Итоги года
26 июля 2016 г.
Итоги года. Направление — вниз
9 ЯНВАРЯ 2014, НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

Мария Олендская / ЕЖ

Никто не спорит с очевидностью того факта, что весь прошедший год, словно месяц багрянцем, окрасился сенсационным выходом МБХ по президентскому помилованию и освобождением Марии Алехиной и Надежды Толконниковой по амнистии. Если к этомуприсовокупитьеще и выход по той же амнистии нескольких «болотных», то складывается картина светлая и даже благостная. Однако, как выражался во времена моей комсомольской юности профессор Валентин Зорин, «солнце встает над Капитолием, но нет улыбок на лицах простых американцев».

Впечатление такое, что освобождение узников с мировыми именами на самом деле не принесло радости никому, кроме них самих, их близких и тех относительно немногочисленных граждан, которые за них искренне переживали.

Оппозиция потеряла превосходные, бесспорные и не отбиваемые аргументы в борьбе с режимом, ничего не приобретя взамен. Совершенно ясно, что кто бы ни говорил, включая самого Михаила Борисовича, что и его, и девочек выпустили вовсе не благодаря могучему давлению гражданского общества, а исключительно вследствие поменявшегося из-за Олимпиады, Майдана, переговоров с фрау Меркель, шут знает из-за чего еще, настроения В.В. Путина. Путин сел с карандашиком, посчитал «за» и «против» и пришел к выводу, что, пожалуй, ему накладнее будет эту шайку дальше мариновать, чем отпустить. А если бы он пришел к иному выводу, гражданское общество могло бы хоть утопиться в полном составе — это никак бы не повлияло на окончательное решение. Как и вообще, кстати говоря, мало бы на что повлияло.

Столь же разочаровывающе для оппозиции, хотя и совершенно ожидаемо прозвучали слова МБХ, что он не собирается ни мстить, ни заниматься политикой. И хотя он сказал именно то, что мог и должен был (все другое прозвучало бы непростительной хлестаковщиной), многие испытали разочарование. И теперь думают, хотя сами этого стыдятся, что, конечно, наконец-то, что слава Богу, что уж отчаялись и т.д., но вообще-то для общего дела проку от всех этих страдальцев больше было в тюрьме, чем на воле в дорогом отеле.

С другой стороны, и у власти нет оснований слишком высоко подбрасывать в воздух фуражки с нежно-голубым околышем. Да, сам ли он придумал или немцы его надоумили, но Путин сделал объективно сильный ход. Ему удалось разом сбросить все наиболее болезненные свои проблемы, персонифицированные, имеющие знаковые имена и лица, проблемы, которые, словно камень на шее, тянули на дно его международную репутацию. Если Ходорковский иPussy Riotосвободились из тюрьмы, то Путин освободился от Ходорковского иPussy Riot.

А все равно не хотелось их выпускать из своих когтей. Ведь могли бы еще посидеть, кому мешали? И передовой отряд прокурорских и судейских уже раскатал губу на «третье дело ЮКОСа», да и дальше жизнь не заканчивается, а тут гипс снимают, клиент уезжает. Обидно, конечно, и осадок остался.

Кроме того, любимая деза, что прошение МБХ означает признание его вины, сразу не прошла, а она была важной пропагандистской частью всей операции «помилование». Но главное, сама эта операция с выдворением оказалась по почерку настолько узнаваемо советской и спецслужбистской, настолько явно вызвала ассоциации с Солженицыным и Буковским, была проведена в такой хмурой, жесткой манере и с такой нескрываемой неохотой, что в значительной мере обесценила саму акцию, свела едва ли не к нулю ее гуманитарную пиаровскую составляющую. Путин словно подчеркивает, что помилование и амнистия, особенно личных врагов, ему в принципе поперек горла, и идет он на эти безобразия только в силу политической необходимости. Это, с одной стороны, свидетельствует о внутренней последовательности президента, с другой — о его стилистическом однообразии. И в любом случае не способствует формированию образа владыки милостивого и милосердного.

Все вышесказанное посвящено хорошему, даже очень хорошему, что случилось в прошедшем году. Остальное было по большей части плохо и очень плохо.

Агрессивный ультраконсервативный поворот наметился в стране еще в ходе президентской кампании 2012 года, и тогда же была обеспечена его законодательная база — от летнего «антигражданского» пакета и, через мракобесный процесс надPussy Riot, до зимнего «антисиротского закона». Однако произошел этот поворот уже в 2013-м.

Именно в 2013-м консерватизм фактически был провозглашен государственной идеологией. Мало того, Россия теперь активно позиционируется как мировой оплот консерватизма, последовательный защитник традиционных, прежде всего семейных и религиозных, ценностей в борьбе с глобальным злом — либерализмом и толерантностью.

