Итоги года
23 апреля 2018 г.
Итоги года. В 2015-м случилось чудо — Евразийский союз остался в живых
8 ЯНВАРЯ 2016, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве. Именно 31 декабря 2015 года правительство Киргизии, пожалуй, самой лояльной на сегодняшний день постсоветской страны, денонсировало заключенное в 2012 году соглашение с Россией о строительстве Камбаратинской ГЭС и Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Так была поставлена точка в неслучившейся истории одного из самых амбициозных и дорогостоящих российских проектов (его предполагавшаяся стоимость составляла не меньше 2 миллиардов долларов) на территории СНГ.

Причина банальна — у России нет денег. Есть, конечно, и другие, политические причины: нежелание Москвы ссориться с Ташкентом, активно выступающим против строительства крупных гидроэнергетических объектов в верховьях бассейнов Амударьи. Однако, Бишкек, аргументируя денонсацию, ссылается только на финансовый аспект.

Точно так же летом 2015 года Туркмения публично обвинила российский Газпром в неплатежеспособности и срыве контрактных обязательств — Москва с начала прошлого года не платит «Туркменгазу» по своим долгам за туркменский газ. Газпром в ответ вовсе отказался от его закупок, но сообщил об этом только в начале января 2016-го. Однако эту историю, в конце концов, можно отнести к разряду споров хозяйствующих субъектов. Скандал с киргизской денонсацией в эту графу не впишешь.

Маленькая страна, которая в числе значительных своих достижений числит рождение в 2015-м 6-миллионного жителя, чрезвычайно чувствительна к любым нанесенным ей обидам. Полгода назад Бишкек так же стремительно денонсировал соглашение с США об осуществлении множества гуманитарных программ в ответ на присуждение премии американского Госдепа известному киргизскому правозащитнику Азимжану Аскарову, отбывающему пожизненное заключение по весьма сомнительному обвинению.

В России это было воспринято как еще одно свидетельство лояльности нынешней киргизской власти. И вот, теперь денонсацией Бишкек ответил и Москве…

Потому как дружба дружбой, а бизнес, сами понимаете, врозь…

Киргизия теперь будет искать инвесторов на строительство ГЭС в Поднебесной, и можно быть уверенными, китайцы не подведут.

И это еще один итог 2015-го. Постсоветская Центральная Азия все более определенно поворачивается в сторону Китая. Экономический пояс Шелкового пути — амбициозная программа, презентованная китайским лидером Си Цзиньпинем в сентябре 2013 года в Астане, в рамках которой в страны региона в ближайшие несколько лет будут инвестированы более 40 миллиардов долларов, становится реальностью. Москва не в состоянии противопоставить этому какую-либо альтернативу. Если не считать настойчивых предложений военной помощи граничащим с Афганистаном Туркмении и Таджикистану.

Ситуация в северных провинциях Афганистана и вправду складывается серьезная. Пока различные группировки талибов выясняют между собой отношения, стремясь выявить признанного всеми лидера после смерти основателя «Талибана», одноглазого муллы Омара, в лагерях близ туркменской и таджикской границ проходят тренинг различные боевики, чьи цели могут не совпадать с установками талибов, не стремящихся к экспансии за пределы Афганистана…

В последние недели 2015-го в Москве стали отслеживаться новые политические тренды в отношении «Талибана». Российский МИД стал называть его национально-освободительным движением, сражающимся против иноземных оккупантов. Вряд ли случайно столь очевидное возвращение к марксистско-ленинской лексике. До сих пор она была популярна в России только среди не слишком близких к Кремлю фанатов ХАМАСа и «Хезболлы», также считавшихся в этой среде национально-освободительными движениями, борющимися с сионистским режимом.

Логика российских дипломатов незатейлива и ими не скрывается: враг моего врага — мой друг. «Хорошие» талибы сражаются против ИГИЛ, значит, с ними надо дружить.

С этим спорить трудно. Однако талибы сражаются также с американскими и натовскими оккупантами, чье присутствие в Афганистане еще недавно приветствовалось Москвой, поскольку было важно для противостояния терроризму.

Теперь ситуация резко изменилась. США и НАТО стали геополитическими противниками России, следовательно, все, кто с ними воюет, должен с нами дружить. Поэтому талибы вдвойне становятся хорошими для России. Остается только самих талибов убедить в том, что Россия им не враг…

Так или иначе, с такими новыми установками российской внешней политики придется столкнуться ее партнерам в Центральной Азии в 2016-м. Означает ли это, что Россия собирается вернуться к активным действиям в этом регионе, стремясь не допустить усиления влияния там США и в целом Запада, и использует для этого лозунг борьбы с ИГИЛ, станет ясно уже предстоящей весной. Именно это время считается наиболее походящим для возможных операций боевиков в странах Центральной Азии.

