Итоги года
23 января 2017 г.
Украина-2016: между зрадой и перемогой
4 ЯНВАРЯ 2017, ИННА БУЛКИНА

ZUMA/TASS

Украина прожила еще один год в «новой политической реальности»: еще один год войны, мобилизационной экономики, низкой гривны, сокращения социальных программ и повышения коммунальных тарифов.

Ровно год назад, подводя итоги 2015-го, мы писали здесь, что едва ли не главным своим положительным достижением украинская власть считала пресловутый «безвиз». В самом деле, в декабре 2015-го Европейская комиссия обнародовала положительный отчет о выполнении Украиной «Плана действий визовой либерализации», предполагалось, что уже к лету украинцы смогут ездить в Европу по биометрическим паспортам. Прошел год, «безвиз» так и остался нарядной пустышкой, что висит на елке все с теми же обещаниями, а президент Петр Порошенко сделался кем-то типа «волкокричащего мальчика» из сказки. Так или иначе, этот сомнительный «приз» в риторике «перемоги» больше не работает.

ТАСС

И вообще, коль скоро украинцы привыкли жить в измерениях «перемоги» (победы) и «зрады» (предательства), то все достижения года, положительные и отрицательные, обычно располагаются на этих риторических и, признаем, невротических весах. Один и тот же персонаж или одно и то же событие может идти в зачет «зрады» или «перемоги», а может просто переместиться с одной чаши весов на другую. Как это произошло с Надеждой Савченко, которая, безусловно, «человек года». Еще вчера она была народной героиней, а сегодня она стала «человеком зрады», коль скоро оказалась «человеком переговоров» и «самовольно» ведет игру в Минске и Донецке. Но история Надежды Савченко все же отдельная тема. Мы лишь заметим, что она стала в своем роде «зеркалом украинского политического невроза». И украинцы никак не желают видеть, что своевольная и нетерпеливая, живущая по собственным законам и не признающая никаких других, со всеми своими достоинствами и недостатками, Савченко – плоть от плоти своего народа. Или, если угодно, «политической нации», которая точно также проявляет чудеса мужества в экстремальных ситуациях, а затем, в относительной «стабильности» не в состоянии эту стабильность должным образом «отыграть» и всякий раз выбирает крайности.

ТАСС

Прошлый год, напомним, прошел в Украине под знаком борьбы условных «реформаторов» и безусловных «коррупционеров». Вождем первых провозгласил себя одесский губернатор (теперь уже с приставкой «экс») Михаил Саакашвили, прибежищем последних принято было считать партию «Приват» и самого крупного украинского олигарха Игоря Коломойского. В 2016-м оба героя решительным образом поменяли диспозицию: Саакашвили «проиграл» Одессу, но тут же объявил свое поражение победой (перемогой!), создав собственную партию и сделавшись самостоятельным оппозиционным политиком (теперь уже никак не «человеком Порошенко). Коломойский, в свою очередь, остался без «Привата», и это стало последней точкой уходящего года, вернее, его последним оксюмороном (национализация «Привата»!).

Чего тут больше, «зрады» или «перемоги», — сказать трудно. Коломойский лишился главного инструмента давления на власть: «Приват» не просто был самым крупным по объему капитализации частным банком Украины, «Приват» держал счета едва ли не половины украинцев, частные и юридические. Наблюдатели однозначно считают, что это «перемога». Вместе с тем, государство получило банк с «отрицательным активом» в 150 млрд грн. Впрочем, сам Коломойский называет этот долг «мифическим» и винит во всем Нацбанк, будто бы разрушивший «Приват». При этом он благодарит «принявшее» банк государство в лице премьера Вадима Гройсмана и, кажется, не видит в этом противоречия.

Если же серьезно, то антикоррупционный пакет, похоже, действительно идет в отрицательную копилку: реформа судов и прокуратуры едва ли продвинулась, политическая коррупция и клептократия никуда не делись, но и здесь оптимисты склонны видеть некоторые признаки «перемоги». Прежде всего, тут следует говорить об электронном декларировании: его удалось провести, и то, что было показано, выглядит удручающе, но то, что это удалось сделать и страна увидела своих героев, надо думать, «перемога». И настоящей «перемогой» те же оптимисты полагают стабильную работу электронной системы госзакупок ProZorro («прозоро» — по-украински «прозрачно»). Система была запущена в 2015-м, с 1 апреля 2016-го стала общенациональной, а с 1 августа – обязательной. За это время системой воспользовались более 15 тыс. госучреждений. Говорят, что потенциальная экономия для бюджета составила около 6,6 млрд грн. Систему отметили престижной мировой премией, WPA (World Procurement Award), и в следующем году именно в Киеве пройдет наибольший международный форум по публичным госзакупкам, PRIMO.

