Итоги года
18 октября 2021 г.
Итоги года. Биодеградация

zlatkovsky.ru

«Биодеградация — разложение в результате деятельности живых организмов».
(Недозапрещенная «Википедия»)

Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком, когда их ловят на вранье… Глава Ростуризма говорит о том, что отдых на море навязан стереотипами, и вилла на Сейшелах тому подтверждение… Фигуранты расследования по «делу Чаек», оказывается, давно потеряли документы… Кто-то подделал и пользуется… Президент страны на голубом глазу говорит, что мы не начинали войну с Украиной… Никто из иностранцев никогда не рвался усыновлять российских больных детей… Впрочем, шедевр — это, конечно, «за достаточно долгий период моей работы можно было заметить, что я бережно отношусь к людям»… Особенно это заметили те, которые на «Курске», в «Норд-Осте» и Беслане. Хотя есть вполне конкретные люди, к которым он относится чрезвычайно бережно… И они известны…

На фоне этих Монбланов и Эверестов вранья уже ничто не кажется запредельным. Судьи и полицейские, депутаты и министры… Недавние облавы на Рыклина (Саш, веришь, что не из трендового стремления подмазаться к главреду «ЕЖа» упоминаю это?), в процессе которых рядовые гончие ничуть не скрывали от своих жертв того, что всё прекрасно понимают. И — продолжали ловить и вязать… Хотя на фоне всех этих высланных мотоциклетов с пистолетами и ориентировок на задержание тысяча рублей штрафа выглядит полным оправданием Рыклина.

Откровенно говоря, апогеем цинизма для меня стала пойманная в соцсети история поэта Иртеньева. Его стихотворение 2013 года, посвященное заявлению министра здравоохранения Скворцовой, процитировал в открытом письме Льву Рубинштейну писатель, когда-то один из создателей альманаха «Метрополь», друг покойного Василия Палыча, вице-президент Российского ПЕН-центра Евгений Попов. Так вот, из контекста вырвана цитата и представлена как прощальный привет остающимся коллегам от эмигранта. Вот оригинал текста:

А потом слова такие

Брошу, граждане, в лицо вам,

А потом скажу с последней,

древнеримской, прямотой:

Оставайтесь, дорогие,

Вы тут с вашею Скворцовой,

И хлебайте полной ложкой

без меня густой отстой.

Распрощавшись с оболочкой,

Я отправлюсь на рассвете,

Этот мир покинув мерзкий,

в самый лучший из миров,

Где не буду жалкой строчкой

В государственном бюджете,

Но кумиром санитарок

и любимцем докторов.

В вышедшей в начале 2015 года книге Иртеньева строчка «Вы тут с вашею Скворцовой» была заменена на другую — «Вы в своем дерьме свинцовом». Заменена, поскольку актуальность упоминания Скворцовой в данном контексте через полтора года сильно уменьшилась. Но Евгений Попов решил, что это отличный повод ударить Иртеньевым по Рубинштейну… Интеллигентнейший шестидесятник.

А что я так взвилась из-за этой мелочи? Если президенту можно цинично подтасовывать факты и лгать в лицо своему народу, то вице-президенту Пен-центра и подавно… Но вице-президент помнился и другими поступками. Вот это и страшно: уровень, о котором приходится говорить, — уже не уровень цинизма, а уровень разложения, проникающего в славные ряды интеллигенции… Они разучились смотреть в зеркало и понимать, что находятся за пределами добра и зла.

Депутат Кобзон, голосовавший за все немыслимые законы, что привело к включению его в санкционные списки, просит Путина помочь ему выехать на лечение за границу… Артист Юрий Соломин, двумя руками голосовавший за присоединение Крыма, оскорблен санкциями, но благосклонно принимает собственный выезд на лечение в Италию. Им не приходит в голову, что так себя вести — неприлично! Разложение, как и было сказано… Ну, артисты — это не политики в чистом виде, которые уже публично демонстрировали свои обиды. Правда, не за собственное поведение, приведшее к осложнениям с поездками в те или иные страны, а за сами ограничения. Я говорю про Матвиенко и Нарышкина.

Еще одно наблюдение истекшего года — усиление репрессий. От прошедшего уже два чтения «закона садистов», против которого на площадь в мае вышли старейшие участники диссидентского движения 70-х годов Людмила Алексеева и Сергей Ковалев, до свеженького благословленного парламентом разрешения стрелять в местах массового скопления народа. Ну, понятно. Они боятся. Они готовятся к бунтам. Они понимают, что не может быть избирательно репрессивного режима. Он может быть или таким, репрессивным, или эдаким — не репрессивным. И его репрессивная составляющая рано или поздно дойдет до каждого гражданина. А какому-то гражданину это вдруг и не понравится. Вот тогда и нужны спецсредства — МВД, ФСБ и Минобороны России в 2016 году собираются закупить в пять раз больше гранатометных комплексов РГС-50М, чем в году уходящем. И стрелять собираются, если что…

На смену отсидевшим фигурантам «болотного» пошли новые арестанты по тому же делу. Первые эмигранты по льду — недавний исход из России Владимира Ионова… Пружина сжимается все туже.

А теперь давайте с другой стороны — о народе, который со всем этим живет. Слой, охотно идущий на контакт и обсуждение проблем текущих, — московские таксисты. Стали куда осторожнее в оценках проклятых пиндосов и долбаной Европы. Впрочем, водитель вполне раздолбанной «лады», чувствительно подбросившей нас на выбоине, аккурат в этот момент поперхнулся фразой «Но мы им еще покажем»… Продавцы в сырных отделах магазинов виновато опускают глаза еще на этапе «А нет ли у вас…». Сотрудник в банке, расследуя обстоятельства пришедшего мне, о ужас, перевода из глубокой заграницы Эстонии (с пометкой «личный долг») долго и нудно извиняется. Но это пена, конечно… Мыло — оно в другом слое.

Чем дальше, тем больше условно разочарованных во всех — в Кремле и в оппозиции, в Путине и Навальном. Тех, кто говорит «чума на оба ваших чума» и … ничего не делает. Имеют право? Да, у них этого права хоть каким местом ешь… до определенного момента. Я плохо учила физику. Но помню про неустойчивое равновесие, из которого предмет, гадина такая, норовит скатиться в самое низкое положение. Все плохие? Окей, но тогда неправомочные задержания и откровенные репрессии происходят с попустительства этих, которые «чума на оба ваших чума». Они — такие «потеченцы», которые не понимают, что их самих сносит по течению в глубокое средневековье. По старому закону: «когда пришли за коммунистами, я молчал». Это ведь подразумевает, что ты понимал, что пришли по произволу… Когда пришли за евреями… Тоже понимаешь, по произволу. А потом придут за тобой.












  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.