Актуальный архив
27 июня 2022 г.
Изучение тоталитарного человека. Гарвардский проект. Часть 1
19 АПРЕЛЯ 2022, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Почему опросы ВЦИОМ мало о чем говорят.
Возможна ли социология в тоталитарной стране. Опыт Гарвардского проекта

Генсек ЦК КПСС Юрий Андропов, выступая на пленуме ЦК КПСС 15 июня 1983 года, произнес поразившие своей внезапной честностью слова:

«Мы ещё до сих пор не изучили в должной степени общество, в котором живём и трудимся».

Многотысячная армия агитпропа разинула рот и застыла в растерянности, не понимая, куда девать этот непривычный тезис вождя, как его встроить в мраморный монолит приглаженных до полной бессмысленности словесных конструкций, образующих то, что называлось коммунистической идеологией.

Сказав, возможно, единственный раз в своей жизни правду, Андропов попал в одну из главных болевых точек советского, постсоветского и вообще любого общества, построенного на страхе и насилии. Страхом и насилием можно добиться покорности, но в таком состоянии человек закрывается как моллюск в раковине. А когда эта раковина вдруг открывается, возможны любые сюрпризы. Такие сюрпризы устроили своим диктаторам внезапно «раскрывшиеся» народы, например, Румынии и Ливии, еще вчера демонстрировавшие 100-процентную поддержку Чаушеску и Каддафи, а сегодня с тем же единодушием поддержавшие их казнь.

Сегодня и российская пропаганда, и оппозиция ссылаются на данные опросов ВЦИОМ, свидетельствующих о высоком уровне поддержки президента РФ и проводимой им спецоперацииZ.

По данным ВЦИОМ на 5 апреля, одобряют деятельность президента России 78% граждан, не одобряют — 13%. Поддерживают решение о проведении специальной военной операции 74% россиян (6.IV), не поддерживают 17%, каждый десятый затруднился с ответом (9%). О своем доверии Российской армии, по данным на 31 марта, сообщили 89% опрошенных, скорее не доверяют армии 8%.

Эти данные служат источником оптимизма для государственной пропаганды и вгоняют в депрессию оппозиционеров. В действительности оснований ни для того, ни для другого нет. Как выглядит социологический опрос в тоталитарной стране, где за «неправильное» слово можно получить наказание в диапазоне от штрафа до 15 лет тюрьмы? В случае телефонного опроса число отказов принимать в нем участие достигает 90%, в случае поквартирного анкетирования доля «отказников» чуть ниже — до 70%. Среди оставшихся весьма велика доля тех, кто дает тот ответ, которого, по мнению респондента, ждет от него интервьюер, воспринимаемый как представитель государства.

Это не означает, что опросная социология в тоталитарных обществах вообще невозможна. Но ее применение, методика и интерпретация результатов должны учитывать специфику тоталитаризма.

Одним из примеров успешного применения опросной социологии в тоталитарном обществе стало масштабное исследование, получившее название Гарвардский проект.

Это был проект интервьюирования беженцев — политико-социологическое исследование советского общества, проведённое в начале 1950-х годов при финансировании ВВС США образованным в 1948 году Центром русских исследований Гарвардского университета.

Опрашивали бывших советских граждан, угнанных из СССР, значительная часть которых по окончании войны оказалась в американской зоне оккупации. В ходе выполнения проекта проводились два типа опросов:

  1. Биографические опросы, в которых собирались общесоциологические данные;

  2. Специализированные опросы, в которых собирались «социоантропологические» данные в области экономических и семейных отношений, социальной стратификации и системы властных отношений и тому подобные.

Поскольку опросы проводились на территории Западной Германии, Австрии и США, респонденты оказались вырванными из-под гнета цензуры, извлечены из тоталитарного общества, что давало возможность относиться с доверием к результатам исследования.

А результаты оказались неожиданными для американцев.

Вывод № 1. Советские беженцы и эмигранты, которые не собирались возвращаться в СССР, признавали советскую систему легитимной, а власть — крепкой и законной. В числе принимаемых позитивно характеристик советской власти были в том числе государственная собственность на средства производства, плановая экономика, автократическая внутренняя и внешняя политика. Террор не нравился, но мало кто видел его связь с базовыми характеристиками системы.

Вывод № 2. Полное отсутствие потребностей в свободах и правах человека, в верховенстве права. Самые смелые пожелания касались появления «доброго вождя».

Вывод № 3. Кардинальное отличие советских граждан от жителей стран Запада — в полной неосведомленности о состоянии социальной политики собственной страны, в том числе структуре распределения государственных денег. Причина очевидна: полная невозможность влиять на политику делает людей нелюбопытными. Зачем знания, которые в принципе невозможно применить.

Вывод № 4. Режим не пытался снижать неудовлетворенность граждан системой, но в зародыше подавлял открытую нелояльность. То есть допускалось двоемыслие и разномыслие, но только до тех пределов, за которыми эти явления могли бы конвертироваться в действия.

Социология несовместима с тоталитаризмом. Причем их неприязнь взаимна. Социологам почти невозможно работать в обстановке страха и насилия, и тоталитарная система ощущает опасность, исходящую от реального изучения общественных процессов. В 1931 году социология была объявлена в СССР буржуазной лженаукой, противоречащей единственно верному и подлинно научному учению истмата. После прихода к власти Путина социология вновь оказалась одной из первых жертв формирующегося тоталитарного режима, что проявилось, в частности, в замене в руководстве ВЦИОМ Левады на не имеющего никакого отношения к социологии Федорова и превращении ВЦИОМ в такой же элемент обслуживания режима, как ЦИК, телевидение или Росгвардия.












