Актуальный архив
27 сентября 2022 г.
Мечта о возмездии и справедливости. Пока что не очень достижимая



Кризис международного права налицо. Общих правил поведения, с которыми согласны все государства, уже не существует. Военная сила остается единственным аргументом в конфликтах между странами. Пострадавшие и им сочувствующие постоянно говорят и пишут о том, что их обидчиков «ждет Гаага», имея, очевидно, в виду Международный уголовный суд, штаб-квартира которого находится в Нидерландах. Однако обоснованы ли надежды на некую высшую справедливость, которая должна быть обеспечена международным «богом из машины»?

Идеи о необходимости создания международного органа для наказания «лиц, обвиняемых в совершении действий, противных законам и обычаям войны», содержались еще в Версальском договоре, заключенном по итогам Первой мировой войны. Причем те, кто совершил преступления против жителей нескольких стран, должны были, по договору, предстать перед трибуналами, «включающими представителей заинтересованных держав». Первая попытка оказалась не слишком удачной. Союзники составили список из 900 человек, которых они считали военными преступниками. Веймарская республика отобрала лишь 45 человек. К ответственности были привлечены лишь 12, шестеро из них были оправданы, оставшиеся получили символические наказания.

Настоящее начало международному правосудию положили Нюрнбергский и Токийский трибуналы, осудившие главных немецких и японских военных преступников. Следует признать, что уставные документы именно этих судов заложили основу нормативной базы в определении преступлений, подпадающих под юрисдикцию международных судов. Так именно в документах Нюрнбергского и Токийского трибуналов были даны определения преступлений против человечности и преступлений против мира. Понятно, что с приходом холодной войны идея о международных судах, способных наказывать военных преступников, оказалась неосуществимой. Стороны, противостоявшие друг другу в многочисленных региональных войнах – корейской, вьетнамской, афганской, обвиняли друг друга в военных преступлениях и ни к какому консенсусу прийти не могли в принципе.

О международных судах вспомнили только после завершения противостояния Запада и Востока. Ведущие страны мира, включая и новую Россию, вместе искали пути урегулирования в бывшей Югославии, сталкиваясь с чудовищными преступлениями. В результате в 1993-м по решению Совета Безопасности ООН был учрежден Международный трибунал по бывшей Югославии. Совбез наделил трибунал довольно широкими полномочиями. Он должен был расследовать все случаи нарушения Женевских конвенций 1949 года, то есть преступления против обычаев и правил войны, а также связанные с геноцидом. Трибунал располагал и довольно эффективным аппаратом для реализации своего мандата. В Боснии и Косово находились иностранные войска, которые получили приказ задерживать и передавать «гаагским прокурорам» лиц, обвиненных в геноциде. В трибунале оказались как государственные и военные руководители, так и рядовые исполнители. Под суд попали президент Сербии Слободан Милошевич, Радован Караджич, возглавлявший сербов в Боснии, и их военный командир Ратко Младич. Были осуждены и их противники из числа боснийских мусульман и хорватов. Надо признать, что по мере нарастания противоречий между Россией и Западом росло и российское раздражение деятельностью трибунала, который Москва обвиняла в необъективности. Российский представитель в ООН Виталий Чуркин заявлял в частности, что в своей работе международный трибунал «не демонстрирует ни справедливости, ни эффективности…Вопрос о том, кто виноват в сотнях убитых и изгнании четверти миллиона сербов с мест их проживания, остается открытым». Однако, как бы то ни было, трибуналу удалось провести 142 судебных процесса и отправить несколько десятков военных преступников в специально созданную в Гааге тюрьму ООН.

Под впечатлением от геноцида в Руанде, в результате которого в 1993 году погибло более миллиона человек, Совет Безопасности ООН учредил специальный трибунал по этой стране. Пожизненные сроки получили несколько руандийских руководителей. Как этот трибунал, так и трибунал по бывшей Югославии в настоящее время уже прекратили свою деятельность.

По идее функции наказания военных преступников должны перейти к начавшему свою работу в 2001 году Международному уголовному суду. Однако этот международный орган имеет куда более скромные полномочия, нежели трибуналы по бывшей Югославии и Руанде. Его юрисдикция распространяется только на те государства, которые ратифицировали (около 120 стран) так называемый римский статут, принятый в столице Италии итоговый документ специальной конференции. При этом в компетенцию суда входят только те преступления, что были совершены либо на территории государства-участника, либо гражданином государства-участника. Если же не соблюдается ни личный, ни территориальный принцип, суд не может действовать. Таким образом государство само решает в каждом конкретном случае, позволять или нет органам суда действовать в отношении своих граждан или на своей территории. Если преступления числятся за режимом, являющимся правящим, рассчитывать на подобное не приходится.