«Ультраконсервативный поворот» — политологическое определение. Более наглядным и при этом вполне точным представляется предложенный Алексеем Кудриным термин «архаизация». Но так или иначе, речь идет о реакционной волне, изоляционистской и ксенофобной, причем не только и даже — пока — не столько в национальном, сколько в культурно-этическом смысле, по идеологии и движущим силам волне клерикально-чекистской. Эта волна накрывает страну, встречая минимальное сопротивление. Поскольку именно здесь, в базовых, системообразующих позициях патернализма, иждивенчества, иррационального и оттого непреодолимого антизападничества, глубинного недоверия к просвещению и восприятия демократии как естественного и неограниченного права силы — происходит таинство единения власти и широких народных масс.

Сейчас мы наблюдаем характерную «революцию назад», стремительное цивилизационное отступление. Оно выражается в попытке, во многом успешной, отправить страну по исторической наклонной плоскости изXXIвека не то на станцию «Советская», не то в гранитно-ледяную николаевскую Россию, не то еще дальше — в глухую и темную допетровскую Московитскую Русь.

Сейчас, перед Олимпиадой, на которую Владимир Путин по логически необъяснимым причинам делает огромную личную ставку, это скольжение вниз несколько замедлилось. В частности, налицо ослабление гомофобной кампании. Однако ни это, ни выход на свободу знаменитых тюремных сидельцев, к сожалению, не означает смены вектора движения страны.