  • Леонид Гозман: Как бы ни складывались обстоятельства, никто не захочет идти на реальные риски ради принципов справедливости и воздания. Хотя кто-то вполне может верить в обратное.

  • Новая газета: Суд ООН рассматривает споры либо с обоюдного согласия сторон, которые признали его юрисдикцию, либо на основании конкретного международного договора.

  • ratrussian: Да, «новый Нюрнберг», где бы он ни проходил, будет в 2 раза представительнее процессов 1945-1949 годов: 42 страны против 23 восемьдесят лет назад.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
СССР к 1984 году. Упущенное время
24 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
В конце 1950-х — начале 1960-х годов отчетливо обозначился спад темпов экономического развития СССР. Замедлился рост национального дохода, за 1961–1965 годы он вырос лишь на 5,7% — намного меньше, чем в предыдущую пятилетку. Этого было явно недостаточно для решения обостряющихся социально-экономических проблем. По официальной статистике за счет роста производительности труда было получено 62% прироста промышленной продукции, а 38% — за счет быстро возраставшей численности работников... Экономисты вели поиски новой хозяйственной модели с начала 1960-х годов, когда обнаружились первые признаки снижения темпов экономического роста. Необходимость перемен ощущало и советское руководство.
СССР к 1984 году. Социальная политика
23 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
В 1970–1980-е годы нараставшее отставание СССР от стран с рыночной экономикой переросло в системный кризис, обостривший социальные проблемы. В начале брежневского правления жизненный уровень хотя и медленно, но повышался. Сутью своеобразного молчаливого «соглашения» между брежневским режимом и населением стала ориентация общества на потребительские стандарты. «Нефтяные» деньги, заменив ресурсы, поступавшие из традиционного сектора, позволили несколько приблизить уровень жизни в СССР к уровню жизни в развитых капиталистических странах. 
СССР к 1984 году. Зарождение правозащитного движения
22 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Советская власть опиралась на эффективную систему государственной безопасности, исправно служившую политическому руководству страны. Все большевистские руководители, начиная с Ленина, считали политические репрессии правомерным и эффективным элементом политики. Наибольшего могущества органы госбезопасности достигли при Сталине. «Вождь народов» и его ближайшее окружение широко использовали аппарат госбезопасности в политических целях. Сталин сам инициировал массовые репрессии 1930-х годов, вникал во все их детали.
СССР к 1984 году. Преимущества социализма — лозунги и реальность
20 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Тезис о преимуществах социализма активно эксплуатировался советской пропагандой с первых лет советской власти. В работах и выступлениях Ленина социализм представал как строй, в отличие от капитализма, способный на стадии зрелости «обеспечить полное благосостояние и свободное всестороннее развитие всех членов общества». Официальной целью социалистического производства провозглашалось благо каждого человека. Однако на практике экономический рост с первой пятилетки обеспечивался за счет наступления на благосостояние основной массы населения, а ленинская трактовка целей экономического развития страны оставалась теоретическим идеалом...
СССР к 1984 году. Официальная идеология и реальное мировоззрение партийной номенклатуры
17 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Партийная номенклатура стала тем «троянским конем», который разрушил изнутри советскую систему. К началу 1980-х годов ее интересы, бывшие реальным двигателем эволюции системы, источником ее планов и программ развития, окончательно разошлись с официально провозглашаемым курсом социально-экономического развития и официальными коммунистическими ценностями. Номенклатурный принцип подбора кадров основывался не на профессионализме, а в первую очередь на политической лояльности. На должности назначались «свои люди», включая родственников и знакомых.
СССР к 1984 году. КПСС как партия-государство
16 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Сложившаяся к началу 1980-х годов система власти в СССР существенно отличалась от системы власти дореволюционной России и от западных парламентских систем. Созданные в 1905–1917 годах революционным творчеством народа Советы мыслились лидерами большевиков как альтернатива «буржуазной» системе разделения властей — «продажной и прогнившей» парламентской системе, демократические процедуры которой, по их мнению, противоречили установке на партийное руководство массами и идее государства как орудия насильственного утверждения нового общественного строя.
СССР к 1984 году. Советская тоталитарная система
15 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Советский правозащитник Андрей Амальрик летом 1969 года случайно выбрал для названия своего критического эссе о советской системе 1984 год. В реальной истории этот год действительно оказался рубежным, кануном перестройки, последовавшими за ней обвальным крахом социалистических институтов и распадом СССР. В отличие от 1913 года, ставшего символом наивысшего развития романовской империи, 1984 год — символ застоя и деградации империи советской, квинтэссенция несостоятельности идей и принципов, положенных в ее основу.
Мечта о возмездии и справедливости. Пока что не очень достижимая
27 МАЯ 2022 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Кризис международного права налицо. Общих правил поведения, с которыми согласны все государства, уже не существует. Военная сила остается единственным аргументом в конфликтах между странами. Пострадавшие и им сочувствующие постоянно говорят и пишут о том, что их обидчиков «ждет Гаага», имея, очевидно, в виду Международный уголовный суд, штаб-квартира которого находится в Нидерландах. Однако обоснованы ли надежды на некую высшую справедливость, которая должна быть обеспечена международным «богом из машины»?
Прямая речь
27 МАЯ 2022
Леонид Гозман: Как бы ни складывались обстоятельства, никто не захочет идти на реальные риски ради принципов справедливости и воздания. Хотя кто-то вполне может верить в обратное.
В СМИ
27 МАЯ 2022
Новая газета: Суд ООН рассматривает споры либо с обоюдного согласия сторон, которые признали его юрисдикцию, либо на основании конкретного международного договора.