ZUMA/TASS

Туда же, в положительную копилку, относят создание Дорожного фонда, открытие архивов КГБ, создание института электронных петиций на всех уровнях. И фактическое создание украинской армии. Кроме всего прочего, Украина отныне имеет полный цикл ракетного производства (включая твердое топливо) и военный бюджет – один из самых высоких в Европе. Это, конечно, «перемога» — победа, хоть и «со слезами на глазах».

И, наконец, последнее и главное. Украина добилась полной энергетической независимости, за этот год не купив у Газпрома ни единого кубометра газа. Сегодня у нас 14 европейских поставщиков и существенное снижение (на 21%) энергопотребления (так работают новые жесткие тарифы). Планируется, что в 2016-м Нафтогаз принесет в бюджет 25 млрд грн, даже при вычете 10 млрд, которые идут на адресные субсидии. До сих пор полностью зависимый от Газпрома Нафтогаз был «черной дырой», втягивавшей в себя и украинскую экономику, и украинскую политику.



Фото: 1. Украина. Донецкая область. 31 декабря 2016. Президент Украины Петр Порошенко (слева) во время посещения командного пункта в районе Широкино. Михаил Палинчак/пресс-служба президента Украины/ТАСС
2. Украина, Киев. 20.10.2016. Заседание Верховной рады. Maxym Marusenko/ZUMA/TASS

3. Украина, Киев. 27.11.2016. Михаил Саакашвили провел в Киеве митинг с требованием проведения досрочных парламентских выборов. Efrem Lukatsky/ AP/TASS
4. Украина. Рабочий газораспределительной станции. Валерий Шарифулин/ТАСС















  • Аркадий Дубнов: Надо было дождаться последнего дня уходящего года, чтобы увидеть одно из самых символических его свершений, точнее — антисвершений на постсоветском пространстве.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: Весь прошлый год для ФСБ и других российских силовых ведомств, прошел под знаком #крымнаш и военного конфликта на Донбассе. Это выразилось в припадке шпиономании.

