Итоги года
23 апреля 2018 г.
Новогодние страшные сны белорусского руководства
3 ЯНВАРЯ 2017, АЛЕКСАНДР ФЕДУТА

ТАСС

Тут у нас предновогодний скандал случился. Президент Беларуси Александр Г. Лукашенко не полетел в Москву. А его ждали.

Ждали, потому что нужно было подписать Таможенный кодекс Евразийского экономического союза. Ждали, потому что Беларусь председательствует в ОДКБ. Ждали, потому что… ну какая же интеграционная тусовка без Александра Григорьевича. А он вот взял — и…

Облом? Облом. Правда, смотря для кого — облом.

Есть такая пословица. Мужу жена нужна здоровая, а сестра брату — богатая. Вот Россия — это такая старшая сестра, которая уж точно должна быть богатой.

А она, как назло, победнела. Оплачивать братские поцелуи поставками в прежних объемах льготируемой нефти и дотируемого газа более не может. И брат осерчал. И не приехал.

Один из оппозиционных сайтов даже версию изложил: дескать, поехал бы — а тут и случился бы в Минске государственный переворот!

Можно себе представить, как испугалась этого неприезда любимая ранее сестра. Настолько, что даже сама предложила выход из положения: мол, все уже согласовано, и Александру Григорьевичу просто бумажки пришлют на подпись. Сам Песков так и сказал: согласовано и пришлют.

Подпишет? Как вы думаете? Или — облом?

Сейчас уже без шуток и без ерничанья.

Никогда Россия не оказывала на Беларусь такого беспрецедентного политического и экономического давления. Никогда Беларусь не чувствовала, что со стороны России ей действительно угрожают. Дело даже не в прецеденте Украины – когда все было подписано, все гарантии суверенитета и целостности получены, причем не только со стороны России, но и со стороны США и Великобритании. Дело в неуверенности белорусского руководства в надежности выстроенных им структур управления и подавления — так сказать, структур легитимного насилия. Если спустя несколько месяцев после начала конфликта в Крыму и на Донбассе у Киева были уже надежная армия, заново выстроенные спецслужбы и общество, готовое компенсировать недостаточную организаторскую работу власти собственными усилиями, то…

То — что в Беларуси? В стране, где армия и спецслужбы ориентированы не на идею независимого государства, а на идею личной преданности главе государства — да и то лишь до тех пор, пока он этим самым главой является. Облом?

Кризис российско-украинских отношений отозвался кризисом отношений российско-белорусских. Если носители украинских государственных тайн сбежали в Россию как-то почти в одночасье, то отставные белорусские силовики ехали в Москву табором, один за другим, практически сразу же после мирных и относительно мирных отставок, оседая в банках, государственных монополиях, на должностях начальников охраны, советников по безопасности, вице-президентов и прочая. Оттуда, из московского своего «прекрасного далека», посылали они маячки своим бывшим сослуживцам: дескать, здесь и зарплата больше, и вода послаще, и стоматология понадежнее. Часть из них получала в России не только новые погоны, но и новое гражданство, и о временах, когда нужно было конспектировать пятичасовые пресс-конференции белорусского «батьки», вспоминала как страшный сон. А сейчас страшный сон снится белорусской власти.

Страшный сон, когда российские самолеты высаживают на российской авиабазе российских же «вежливых человечков». Или — можно даже и без авиабаз. Просто в одночасье бывший министр внутренних дел Беларуси, или бывший председатель КГБ, или даже бывший премьер-министр — в одночасье надевает на голову бескозырку матроса Железняка, приезжает в правительственную резиденцию «Дрозды» под Минском и объявляет:

— Караул устал…

Вот это и есть — облом.

За двадцать пять лет после распада СССР Республика Беларусь наконец перестала ощущать себя обломком империи и попыталась доказать самой себе, что она действительно хочет быть независимой. И то потому, что «золотая клетка», построенная на нефтяные и газовые рубли, поблекла и ослабла. Двадцать пять лет даже учебники истории и литературы писались с оглядкой на возможное мнение «старшей сестры» — той, которая богатая. Белорусский язык был доведен до почти полной маргинализации: достаточно сказать, что в стране нет ни одного высшего учебного заведения, в котором все курсы преподавались бы на языке титульной нации. Информационный и книжный рынок отданы на откуп российским поставщикам контента. И попытки той самой власти, которая столько лет строила именно такие, а не иные отношения с Россией доказать всему миру, что ей сейчас эта самая Россия и угрожает…

У вас есть слова?

У нас нет слов.

Новый год — как трепанация черепа — продемонстрирует, что там на самом деле внутри.

Пока же в ужасе в Минске арестовали троих ополоумевших «белорусофобствующих» блогеров, представляющих далеко не самое рейтинговое из российских информагентств. До этого арестовывали преимущественно «русофобствующих» белорусских журналистов. И то — за подрыв государственных устоев и за клевету на белорусскую власть. Фактически за констатацию того, как обстоят дела.

Новая политика в отношении России? Боюсь, что скорее облом старой. И хочется и колется. А как оно там будет — время покажет.

С Новым годом! С новыми обломами!



Фото: Россия. Москва. 22 ноября 2016. Президент России Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко (слева направо) на концерте по случаю празднования 70-летнего юбилея патриарха Московского и всея Руси Кирилла в зале церковных соборов храма Христа Спасителя. Сергей Савостьянов/ТАСС














  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.