Что делать?
23 апреля 2019 г.
Гражданской войны в 1993 г. избежали. И что сделали?
24 ОКТЯБРЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Давайте обсудим, какие реформы власть после 1993 года провела, а какие не смогла или не захотела, что и привело к нынешнему дикому социальному расслоению, стагнации экономики, самоизоляции страны от развитого мира и подавлению гражданских свобод. 

Для модернизации страны авторитарная власть – это хорошо или плохо? При проведении назревших, но не одобряемых населением болезненных экономических реформ – вроде бы хорошо. Ведь в стране с сохранившимися монархическими традициями народа, сотни лет жившего в условиях крепостного права и после 70 лет диктатуры коммунистов, назревшие реформы не могут быть инициированы «снизу». Мы не средневековая Франция или Англия, где необходимые преобразования вынашивались в массах предпринимателей и крестьян десятилетиями и дали толчок реформам. Мы могли только скопировать лучшие образцы Запада. Но для этого в условиях России был нужен лидер с командой людей, понимающих как причины нашей отсталости и нищеты, так и действительные интересы правящей номенклатуры. У этого лидера должен быть твердый моральный императив: изменить правила и обычаи жизни в интересах самого народа. Многое зависело и от квалификации этого лидера. 

Огромные полномочия премьера Сингапура Ли Куань Ю, поставившего своей целью сделать из Сингапура развитое современное правовое государство, пошли его народу на пользу. Конечно, Сингапуру не надо было ломать административно-командную систему и приучать людей к рыночным отношениям, для них они были естественны. Но была искоренена коррупция. Жители Сингапура, для которых раньше было немыслимо прийти к чиновнику без подношения, стали вести себя совсем как шведы. Была создана отличная система школьного и вузовского образования. В страну пришли известнейшие мировые фирмы – производители электроники, лекарств. Люди получили высокооплачиваемую работу. Поскольку те, кто владеют собственностью, по-иному относятся к жизни, чем бедные наемные работники, власть помогла жителям стать владельцами современных квартир, учредив для этого специальный фонд и введя обязательные отчисления от зарплаты. В стране была построена прекрасная инфраструктура, созданы хорошие условия для жизни, сформированы передовые системы образования и медицинского обслуживания. У стариков сегодня приличная пенсия. Такое могло бы быть и в России. Но не стало.

После 1993 года поддержка населением рыночных реформ быстро падала. Ельцин вынужденно поставил своей главной целью сохранение власти, которой мог лишиться в ходе импичмента. Ведь большинство в Госдуме по воле народа, испытывающего тяготы реформ, составляли коммунисты и жириновцы. А, потеряв власть, о реформах можно было забыть. Соответственно стратегия власти в 90-е годы ни в коем разе нельзя назвать шоковой, она была половинчатой, что только растягивало тяготы трансформационного перехода.

Говоря о шансах авторитарной модернизации надо помнить, что на одного Ли Куань Ю приходится двадцать диктаторов, типа Мобуту, не думающих о нуждах своего народа.  

* * *

Другая причина неудач модернизации России в 1990-е годы – это менталитет народа, его привычки и представления о том, «как должно быть». Почему россияне в 1991 г. не поддержали ГКЧП? Люди хотели жить так, как живут люди на Западе, т.е. в достатке. Как этого достичь, они не знали. У них было смутное представление о конкурентном рынке и демократии. Как может избиратель, не сведущий в рыночной экономике и юриспруденции, отличить кандидата в депутаты – популиста от юриста-профессионала? Я как-то спросил женщину, почему она проголосовала за Жириновского? Ответ меня поразил: «Он конечно шут гороховый, но смотреть по телеку на него забавно». Ей даже в голову не приходило, что на депутата Жириновского и членов его партии будут возложены полномочия принимать законы, по которым ей придется жить. Она не одна такая. На первых выборах Государственной думы в 1993 году партия Жириновского заняла первое место, получив почти 23% голосов. Партия реформаторов «Выбор России» получила только 15,51%, а КПРФ – 12,40%. Если это есть отражение предпочтений народа, то можно ли с такой политической культурой построить правовое рыночное государство?