  • Нателла Болтянская: Один из главных итогов года уходящего — выросший выше неба уровень цинизма. То есть врут в глаза, нагло улыбаются и передергивают плечиком.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Мина замедленного действия
8 ЯНВАРЯ 2017 // МИХАИЛ ХОМЯКОВ
Окончание года – традиционное время подведения итогов в самых разных областях. Если говорить об экономике, точнее о российской экономике, то главным итогом стало плавное перетекание из кризиса в застой. Никакого восстановительного роста на горизонте не просматривается, и нынешняя стагнация (теперь это принято называть стабилизацией), скорее всего, выльется в новую волну кризиса. Хорошо, если это случится после президентских выборов 2018 года. В противном случае поиски «виноватых» могут вылиться в весьма неприятную кампанию, которая совпадет с предвыборной. Кто в этой кампании будет назначен виновным в народных горестях, очевидно.
Итоги без итогов и итоги с итогами
8 ЯНВАРЯ 2017 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я только задумывал статью про итоги 2016 года, мне сначала показалось, что это будут «итоги без итогов». Ведь мы — все те, кто когда-то связал свою судьбу с либеральным проектом — находимся все там же, в том же месте и в том же кругу проклятых вопросов. Буквально как в прошлый год, как в позапрошлый. Эти вопросы: Крымнаш — Крымненаш. И как (главное!) ужиться в одной стране двум социальным партиям, которые позиционируются прямо противоположным образом. Путин «уйдет — не уйдет», то есть начнется ли назревшая трансформация режима и что (главное!) произойдет за дверью этой трансформации, возможно, что ничего хорошего. И конечно, проблема «национальной идентичности».
Итоги года. Страна вернется
7 ЯНВАРЯ 2017 // НИКИТА КРИВОШЕИН
Просьба к Снегурочке (к ней революционный экипаж прислушается внимательнее, чем к патлатому деду): прибыть на легендарный крейсер «Аврора». Ей там понравится — всё отделано заново, надраено и блестит! Водят экскурсии пионеров. Перед ними красуются безобразные старые большевики. Снегурочка уговорит матросов дать залпы отбоя того залпа, который просигналил запуск великого Октября. Первые снаряды, безвредные для людей, как нейтронная бомба, – прямо в Щукинский особняк, что на Краской площади Москвы, чтоб ни гранита, ни чучела внутри. Заодно и подельников чучела, которые у Кремля ему компанию составляют, в геенне раздолбать так, чтобы вспомнили о самокритике.
Итоги года. Церковь больше не гражданская сила
7 ЯНВАРЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В прошедшем году с Русской православной церковью произошла довольно важная метаморфоза: она перестала заявлять о себе как о самостоятельной общественной силе и почти полностью перешла к тактике доминирования в обществе за счет властного ресурса. Церковь в России не строит больницы и школы, даже не глядит в сторону подростков «из сетей» и, когда они хотят убить себя, не делает ни полшага, чтобы попытаться их остановить. Церковь в России безразлична к судьбам бедняков, неважно, употребляют они «боярышник» или нет. И начинает хоть как-то помогать им, только когда они окончательно превращаются в бомжей, да и то не всегда.
Итоги года. Блеск и нищета православного глобализма
7 ЯНВАРЯ 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Что ни говорите, а все-таки побаиваются власти — и светские, и духовные — публичного слова. Вот и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий на традиционном ежегодном епархиальном собрании посетовал на то, что «упадок нравственности, разные глупости и недостатки — все становится достоянием интернета. И всякий человек может приписать нам мнимые или действительные пороки». Боятся, боятся церковные топ-менеджеры обсуждения реальных проблем, как внешних, так и внутренних. Поэтому и зачищают они церковные СМИ «от либералов», от тех, кто способен развернуть и поддержать на должном уровне дискуссию. В качестве примера достаточно назвать ответственного редактора Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, оказавшегося не у дел.
Итоги года. «Сучий потрох»
6 ЯНВАРЯ 2017 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Главные события года, если высыпать из мешка, выглядят так: продолжение падения доходов населения, допинговый скандал, думские выборы, Сирия, Брекзит в Англии и победа Трампа на президентских выборах в США. Все они жеваны-пережеваны, и оценить их в целом можно как очень неважные для России и, при этом, вполне себе неплохие для Путина. Причем данная ситуация уже не представляется парадоксальной. Особняком стоит еще не отрефлексированная трагедия Ту-154. Хотя впереди Новый год, и велика вероятность, что под это дело все будет с одной стороны замято, с другой — заедено, запито и забыто.
Итоги года. Черно-белый спорт
6 ЯНВАРЯ 2017 // АНТОН ОРЕХЪ
Владимир Владимирович любит вспоминать анекдот про черную и белую полосы. Ну, так и мы, подводя итоги спортивного года, вспомним этот же анекдот. И скажем, что то, что год назад казалось черной полосой, теперь кажется, ну, не то чтобы белой, но тогда выглядело еще на так мрачно, как нынче. Впрочем, мы же помним, что белое и черное — понятия относительные. Могло быть лучше, но могло и гораздо хуже. Могли не только паралимпийцы, но и все атлеты из России посмотреть Олимпиаду дома по телевизору. А так хоть и в кастрированном составе, но поехали. И со спортивной точки зрения выступление нашей сборной в Рио было великолепным. Однозначно лучше, чем можно было предположить в приступе самого безудержного оптимизма. Собственно, это и стало единственным положительным впечатлением от спорта за весь год.
Спецслужбы: итоги 2016
5 ЯНВАРЯ 2017 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год начался под знаком усиления интернет-цензуры, продолжился репрессиями против блогеров, а закончился американскими санкциями против руководства ГРУ за хакерские атаки на серверы демократической партии во время президентской избирательной кампании. На первый взгляд все это звучит не слишком радоcтно, но несколько поводов для оптимизма в будущем остаются. Для российских спецслужб год значил окончание проекта «новое дворянство» и появление новой модели работы Кремля с ФСБ и другими силовиками. Хотя создание Национальной гвардии на месте Внутренних войск МВД отражает страх Кремля перед возможными протестными акцими на фоне экономического кризиса, в целом “новые дворяне” перестали быть кадровым резервом путинской политической элиты.
Итоги года. Год сенсаций и риска
5 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2016 год стал сенсационным для современного мира. Вначале «Брэксит», потом избрание Дональда Трампа президентом США, а в течение почти всего года – лидерство Марин Ле Пен во французских президентских рейтингах. Только в декабре ее обошел новый фаворит правоцентристов Франсуа Фийон. Добавим к этому трехтуровые выборы в Австрии (оказывается, такое происходит не только в Украине, но и в «старых демократиях»), которые с большим трудом выиграл системный кандидат. И поражение правительства на референдуме в Италии, вызвавшем отставку премьера Маттео Ренци.
Новогодние страшные сны белорусского руководства
3 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ФЕДУТА
Тут у нас предновогодний скандал случился. Президент Беларуси Александр Г. Лукашенко не полетел в Москву. А его ждали. Ждали, потому что нужно было подписать Таможенный кодекс Евразийского экономического союза. Ждали, потому что Беларусь председательствует в ОДКБ. Ждали, потому что… ну какая же интеграционная тусовка без Александра Григорьевича. А он вот взял — и… Облом? Облом. Правда, смотря для кого — облом.  Есть такая пословица. Мужу жена нужна здоровая, а сестра брату — богатая. Вот Россия — это такая старшая сестра, которая уж точно должна быть богатой.