Впрочем, Совет Безопасности ООН может принять специальную резолюцию, дабы наделить суд полномочиями по расследованию преступлений, которые не были совершены ни на территории государства-участника, ни гражданами государства-участника. Так Совбез передал в суд дело о резне в Дарфуре, провинции в Судане, хотя эта страна не является государством-участником этого института. Кроме того, государство, не являющееся участником римского статута, может обратиться с просьбой о рассмотрении конкретного преступления. Как говорят юристы, Международный уголовный суд – это «последнее прибежище» для правосудия. Он действует только в случае, если государство, на территории которого совершено преступление или гражданин которого является преступником, не желает или фактически не может осуществить расследование и выдвинуть обвинение. С другой стороны, руководители государства – постоянного члена Совбеза ООН – гарантированно избегут суда. По крайней мере, до тех пор, пока собственное государство не захочет, чтобы они предстали перед международным судом.

Ряд стран в принципе не может допустить своего подчинения международной юрисдикции. Никогда не подписывали римский статут Китай, Индия и Индонезия. Самым последовательным противником этого суда являются Соединенные Штаты. Они хоть и подписали римский статут в 2000 году, но уже в 2002 году свою подпись отозвали. А администрация Джорджа Буша-младшего под предлогом защиты своих военнослужащих полностью отказалась от всякого участия в деятельности суда, назвав его нарушающим национальные интересы и суверенитет США. Уже в 2002 году был принят специальный Закон о защите американских военнослужащих, который разрешил применение военной силы для освобождения любого американского гражданина либо граждан из числа союзников США, задержанных на территории какого-нибудь государства по ордеру международного суда. Вашингтон заключил также двусторонние соглашения с рядом стран, в которых те брали обязательства не выдавать подозреваемых американских граждан Международному уголовному суду под угрозой прекращения военной помощи и любой иной поддержки. Дело дошло до того, что в сентябре 2020-го Вашингтон объявил о введении санкций против прокурора Международного уголовного суда Фату Бенсуды, который якобы «действовал против американцев». Действительно, он рекомендовал расследовать преступления американских военнослужащих в Афганистане.

Россия тоже подписала римский статус и тоже не ратифицировала его. Правда, до 2015 она принимала участие в работе суда в качестве наблюдателя. Однако после присоединения Крыма, которое Международный уголовный суд посчитал оккупацией, она вышла из состава суда.

Украина тоже не является членом Международного уголовного суда. Она, правда, подписала римский статут, но потом последовало два десятилетия бюрократических проволочек и политических интриг. В 2016-м Верховная Рада одобрила конституционные поправки, которые позволяли ратифицировать статут, однако этого так и не произошло.

В результате всех ограничений пока что Международный уголовный суд занимается в основном замешанными в зверствах африканскими правителями. Он с переменным успехом вел расследования в восьми странах: Демократической Республике Конго, Уганде, Центральноафриканской Республике, суданском регионе Дарфур, Кении, Ливии, Кот-д'Ивуаре и Мали. В 2008-м суд выдал ордер на арест президента Судана Омара аль-Башира по обвинению в геноциде, что не помешало тому править страной до 2019-го, когда его свергли военные. И уж точно не из-за обвинений Международного уголовного суда. Увы, мечты о справедливости и возмездии, которые будут насаждаться неким высшим надгосударственным институтом, так и остаются мечтами…

 
Фото: pixabay.com/коллаж ЕЖ












  • Леонид Гозман: Как бы ни складывались обстоятельства, никто не захочет идти на реальные риски ради принципов справедливости и воздания. Хотя кто-то вполне может верить в обратное.

  • Новая газета: Суд ООН рассматривает споры либо с обоюдного согласия сторон, которые признали его юрисдикцию, либо на основании конкретного международного договора.