Как показывают социологические опросы, россияне в большинстве своем не понимают идеи народовластия, парламентского представительства своих интересов. Не хотят участвовать и в местном самоуправлении и даже контролировать расходы председателя своего ТСЖ или садоводства. На собрание их не созвать. Что уж говорить об изучении опыта развитых стран, принятых там правил жизни. Но зато легко с ксенофобией, везде видят врагов и проникаются идеей великой империи. Многие готовы отдавать свои жизни в Сирии или на Донбассе. 

Забыты пустые полки советских магазинов, а во всех неизбежных трудностях перехода к рынку винят Гайдара и его сподвижников. Люди лишились денег-фантиков, в большом количестве выплаченных коммунистическим правительством, но возлагают ответственность за этот обман не на советскую власть, а, опять же, на реформаторов. А главное, их мучает зависть к богачам – олигархам и коррумпированным чиновникам, которые живут в особняках и строят дворцы в Средиземноморье. Негативное отношение к воровству, казнокрадству естественно, но многие не столько осуждают власть имущих (им по статусу роскошь положена), сколько надеются сами прорваться во власть, всячески ей угождая. А простые нищие россияне протестовать на улицы не выходят, страх глубоко укоренился в нашей крови. 

***

Третья причина неудач модернизации 1990-х – те условия политической борьбы, которые сложились в России в те годы. Если при советской власти деньги были фантиками, на которые мало что можно было купить, то к середине 1990-х они для многих «стали всем». Моральные и политические воззрения были отброшены в сторону. Журналисты, смело выступавшие в годы перестройки за экономические и политические реформы, стали писать тенденциозные статьи «на заказ», за деньги. Нам, чтобы опубликовать статью в областной газете о преимуществах частной собственности, надо было заплатить приличную сумму и журналисту, и редактору. Больших денег требовали владельцы и ведущие телеканалов, политтехнологи и дикторы.

Реально ли было в 1990-х годах в России осуществить на практике закон, действующий сегодня в Латвии, ограничивающий финансирование избирательных кампаний партий. Там были перекрыты денежные потоки, которые способствовали «захвату государства» финансовыми группировками. Все резиденты Латвии обязаны декларировать имущество стоимостью более 18,5 тыс. долларов, что позволяет пресечь «отмывание» незаконно полученных доходов. Аналогичные правила действуют и в развитых странах, они блокируют союз чиновничества и бизнеса, перерождение конкурентного рынка в кланово-олигархический. 

А нам были важны залоговые аукционы. Ведь руководившие госпредприятиями «красные директора» задерживали выплату зарплат, рабочие по традиции винили в этом центральную власть. И те же директора находили способы финансировать избирательную кампанию КПРФ. Когда этих директоров в ходе аукционов сменили бизнесмены, близкие к правительству, они стали финансировать уже кампанию Ельцина. Вспомним хотя бы историю с коробкой из-под ксерокса с наличными. 

Власть не хотела «раскачивать лодку». Проект административной реформы, разработанный его помощниками Г. Сатаровым и М. Красновым, так и остался на бумаге. Для сравнения, сегодня в Казахстане нельзя занять должность в министерстве, не имея опыта управленческой работы в Западной Европе или США. Там понимают: кадры решают все!

В стране сложилась тесная коррупционная связь между правящей бюрократией и крупным бизнесом. Это привело к становлению в стране кланового олигархического капитализма. Чиновники крышевали бизнес, деля прибыль с олигархами. Вместо защищенной законом частной собственности в России сформировалась псевдо частная власть-собственность, схожая с «феодальным держанием» поместий, как это было во времена Ивана Грозного. Сегодня многие тысячи российских бизнесменов попадают в тюрьму и лишаются бизнеса, если не заплатят вовремя властям за «крышу». 