Фотография ЕЖ













  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Амбиции и амуниция
9 ФЕВРАЛЯ 2016 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Главная проблема политики российской власти – принципиальное расхождение свойственных ей внешнеполитических амбиций и находящейся в ее распоряжении амуниции. Правда, внутриполитические условия для ее деятельности в прошлом году были весьма благоприятны. Рейтинг одобрения работы Владимира  Путина на посту президента в прошлом году достигал заоблачных 90%, вслед за ним выросла поддержка и всех институтов власти. Эйфорическое состояние общества ярко выражалось в соотношении тех, кто считает, что дела в стране идут в правильном направлении (оптимистов), и тех, кто считает иначе (пессимистов). В июне 2015 года их соотношение, согласно исследованию Левада-центра, составляло 64 к 22 – и это в условиях нарастающих социально-экономических проблем. 
Питер-Пэнландия
14 ЯНВАРЯ 2016 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Пресловутые 86%, 25-летний юбилей «ДемРоссии», выпавший на ушедший год, дискуссия о будущих (состоятся ли еще?) выборах, да и вообще, Новый год – время подведения итогов и попыток заглянуть в завтра, все это заставило еще и еще раз продумать, что же пошло не так и четверть века назад, и последние пару лет. Ведь то, что не так и не туда – кажется, очевидно уже всем. Двадцать пять лет назад всё никак не хотел кончаться Советский Союз, на самом деле уже умерший (просто мы все об этом еще не догадывались). Великий и ужасный Союз, в котором чувство страха впитывалось с молоком матерей и до конца не отпускало ни на мгновенье. В котором в головах у большинства людей воцарилась глубокая вялотекущая шизофрения, когда каждый по отдельности был «против», все вместе – «за», а СССР – это навечно!
Итоги года. 2015 как 1975
13 ЯНВАРЯ 2016 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Опять обрели былую силу советские анекдоты. А новых, за ненадобностью, не появилось. Анекдотом (причем так себе) стала сама жизнь. Ей-богу, уже вплоть до мышей. Даже писать ничего не надо – можно снова выходить с чистым листом: всем и так все ясно. Год-пустышка. Год-дегенерат. Леся Рябцева – главная героиня. О, она заставила говорить о себе! Чем же? Написала удивительную книгу, сняла фильм, добилась небывалого успеха в бизнесе или науке? Нет, все проще. Пристроилась к созданному более одаренными и квалифицированными людьми проекту и с непосредственностью милой провинциалки вымазала его дерьмом. Очень своевременная технология. И востребованная.
Итоги года. Людей сажают — а они остаются свободными
12 ЯНВАРЯ 2016 // ЕЛЕНА САННИКОВА
Неотступным чувством декабря ушедшего года было чувство горечи от того, что снова в тюрьмах и лагерях достойные люди, освободить которых мы бессильны. Это был год отчаянного ужесточения политических репрессий в стране. Казалось невероятным применение новоиспеченной статьи 212.1 УК РФ, принятой вопреки здравому смыслу, будто не всерьез, для острастки, потому что ведь не мог же главенствующий орган законодательной власти всерьез принять настолько антиконституционную статью! Но вот, взяли под стражу Ильдара Дадина на глазах у всех — за взвешенное, спокойное, ничем не нарушающие ни одного закона выражение гражданской позиции, да, собственно — за подчеркнуто мирный протест против нарушений закона и Конституции.
Итоги года. Ведома зверушка
10 ЯНВАРЯ 2016 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
В начале 2015 года было убийство Бориса Немцова. В конце – заочный арест Михаила Ходорковского и обыски у сотрудников «Открытой России». В промежутке между этими событиями уложились и «заморозка» ситуации в Донбассе, и начало бомбардировок в Сирии, и крушение самолета в Египте, и конфликт с Турцией, и драматическое для нашей экономики падение нефтяных цен, и демонстративное уничтожение санкционных продуктов, и робкий, верноподданный, но бунт дальнобойщиков. К концу года, на пике зимы плюс вырисовывается только один – на градуснике за окном.
Итоги года. Которые подводить не хочется
10 ЯНВАРЯ 2016 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Тысячу лет назад удивительно много людей в христианском европейском мире, потрясенных тем, что ни в 1000 году по Рождеству Христову, ни в 1033 году — тысячном году по Его воскресению — не случились неоспоримо ожидавшиеся всеми конец света, Второе пришествие и Страшный суд, — так вот, удивительно много людей прочитали наконец Евангелия, стали думать самостоятельно, приняли на себя ответственность за свои мысли, слова и действия. Тогда-то и родилась цивилизация, частью которой мы все были или частью которой все мы себя считали всю нашу жизнь. Сейчас мир этой цивилизации снова стремительно, взрывным образом меняется, и вряд ли кто возьмется предсказать, как будет выглядеть этот мир уже через ближайшее столетие. Ясно только одно: нас в нем не будет. Потому что в тот самый момент, когда мир начал делать рывок в завтра, Россия стремительно провалилась в небытие.
Итоги года. А я дерусь, потому что дерусь
10 ЯНВАРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Портос, конечно, лукавил. Дрался он не просто так, а потому что д'Артаньян случайно увидел, что его перевязь шита золотом только спереди, поэтому ее задняя часть была прикрыта надетым не по погоде плащом. Но та дуэль, как и две другие, с Атосом и Арамисом, к счастью, не состоялась. А вот обычай драться, то ли чтобы прикрыть лишенную позолоты изнанку, то ли вовсе просто так, кое-где сохранился. В частности, весь 2015 год прошел в России под эгидой многочисленных драк, причем это были вовсе не благородные дворянские поединки и жертв было немало. Дралась в основном российская власть, как внутри страны, так и за ее пределами. Дралась подло, стараясь напасть исподтишка, и жестоко, в кровь, а то и до смерти.
Итоги года. Послевкусие 2015: история vs география
9 ЯНВАРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Подводя итоги 2015 года, Георгий Сатаров написал, что в минувшем году для России так и не наступил 21 век и что он вряд ли начнется в наступившем, 2016-м. «Придется еще немного потерпеть», — предлагает Георгий Александрович. Полагаю, что 21 век для России не наступит никогда. Поскольку в 2015-м ее владелец недвусмысленно заявил о выходе страны из исторического процесса, а население, лишенное субъектности усилиями информационных войск, этот выход горячо поддержало. Идея о том, что Россия запаздывает с вхождением в 21-й век, но, если «немного потерпеть», то можно увидеть счастливый миг его наступления, основана на концепции догоняющего развития.
Итоги года. Ожидая обезьяну с гранатой
9 ЯНВАРЯ 2016 // АНТОН ОРЕХЪ
Прогнозы в нашей стране прекрасны тем, что никогда не сбываются. Год назад, когда для рубля в обменниках уже запасали пятизначные табло, а народ выгребал последние деньги, чтобы скупить все, что можно скупить, запасти по три холодильника, по четыре телевизора и поменять новую машину на еще более новую, казалось, что 2016 год мы будем встречать в лохмотьях, а три холодильника будут одинаково пусты. Крах, революция, баррикады, новый ГУЛАГ – предсказания рисовали любые сценарии, среди которых не было ни одного светлого. Но год миновал, и мы констатируем, что из ужасного не сбылось ничего. Зато подтвердилось проверенное едва ли не столетиями: запас терпения и прочности в нашем народе колоссален. А государство настолько богато, что даже если воровать вообще всё, то запасов и тогда хватит надолго. И глядя в перспективу, думаешь, что тянуться эта бодяга может и год, и десять, и пятьдесят…
Итоги года. Одна война сменить другую спешит…
8 ЯНВАРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В конце XIX века Герберт Спенсер выделял два типа государств по их устройству: державы «индустриальные», чьи нормы, законы и институты направлены на мирное экономическое усовершенствование на благо членов общества. И державы воинственные – те, чье существование сугубо обеспечивается ведением войн. К числу последних он относил тогдашнюю африканскую Дагомею (давно и навсегда исчезнувшую с карты мира) и тогдашнюю Россию. По странной причуде исторического развития спустя сто с лишним лет и сегодняшнее российское, путинское, государство, как во внутренней, так и во внешней политике целиком завязано на войну. Его благополучие и даже само существование зависит от перманентной войны.