» под маской социализма в действительности была погружением в новую архаику. Восстановилось самовластье. Его позже назвали тоталитаризмом. Имперство коммунистическое пришло на смену имперству православному. Россия больше, чем раньше, стала идеократической империей, да еще и с глобальными замашками. Реально «русская институциональная система» не может существовать без противостояния Западу. Поэтому надо заставить обывателя верить в исходящую с Запада угрозу («хотят захватить наши природные богатства» и т. п.), насадить идеологию осажденной крепости. Старшие поколения россиян легко принимают эту картинку.

Советский период не был модернизацией страны. Модернизация предполагает верховенство права, разделение властей, подотчетность правительства парламенту, независимый от исполнительной власти суд, гарантии частной собственности, добросовестную конкуренцию. Большевики уничтожили все эти начала, зародившиеся в императорской России. Американский исследователь глобализации Б. Линдси определил советский социализм как «промышленную контрреволюцию» или путешествие «назад в будущее». Социалистическая революция – это взрывная реакция докапиталистических социальных связей на вторжение новых отношений, их разрушающих. И если новые отношения не устраняют архаику, то она может вернуться, замаскированная под прогресс. «Тоталитаризм есть реакция традиционного общества на техногенную цивилизацию с использованием всех приобретений этой цивилизации для воскрешения прошлого», — писал В. Кантор.

Поворот Украины на Запад привел в ужас российскую элиту не только по причине прорыва «защитного пояса», но и из-за угрозы фундаментальным основам «русской институциональной системы», авторитарной власти как таковой. Кошмаром для наших правителей стало ожидание успеха Украины в проведении европейски ориентированных реформ и их непредсказуемого воздействия на россиян. Решение вмешаться и прервать этот ужасный эксперимент было вполне естественным. Но беспокойство Кремля в отношении «вредного» влияния украинских событий оказалось избыточным. Многие поколения россиян были привязаны к «служилому государству» с его доминированием иерархических отношений, завязанных на тотальную коррупцию, сбор властителями ренты-дани. Верховенство права и реальное право частной собственности на средства производства не только несовместимы с российским типом государственного управления, но и с обычаями и привычками нашего народа.

Территориальная экспансия всегда была священной ценностью для русских – захват Сибири, колонизация Кавказа и Средней Азии в прошлые века поддерживались как российской элитой, так и простолюдинами. Позже это перешло в восприятие аннексии новых территорий как предпосылки процветания. Хотя на практике присоединенные территории, как правило, кормились за счет России (вспомним финансирование республик Средней Азии из союзного бюджета за счет РСФСР, что подробно описал А. Илларионов еще в конце 80-х).

Имперское мышление россиян имеет материальные основания: «московитская институциональная система» не может обеспечить устойчивый экономический рост, основанный на производстве конкурентоспособной продукции. Она базируется на эксплуатации природных ресурсов (сельскохозяйственных земель, нефтяных и газовых месторождений). Это тоже вносит вклад в имперские устремления россиян, готовых жертвовать своим благосостоянием (и даже жизнью) ради расширения территории. Опросы Левада-центра показали, что в августе 2014 г. 85% респондентов разделяли утверждение, что «вхождение Крыма в Россию – большое достижение российского руководства, положительные эффекты которого будут ощущаться в будущем». Высокое одобрение присоединения Крыма, готовность переносить вызванные этим санкциями и антисанкциями материальные трудности за прошедшие годы не снизились. В 2015 г. 39% россиян отметили ухудшение качества продовольствия, при этом 71% опрошенных одобрили запреты на импорт. Россияне поддерживают жесткую линию во внешней политике, отвергают компромиссы и верят, что «Россию стали больше уважать в мире и считаться с ее интересами».

Россияне верят телепропаганде, потому что слышат то, что давно хотели услышать. Крым, Восточная Украина, безусловно, стали сильными стимуляторами национализма и ксенофобии, но не были их причиной. Столкнулись базовые ценности. Поскольку культурная конфронтация с Западом глубоко укоренена в русской ментальности, степень враждебности к Западу не зависит от текущих событий. Процент тех, кто видит в негативном свете влияние западной культуры на Россию, остается стабильно высоким (62% – в 1998 г., 65% – в 2013 г., 67% – в 2015 г.). Конфликт ценностей, негативное отношение к верховенству права и демократии, вера в «доброго царя» питают готовность россиян приносить жертвы на алтарь конфронтации. Надежду дает только смена поколений.

Фото: Россия. Керчь. Зрители на площади Ленина во время трансляции митинга-концерта по случаю открытия автодорожной части Крымского моста через Керченский пролив. Сергей Мальгавко/ТАСС














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Единый день голосования в Америке. Экономно, оптимально и демократично. А в СНГ?
23 ОКТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
3 ноября — день выборов президента США. Среди многочисленных особенностей у американских выборов есть одна, которая в России остается в тени, не вызывает вопросов и обсуждения. В этот день будет избираться не только президент! Будут переизбраны весь состав Палаты представителей, треть Сената, губернаторы в одиннадцати штатах, члены парламентов штатов в 86 из 99 верхних и нижних палат, члены верховных судов в 35 штатах, будут проведены штатные референдумы и много разнообразных местных выборов.
Можно ли жить достойнее?
18 ОКТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Речь идет не о богатстве предпринимателя, согласного дать взятку чиновнику ради своих привилегий на рынке, и не о доходах чиновника, готового оградить взяточника от конкурентов, а об уровне жизни простых россиян, повысить который можно, только блокируя такие сделки. Уровень жизни народа во все времена зависел от сложившихся в стране отношений власть имущих и простых людей.
Время выбирать
28 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Юноше, обдумывающему житье, решающему, какую карьеру делать, советую хорошо подумать, совпадают ли его собственные представления о добре и зле со взглядами начальства. Чтобы   интересы начальства не противоречили его совести. Обращаясь к людям, наше начальство очень любит называть себя «государством». Дескать, критикуя нас, вы выступаете против «государства»! На самом деле, «государство», как его определяет толковый словарь русского языка, — это всего лишь «политическая форма организации общества». Государство — это абстракция, это добровольно-принудительное соглашение. Соглашение, к которому людей принуждают те, кто обладает силой и влиянием. Соглашение, которое остальные принимают, полагая, что принять его надо. Иначе убьют или посадят.
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.