Ли Куань Ю организовал специальное Бюро по борьбе с коррупцией, предоставил ему большие полномочия и даже отправил за решетку своих родственников-коррупционеров. За взятки, откаты, казнокрадство в Сингапуре жестко наказывали. Накопления, источник которых житель Сингапура не может доказать, изымаются в доход общества. Ли Куань Ю добился, что коррупция стала не просто опасной, но морально неприемлемой для населения. Ее сегодня в Сингапуре практически нет.

Есть пример Китая. Уже в наше время антикоррупционная политика, проводимая Си Цзиньпинем привела к тому, что с 2014 г. в Китае за коррупцию были арестованы более 1 млн человек, среди них 109 министров и высокопоставленных чиновников. Получил пожизненный срок и бывший министр общественной безопасности Чжоу Юнкан, из квартиры которого вывезли 14 млрд долларов (два грузовика наличности). Возможно, и нам стоило, как в Китае, ввести «счета честности», чтобы отучить людей от воровства и обмана. Жители Китая могут по телефону сообщать в органы по борьбе с коррупцией о попытках вымогательства у них взятки, реакция будет незамедлительной. Власти вдвинули лозунг: «Или КПК победит коррупцию, или коррупция уничтожит КПК». Китайским чиновникам запрещено жить в особняках и летать бизнес-классом. Все их накопления должны быть законными. Ежемесячная реальная зарплата Си Цзиньпиня эквивалентна 108 тысячам российских рублей. Других доходов он не имеет. 

А в России нравы другие. Большинство россиян предпочтет дать взятку гаишнику, чем лишиться водительских прав. У нас нет мощной агитации против коррупции, телевидение не показывает, что это дорога к отсталости, обрекающей народ на нищету. Слова Яровой о том, что борьба с коррупцией опасна для национального суверенитета, справедливы с одной поправкой: она опасна, прежде всего, для правящей элиты!

***

К сожалению, не было последовательности в проведении судебной реформы, не было попыток очистить и судебную систему России от коммунистического кадрового наследия. Несомненно, необходимо было провести люстрацию судей и реализовать на практике запланированную судебную реформусделать прокурорскую и судебную системы похожими на европейскую, например на итальянскую, где судьи реально независимы от исполнительной власти. Ли Куань Ю понимал, что со старыми судейскими кадрами он не добьется торжества закона и справедливости. Поэтому все судьи были уволены, их место заняли новые, избранные коллегией адвокатов. Им установили высокие оклады, но запретили брать кредиты, обязали отчитываться о всех своих встречах и переговорах, доказывать законность своих накоплений.

А в России сохранились советские послушные судьи и традиция, по которой судьями становятся бывшие следователи, прокуроры, полицейские. Адвокатов по неписанному правилу судьями не назначают. Создан эффективный фильтр для отбора «нужных» судей. Хотя по Конституции они независимы и подчиняются только Основному и федеральным законам, несменяемы и неприкосновенны, но им установлен испытательный срок, а «ручные» дисциплинарные комиссии делают судей лояльными власти. Судьи обычно не отказывают следователям в их требованиях. В судах сформировался обвинительный уклон. Если в странах Европы оправдательные приговоры составляет примерно 15%, то в России не достигают и 1%. 

Независимость судебной системы – конституционная основа правосудия. Но в условиях авторитарного режима она перерождается в произвол и безнаказанность. В России сложилась особая каста людей, которые могут от имени государства карать, как им заблагорассудится или как попросит начальство. Судей нельзя задерживать и арестовывать, проводить у них обыски. Сведения о доходах судьи и его родственников проверяют коллегии, состоящие из самих судей. Судьи нередко вымогают деньги, причем не за то, чтобы «вынести незаконное решение», а чтобы вынести «решение по закону». То что взяточничество в российских судах превратилось в систему, доказывает легкость, с которой россияне верят, что за солидную сумму можно закрыть дело

Показательна скандальная история судьи Хахалевой из Краснодарского края. Она устроила свадьбу дочери на 2 млн долларов. У судьи Хахалевой имеются поддельный, (по свидетельствам СМИ) юридический диплом Тбилисского университета и крепкие связи в правоохранительных органах. Крепкая круговая порука объединяет краевой суд, следственный комитет, законодательные органы края. Естественно, что никаких расследований о происхождении многомиллионного состояния Хахалевой проведено не было.