Непредсказуемость действий России уже стала фирменным знаком путинской внешней политики. Особенно остро это почувствовали в 2015-м ее ближайшие союзники по ОДКБ и Евразийскому экономическому союзу. Оценивая аннексию Крыма в 2014-м и российское вмешательство в события на востоке Украины, они старались в меру сил и возможностей быть лояльными. Классической стала фраза президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, ограничившегося заявлением, что он «с пониманием» относится к действиям России в отношении Украины.

Но случившееся в конце сентября, по всей видимости, стало сюрпризом для многих постсоветских столиц. Начавшаяся военная операция российских ВКС в Сирии отнюдь не вызвала восторга у союзников Москвы. Свидетельством тому стал, пожалуй, самый «молчаливый» саммит СНГ за всю историю Содружества, состоявшийся в середине октября в Казахстане. Путин был там, кажется, единственным президентом, кто публично произнес слово «Сирия». Его коллеги говорили про Сирию исключительно в закрытом режиме. Не нужно прибегать к глубокому анализу, чтобы сделать вывод: Россия не получила союзнической поддержки своему военному вмешательству в гражданскую войну в Сирии. Заметим, этот вывод, сделанный ранее, не был оспорен Москвой.

Дальше — больше.

Смятение. Иначе трудно назвать состояние, в которое были повергнуты центральноазиатские партнеры России той антитурецкой истерией, что была развернута Кремлем после трагического инцидента с российским бомбардировщиком Су-24, сбитым турецким «Фантомом» 24 ноября. Стоит ли напоминать, что четыре из пяти стран региона — кроме Таджикистана — являются тюркскими. Нужно ли говорить, что разбуханием антитюркских фобий в России стали оборачиваться вводимые Москвой санкции в отношении Турции, во всяком случае, так это воспринималось в Центральной Азии. Как на это должны были реагировать в Астане и Бишкеке, Ташкенте и Ашхабаде?

Разумеется, без восторга, если выражаться политкорректно. Если же называть вещи своими именами — с плохо скрываемым раздражением. И опять свидетельством тому предновогодние саммиты ОДКБ и ЕАЭС, состоявшиеся в Москве 21 декабря. Опять — необычайно молчаливые… Ни слова публично не было сказано ни про Сирию, ни про российско-турецкий конфликт, хотя эти темы были анонсированы Назарбаевым в ходе его встречи в тот же день с Путиным.

Трудно сказать, случайно ли это совпадение по времени, но, вернувшись из Москвы, президент Казахстана провел совещание с руководством министерства обороны и обязал его принять дополнительные меры по усилению обороноспособности страны.

Подобного кризиса доверия к себе Москва еще не испытывала, пожалуй, ни разу за всю почти четвертьвековую постсоветскую историю. Может быть, лишь однажды такое случилось — в далеком 1997-м, когда Россию и ее президента Бориса Ельцина часть партнеров по СНГ обвинили в поставках оружия Армении на сумму в миллиард долларов, что было расценено как откровенный антиазербайджанский демарш. Хорошо помню закончившийся скандалом саммит СНГ в Кишиневе, где Ельцин, появившись в одиночестве на пресс-конференции, вынужден был оправдываться. Путина же, как известно, бог уберегает от ошибок всю его жизнь… Во всяком случае, так он считает.

Были отмечены в 2015-м и кое-какие успехи. Главным из них следует признать еще не почивший в бозе Евразийский экономический союз. После того что происходило на первом году его жизни, с 1 января 2015-го, это можно считать чудом. Санкции, введенные Западом в отношении России, и ответные контрсанкции, ставшие причиной торговых войн чуть ли не со всем внешним окружением, едва не втянули в них российских партнеров по ЕАЭС.

Обвальная девальвация российского рубля год назад привела к катастрофическим последствиям для экономики Казахстана, ставшего сегодня, после выхода Украины из зоны свободной торговли СНГ, цементирующим звеном евразийской интеграции. Вряд ли теперь является секретом, что в конце прошлого года ситуация была настолько аховой, что в Астане серьезно готовились закрыть границы с Россией…

В Москве, без преувеличения, должны сдувать пылинки с Назарбаева, сохранившего шансы ЕАЭС на жизнь. Повторения такого чуда может не случиться.


Фото: Россия. Москва. 21 декабря 2015. Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, президент России Владимир Путин, президент Таджикистана Эмомали Рахмон и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева направо) перед церемонией официального фотографирования в рамках сессии в широком составе Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в Кремле. Сергей Бобылев/ТАСС














  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.