Итоги года
16 января 2018 г.
Итоги года. Которые подводить не хочется

zlatkovsky.ru

Тысячу лет назад удивительно много людей в христианском европейском мире, потрясенных тем, что ни в 1000 году по Рождеству Христову, ни в 1033 году — тысячном году по Его воскресению — не случились неоспоримо ожидавшиеся всеми конец света, Второе пришествие и Страшный суд, — так вот, удивительно много людей прочитали наконец Евангелия, стали думать самостоятельно, приняли на себя ответственность за свои мысли, слова и действия. Тогда-то и родилась цивилизация, частью которой мы все были или частью которой все мы себя считали всю нашу жизнь. Сейчас мир этой цивилизации снова стремительно, взрывным образом меняется, и вряд ли кто возьмется предсказать, как будет выглядеть этот мир уже через ближайшее столетие. Ясно только одно: нас в нем не будет. Потому что в тот самый момент, когда мир начал делать рывок в завтра, Россия стремительно провалилась в небытие.

Подводить российские итоги уходящему 2015 году очень просто. И очень не хочется.

Потому что после крымско-донбасского взрыва 2014-го, обрушения послевоенных основ уже не только нашего внутреннего, но и международного миропорядка, после того как дым рассеялся и поднятые клубы пыли осели — в 2015-м открылся пейзаж после битвы. И весь год его черты проявлялись все отчетливее. Их много, они разные, но есть самое важное.

Страны Россия больше нет.

Есть бандитско-репрессивные структуры, изображающие из себя власть и уже даже не очень изображающие из себя государство. Потому что изображать из себя государство требует некоторых усилий, умений и внимания — зачем? Когда у нас идет последний распил всего, что недопилено! Не мешайте! — Стрелять будем! Вот уже и закончики под это подкатили. Для своих охранничков. Что? В Конституции про жизнь как высшую ценность написано? Да в гробу мы вашу Конституцию, и вас, и все ваши ценности видели! Нелюди в дорогих костюмах и на недешевых авто раздербанят все, что осталось, вместе с собственной властью очень быстро — у них нет тормозов, а вот жадности и наглости навалом! Даже при нефти в 100 долларов и в отсутствие санкций. Только Бог — не фраер: и нефть не 100, и санкции — вот они. И все уже слышат, как трещит каркас их власти. И всякий, кто утрудит себя задуматься, понимает, что законы о стрельбе на поражение — это уже признание неминуемого и скорого поражения.

Но то, что у нас нет государства, и то, что вот-вот не станет власти — это цветочки. У нас больше нет страны. Потому что страна — это люди. А у нас, как окончательно прояснилось за уходящий год ... у нас есть 140 миллионов человек, из которых около 100 миллионов по возрасту должны бы быть взрослыми людьми, но из этих 100 миллионов 86% — это те, у кого отсутствует важнейшая характеристика дееспособности — ответственность за свои слова и действия. И уже не важно, это результат деградации или никогда не было ответственности, да успешно маскировалось. Само собой, нет и свободы. И быть не может — одно без другого не живет. Если в 2014 году еще могло показаться, что это эмоциональный срыв, что это «бес попутал», что пройдет — очухаются от морока, то за прошедший год стало очевидно: это нормальное, естественное состояние 86 миллионов человек, так и не ставших взрослыми.

Стало очевидно, что им нельзя давать в руки спички (зачеркнуто) воспитание детей, решение самых простых вопросов, нельзя давать в руки избирательные бюллетени, что им нельзя доверять никаких решений, пока они не пройдут долгий и болезненный курс социальной терапии. Чем-то, наверное, напоминающий тот, через который пришлось пройти немцам после войны, только куда более глубокий и длительный. И я не уверен, что излечение будет массовым.

А потому — давайте без иллюзий: никакой демократии, никаких «честных выборов» нам долго еще не светит. И потому, что выбирать некому, и потому, что не из кого выбирать. Ну да, понятное дело, что нынешние думские «партии», как только все рухнет, будут (или должны быть) навсегда запрещены. Но ведь и реально-вроде-бы-как-оппозиционные партии должны быть запрещены ровно так же, после того как они согласились выдвигать кандидатов от Крыма. Всё же просто, как Божий день: или есть признание Конституции, международных обязательств России, то есть есть ответственность за свои и не свои слова и действия, или их нет — а тогда чем ни оправдывайся, как ни объясняй безответственность, ничем ты, на самом-то деле, не лучше тех самых 86%, нынешней бандитской власти или «думских» конкурентов. И не надо искать сто пятьдесят отличий — мол-де мы не такие как они! — такая, казалось бы, мелкая речка-переплюйка Рубикон оказывается перейденной, а за ней все отличия никому уже не интересны.

Казалось бы, стоит ли вообще говорить о таких мелочах: никаких выборов, в которых не позорно участвовать, на самом деле ведь даже и не просматривается! Не стоило бы, если бы не то, что это симптом. Симптом того, что синдром ватной безответственности поражает любого, дающего слабину. Что никакие прежние реальные или мнимые заслуги в противостоянии безумию не дают пожизенного иммунитета от сползания за грань — любая даже минутная слабость выталкивает за нее. Особенно если выясняется, что вместо идеалов были всего-то интересы.

Речка Рубикон протекает прямо под самыми нашими окнами. Перейти ее можно только один раз — обратного перехода нет.

Совершенно очевидно, что уже квазигосударству и совсем-не-стране России осталось существовать всего ничего — то, что мы видим, это агония. Я действительно не знаю, что придется делать цивилизованному миру с обломками того, что пока еще по недопониманию или из страха признать очевидное по-прежнему называется Россией. Потому что эти осколки будет очень опасно предоставить самим себе — какие только монстры отсюда не появятся! У человечества нет опыта, как отвечать на угрозы подобного масштаба и подобной глубины. Последний раз, наверное, нечто похожее происходило полторы тысячи лет назад, когда «римские граждане» согласились на «хлеб и зрелища», забыв про всё остальное и забив на всё остальное. Бог с ним, что Рим рухнул — пять столетий пришлось продираться сквозь «темные века».












  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.