Печально, но в России не были расширены и пределы частного обвинения, мы не взяли пример с США. А ведь каждый россиянин мог бы иметь права прокурора. Таким образом активные граждане получили бы мощное правовое оружие для борьбы с коррупцией среди чиновников. Этому помогло бы и реальное право граждан вчинять гражданские иски в защиту групповых (общественных) интересов, предусмотрев вознаграждение истцов, как в Канаде, США и Австралии. Вместо этого приняли закон-фикцию, не дающий гражданам никаких прав.

***

Не была проведена  и реальная реформа полиции. Ведь полиция нам досталось советской, задача которой была не столько поддерживать порядок на улицах, сколько обеспечивать безопасности правящей номенклатуры. Непыльная служба, липовая отчетность, ранняя пенсия и неплохой оклад.

В 1990-х гг. в России, как грибы после дождя, появились массовые организованные преступные группировки. Они собирали дань с мелких и средних предпринимателей и обеспечивали им «крышу». В крышевание втянулась и полиция, она делила с ОПГ объекты для сбора дани. Местные руководители полиции были «в контакте» с главарями группировок. К середине 1990-х сотрудники правоохранительных органов оказались массово вовлечены в легальный и нелегальный бизнес. По оценкам социологов, сегодня это утверждение справедливо для 50–75% сотрудников, то есть правоохранительная система тотально подчинена «оборотням в погонах». В конце 1990-х разбогатевшие главари ОПГ эмигрировали за рубеж, молодежь упокоилась на кладбищах, а полиция шаг за шагом перевела крышевание бизнеса на себя. Сегодня без уплаты дани полицейским, инспекторам пожарного и санитарного надзора, местным властям вести мелкий и средний бизнес в России невозможно. 

Подобная трансформация полиции произошла и в других постсоветских странах, за исключением стран Балтии. Только в Грузии при президентстве М. Саакашвили была проведена радикальная реформа полиции, когда почти полностью заменили полицейских, установили иные стимулы и показатели их работы, ввели коллективную ответственность нарядов. Сегодня в Грузии полиции доверяют около 90% населения – больше, чем в странах Западной Европы. Ничего подобного в России не проведено, ограничились сменой названия.

***

Все развивающиеся и постсоветские страны заинтересованы в привлечении иностранных инвестиций, высоких технологий. Но это невозможно без реальных гарантий частной собственности, упрощения процедуры открытия бизнеса, честного независимого суда. Именно этого в России нет.

Зато с начала 1990-х гг. сформировался мощный теневой сектор. Занятые в нем не платят налогов, но пользуются социальными пособиями. Избежать уплаты налогов – это нормально, это приветствуют друзья. Складывается впечатление, что россияне на словах воспринимают государство как свое, но добровольно финансировать его отказываются. Они могут сделать пожертвования благотворительным организациям, но не государству. Это напоминает средневековое отношение русских крестьян к Орде, захватившей власть над их землями. Платили дань, сжав зубы, но своей власть не считали. Изменить такое отношение к государству может только ярко выраженная забота властей о простых людях, а не о доходах олигархов. Такое радение о своем народе должно сочетаться с активной пропагандой в пользу формирования гражданского общества, контролирующего власть, и предоставлением ему на это реальных прав. Ни того, ни другого мы не видели и не видим.

В 1990-х были радикально сокращены оборонные расходы. Но сегодня Россия вступила в новую «холодную войну», развязанную нашей властью и сопровождающуюся ростом расходов на ВПК и армию. Налоги растут, выход на пенсию отдаляется, деньги идут на подготовку к войне. Можно с помощью телевидения раздуть в народе имперские амбиции, но неужели мы забыли завет родителей: «Лишь бы не было войны!» Неужели нам нравится перспектива обещанного президентом «переселения в рай» в результате гибели человечества от многолетней «ядерной зимы»?