  • ratrussian: Да, «новый Нюрнберг», где бы он ни проходил, будет в 2 раза представительнее процессов 1945-1949 годов: 42 страны против 23 восемьдесят лет назад.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Внешняя политика. Вывод войск из Афганистана
28 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
В 1988 году внешняя политика СССР окончательно оформилась в виде концепции «нового политического мышления». В апреле 1988 года в Женеве была подписана советско-американская Декларация о международных гарантиях выполнения договоренностей по Афганистану и советско-американское Соглашение о взаимосвязи для урегулирования положения, относящегося к Афганистану. Советский Союз согласился вывести с афганской территории свои войска, а США приняли на себя обязательство воздерживаться от вмешательства в дела этой страны после вывода оттуда советского контингента.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Развенчание социалистического мифа
27 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
В условиях гласности партия ослабила традиционный контроль партии над Церковью. Это было связано не столько с отказом от атеизма как одного из постулатов коммунистической идеологии, сколько с намерением продемонстрировать Западу приверженность демократическим свободам, среди которых свобода вероисповедания не казалась такой опасной. Русская православная церковь рассматривала происходившее в стране как возможность расширить свое влияние в ходе подготовки к празднованию в 1988 году 1000-летия принятия христианства на Руси.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Закон «О государственном предприятии»
26 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
Пиком реформаторской активности власти стал 1988 год. В январе вступил в действие Закон «О государственном предприятии (объединении)», призванный обеспечить постепенный переход предприятий на производство продукции в соответствии со спросом, а не директивным планом. Закон ограничил роль Госплана подготовкой контрольных цифр и формированием государственного заказа – не более 85% плана предприятия.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Б.Н. Ельцин
25 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
К тому времени среди самих реформаторов обозначились разногласия. Б. Н. Ельцин до «перестройки» возглавлял Свердловский обком КПСС. Горбачев призвал его в Москву как успешного партийного функционера, не связанного с московской элитой. В декабре 1985 года Ельцин был назначен на одну из ключевых должностей – первого секретаря Московского горкома КПСС – и избран кандидатом в члены Политбюро. Он активно взялся за дело и под лозунгом «восстановить ленинские нормы и стиль работы» перетряхнул партийные кадры столичного горкома, заслужив у москвичей имидж борца с привилегиями.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Политическая реформа
22 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
1988 год стал переломным в истории «перестройки». М. С. Горбачев написал, что тогда «мы пришли к пониманию того, что надо не улучшать, а реформировать систему». Казалось бы, предприятиям было предоставлено больше экономической самостоятельности, разрешена кооперативная и индивидуальная деятельность, реорганизован управленческий аппарат, введены договорные цены. Но ожидаемого результата не последовало. Почему? Горбачев и его сторонники объясняли причину этого отсутствием политических реформ и засильем бюрократии. 
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Разные интересы
21 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
К середине 1987 года экономические и политические преобразования затронули интересы разных социальных групп. Началось реальное размежевание. Спорили на работе и дома – выбирали будущее страны. Активно создавались различные неформальные объединения и организации, их число измерялось сотнями. В республиках движения стали выдвигать лозунги национального самоопределения. В подавляющей массе это был естественный, здоровый демократический процесс, который отражал широкий спектр настроений – от поддержки курса Горбачева до полного его отрицания.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Чернобыль
20 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
В ночь на 26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции, которая оборвала или изуродовала жизнь сотен тысяч людей. Но главное – она продемонстрировала порочность режима секретности, когда дело касается жизни людей. Об угрозе здоровью население узнало через несколько дней после аварии. В тугой узел аппаратных интриг сплелись молчание Политбюро, попытки приуменьшить масштабы аварии и ведомственный испуг тех, кто отвечал за конструкцию и эксплуатацию реактора.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Попытка «ускорения»
17 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
М. С. Горбачев и реформаторы из его окружения осознавали пороки советской экономической системы. В своих мемуарах они писали о том, что в ЦК КПСС поступало много докладов отраслевых и межотраслевых институтов, авторы которых предлагали децентрализацию управленческой модели. Но на первых порах команда Горбачева попыталась использовать привычные административные рычаги под лозунгом «ускорения». В конце 1985 года для повышения эффективности использования машинного парка началась кампания по аттестации рабочих мест, переводу предприятий на трехсменную рабочую неделю.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Военно-промышленный комплекс
13 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
Особую экономическую сферу в СССР составлял военно-промышленный комплекс (ВПК), который включал тысячи заводов, конструкторских бюро, научно-исследовательских институтов. Там концентрировалось все лучшее. Политбюро не жалело денег на закупку для них самого современного оборудования. В институтах и КБ за счет высокой зарплаты и приоритетного снабжения удавалось реализовать высокотехнологичные проекты в сфере вооружений.
«Ускорение» и «перестройка». 1986–1988 годы. Инициатива сверху
12 ИЮЛЯ 2022 // НАТАЛЬЯ ЕЛИСЕЕВА
Чтобы в нашей стране стал возможен мирный переход к рынку, частной собственности, политическому плюрализму, нужна была инициатива сверху. Такая инициатива была проявлена. Крушение социалистической системы, основанной на страхе перед репрессиями, произошло благодаря начатой М. С. Горбачевым политике гласности и демократизации. В процессе горбачевской «перестройки» многие россияне почувствовали вкус к свободе, у них появилась надежда на то, что и на своей земле можно жить не хуже, чем в Европе.