***

При Советах номенклатура и контролируемые ею СМИ насаждали в народе гордость за проведенную индустриализацию страны. Но именно «красные директора», скупив ваучеры и акции у своих рабочих, массово пустили заводы на металлолом. Они не обладали предприимчивостью бизнесменов, не желали конкурировать на рынке с западными фирмами, а предпочитали уехать жить на вожделенный Запад.

Следует признать, что в ходе приватизации была допущена большая ошибка – новых собственников не ограничили в праве закрывать предприятия и увольнять свыше трети персонала, как это сделали в Германии. При таком ограничении «красные директора» и те, кому они продали бы предприятия, вынуждены были бы вести себя иначе. Для развития же науки нужно было использовать опыт Израиля по созданию стартапов. Надо было предоставить правительственные гарантии для обучения студентов на Западе (под залог квартир родителей, как в Казахстане). Многое можно было бы сделать. Но не сделали.

Вектор развития страны, в которой при низких ценах на нефть в 2008–2009 годах уже начинался экономический рост, в начале нового века был диаметрально развернут. Началось огосударствление предприятий, учредили госкорпорации, сохранили такие госмонополии, как Газпром, Роснефть или РЖД. На демонополизации экономики и формировании конкурентного рынка был поставлен крест. Мораль была отброшена, целью власти стало обогащение при наплевательском отношении к нуждам народа.  

Страна, которая практически лишилась современной промышленности и живет за счет экспорта нефти и газа, при резком падении цен на энергоносители окажется в тяжелом кризисе. Грядет смута. Помочь народу выйти из нищеты может лишь интеллигенция, понимающая закономерности развития общества и экономики. Следовательно, надо просвещаться и просвещать. К сожалению, сегодня мало тех, кто систематически готовит граждан к тому, с чем предстоит встретиться после Путина. Надо избежать ситуации конца 1980-х, когда мы приняли конец советской эпохи растерянными и незнающими, что надо делать.

Смотрите так же: https://www.youtube.com/watch?v=RgseNc2ltm0


Фото: Антон Новодережкин/ТАСС














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Утилизация мусора как национальная проблема России
16 АПРЕЛЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Массовые выступления жителей Архангельска, Тюмени, Москвы показали, что проблема утилизации мусора и отравления ядовитыми отходами от разложения мусорных свалок становится общероссийской. Нынешние власти не способны ее решить из-за приоритета своих корыстных  задача, это залог сохранения человеческой цивилизации и животного мира на планете. Предупреждение всем нам – огромное мусорное пятно на севере Тихого океана, которое занимает площадь до 1,5 млн км.² или более.
Зачем простому человеку капиталисты?
10 АПРЕЛЯ 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
В древние времена правители могли выпячивать своею роскошь, но простолюдину богатство было не положено. Недаром Иисусу приписывают слова: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царствие Божие». Истоки такого древнего левого «социалистического» подхода шли от представления, что пирог всегда одного размера и если кому–то достанется больше, то другим придется голодать. Это представление соответствовало первобытным временам и эпохе средневековья. С приходом промышленной революции оно потеряло свою актуальность.
Аномалии внешней политики
9 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
За последние несколько столетий политическая карта мира радикально изменилась, а в еще большей степени изменились факторы, определяющие внутриполитические возможности отдельных государств. Прежде всего, стоит обратить внимание на роль военной силы, а также на возможности и результаты ее применения. Вплоть до начала ХХ века война считалась естественным средством разрешения политических противоречий между большинством государств, включая крупнейшие из них. При этом в случае успеха войны оборачивались приобретением ценных территорий и (или) активов, а также, в большинстве случаев, получением дани или контрибуций. Завершение этого тренда отмечается с окончанием Первой мировой войны, затраты сторон на которую оказались столь значительны, что агрессор был не в состоянии компенсировать даже четверти нанесенного ущерба.
Нищета «русского мира»
4 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
На протяжении последних трех веков российской истории в ней постоянно боролись две тенденции: с одной стороны, стремление к открытости и «интернационализации», с другой – желание замкнуться в собственной особости. Первый тренд проявлялся в самых разных вариантах, но, какими бы разными ни были подходы, они ставили экономические или идеологические соображения выше культурно-исторических. Стоит отметить, что именно в периоды такой «интернационализации» Россия достигала своих самых значительных успехов – от превращения в одну из важнейших держав Европы в эпоху Петра I и Екатерины II до обретения статуса глобальной сверхдержавы в период максимального могущества СССР.
Навстречу социальной катастрофе
3 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Общества, которые претендуют на то, чтобы считаться современными, демонстрируют сегодня одно важное качество. Они не просто заботятся о благополучии своих граждан, но формируют условия, при которых сфера, прежде именовавшаяся «социальной», становится важнейшим двигателем хозяйственного прогресса. В основе этого подхода лежат новые представления о человеческом капитале как о важнейшем производственном ресурсе и основанное на них осознание того, что вложение в человека является высокодоходными инвестициями.
Невозможность модернизации
2 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Россия, долгие столетия выстраивавшая свою идентичность, отталкиваясь от воображаемого Запада, на протяжении всей своей истории ощущала необходимость противостояния реальному Западу – и это требовало экономической мощи либо сводилось к «экономическому соревнованию». Поэтому отечественная элита с давних пор время от времени ощущала дискомфорт от преимущественно сырьевого хозяйства страны и пыталась раз за разом превратить ее в одну из передовых экономик.
Рыночная не-экономика
1 АПРЕЛЯ 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Несмотря на то, что в политическом отношении Россия не слишком напоминает развитые страны, экономически она кажется более приспособленной для «встраивания» в современный мир. Конечно, существующая модель несовершенна, но в то же время сторонники тезиса о «современности» России акцентируют внимание на ее хозяйственных достижениях и убеждены, что ее дальнейшее естественное развитие обеспечит в конечном итоге политическую и идеологическую модернизацию общества. Я убежден, что этого не случится.
Европейская авторитарная страна
29 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
Попытки изобразить завершение глобального противостояния как победу демократии над диктатурой и своего рода «конец истории» привели к тому, что «демократиями» начали именовать различные формы политического устройства, так или иначе предполагавшие вовлечение граждан в избирательный процесс. На Западе начали повсеместно говорить о «совещательной» демократии, в России — о «суверенной». И нет сомнений в том, что число подобных эпитетов будет только расти.
Особенная идентичность
26 МАРТА 2019 // ВЛАДИСЛАВ ИНОЗЕМЦЕВ
«Россия как одна из тех стран, которые столетиями шли своим собственным путем, и как держава, на протяжении большей части ХХ века олицетворявшая наиболее заметную альтернативную версию истории, не могла не оказаться в центре дискуссии о “нормальности”. Но любые нормы подвижны, как изменчивы и общества, поэтому, если та или иная страна существенно выделяется на фоне прочих, ей не обязательно должен выноситься приговор ненормальности. Куда более важным, на мой взгляд, является вопрос о векторе развития», — пишет Владислав Иноземцев во введении в свою книгу «Несовременная страна. Россия в мире XXI века».
Зачем нам богатые предприниматели?
25 МАРТА 2019 // АЛЕКСЕЙ БОЛГАРОВ, ПЕТР ФИЛИППОВ
Вопрос совсем не праздный. Наш народ 70 лет жил с идей коммунизма (или хотя бы социализма «с человеческим лицом»). А за предпринимательство в СССР полагался тюремный срок. Полки наших магазинов были пусты, за всем стояли огромные очереди, а советское, как мы хорошо знали, не значило – отличное. Преимущества экономики, основанной на рыночных отношениях и частной собственности, доказаны мировым опытом. Там, где существуют правовые государства и есть реальные гарантии собственности, где у власти находятся не «опричники», а политики, выигравшие честные выборы в конкурентной борьбе, уровень жизни простых людей в разы выше, чем в любой социалистической или авторитарной (по сути – феодальной или корпоративной) стране, подобной России. Ни одно государство, сделавшее ставку на ту или иную форму общественной собственности на средства производства, в клуб «золотого миллиарда» до сих пор еще не попадало.