Хозяева страны
20 ноября 2018 г.
Кремлю не нужно правосудие

ТАСС

Следователь в очередной раз пообещал отпустить Алексея Малобродского. Выяснилось, что для этого не требуется вовсе никакого решения суда, два последних заседания которого были превращены в жестокую пытку над подследственным. Следственный комитет вроде бы предлагал отправить под домашний арест, а судья как человек принципиальный тут же отказывала. Понятно, как это отзывалось в человеке, который почти год провел в тюрьме. В результате – сердечный приступ. За которым последовала еще одна история издевательств. Малобродского приковали к кровати в больнице. Ну, наверное, чтобы гарантировать, что он будет принимать все положенные лекарства. И вот теперь вдруг выяснилось, что все эти издевательства были совершенно излишни. Следователь мог отпустить Малобродского, лишь расписавшись на своем постановлении. «Процесс сбора доказательств по уголовному делу завершен и, находясь на свободе, обвиняемый никак не повлияет на результаты расследования», — заявляют в Следственном комитете. А неделю назад, получается, повлиять мог?

Совершенно очевидно, что под видом следственных действий происходила циничная и жестокая расправа над человеком, который не дал нужных правоохранителям показаний. Признаться, я совсем не уверен, что на этом издевательства закончились. Обвиняемый теперь будет ждать исхода апелляции на решение суда об отказе в изменении меры пресечения. Бог знает, какую гадость могут изобрести на сей раз молодцы в голубых мундирах.

ТАСС

Но даже, если Малобродского на самом деле решили выпустить на время из тюрьмы (впереди суд, и приговор точно не будет оправдательным), это решение уж точно не имеет отношения к отправлению правосудия. Можно только гадать, что послужило причиной. Может быть, судебный фарс в двух актах и наручники в больничной палате показались уж слишком вопиющими даже главной начальнице по соблюдению прав человека г-же Москальковой. Может быть, на решение следователя повлияли слухи о скором уходе г-на Бастрыкина с должности председателя СК. Может, все дело в том, что в провинцию отправлен некогда близкий к трону священник-консерватор.

Что бы ни было причиной, ясно: освобождение Малобродского (как и его арест) не является результатом правосудия. Это результат каких-то подковерных игр и секретных решений. И поэтому оно в любой момент может измениться на другое – прямо противоположное. За два десятка лет путинского правления в стране построена вполне эффективная карательная система, которая сделала так называемых правоохранителей – следователей, оперативников, судей и тюремщиков, – главными в стране. Власть даровала им право сажать в тюрьму, и их решение практически нельзя оспорить. По указанию свыше они сошьют дело любому. Хоть в измене родине, хоть во взятке в особо крупных размерах, хоть в присвоении госсредств – как начальство распорядиться, так и будет. Роль законодателей в такой системе сводится к тому, чтобы плодить все более репрессивные и все более безумные законы. Желательно с максимально расплывчатыми формулировками. Вроде тех, что содержатся с «антисанкционных» поправках в УК, которые предложены только что всем руководством Госдумы. После их принятия любая критика российского начальства может рассматриваться как пособничество проклятому Западу в введении санкций. С последующим сроком.

Понятно, что такая система в принципе отрицает любую модернизацию, любое развитие страны. Сколько триллионов Путин ни вбухает хоть в цифровизацию, хоть в строительство городских дорог – все будет напрасно. Ведь наивно думать, что, преследуя невиновных людей по приказу свыше, вся эта свора карательных органов забудет себя, любимых. А это будет означать: к любому успешному человеку всегда придет господин в голубом мундире, чтобы отнять. Зачем в таком случае успех? Зачем создавать проекты в Интернете? Зачем ставить спектакли? Лучше забраться в норку поглубже, чтоб никто не видел. Оттуда, из норки, открытий не сделаешь, новых производств не создашь. Но разве такое сидение в норке не является идеалом гражданской позиции с точки зрения Кремля?       


Фото: 1. Россия. Москва. Бывший генеральный продюсер компании "Седьмая студия", генеральный директор театра "Гоголь-центр" Алексей Малобродский, обвиняемый в хищении бюджетных средств, в Басманном суде перед началом рассмотрения ходатайства следствия о переводе из СИЗО под домашний арест. Александр Щербак/ТАСС
2. Россия. Москва. Машина Скорой помощи у здания Басманного суда, где рассматривается вопрос о смягчении меры пресечения экс-директору "Гоголь-центра" А.Малобродскому. Сергей Бобылев/ТАСС
















  • Максим Блант: Последние лет 20 борьба правительства с ростом цен на бензин заканчивалась только ещё большим повышением.

  • Ведомости: Вице-премьер Дмитрий Козак оценил вероятность введения пошлин как высокую. По его словам, это может случиться уже на следующей неделе.

  • Эль Мюрид: Ничего нового здесь придумать нельзя, а поэтому нужно готовиться к повышению цен - и финансово, и психологически. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Дмитрий Медведев грозит России санкциями
30 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник премьер-министр России Дмитрий Медведев выступил с гневным заявлением по поводу цен на бензин, неумолимый рост которых с начала года фиксирует Росстат. По данным этого ведомства, с января месяца розничные цены на бензин и дизтопливо выросли практически на десять процентов. Очередной скачок стоимости нефтепродуктов случился в последние несколько дней, что вызвало заметное беспокойство в правительстве и суровую отповедь его главы, больше похожую на ультиматум. Полный текст заявления главы правительства приводит газета «Коммерсантъ». 
Прямая речь
30 ОКТЯБРЯ 2018
Максим Блант: Последние лет 20 борьба правительства с ростом цен на бензин заканчивалась только ещё большим повышением.
В СМИ
30 ОКТЯБРЯ 2018
Ведомости: Вице-премьер Дмитрий Козак оценил вероятность введения пошлин как высокую. По его словам, это может случиться уже на следующей неделе.
В блогах
30 ОКТЯБРЯ 2018
Эль Мюрид: Ничего нового здесь придумать нельзя, а поэтому нужно готовиться к повышению цен - и финансово, и психологически. 
Божественная комедия в исполнении Путина
19 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Мы как жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут», - в такой лаконичной форме Путин описал участникам Валдайского форума, а заодно и всем россиянам свою версию конца света. Помимо этого Путин сообщил на этом форуме массу интересных вещей. Например, россияне узнали от своего президента, что в России, в отличие от других стран, «есть предрасположенность граждан жизнь свою отдать за Отечество». Вполне очевидно что между этими двумя новостями есть неразрывная связь: поскольку «мы» попадем в рай, а «они» просто сдохнут, то стимулов держаться за жизнь у «них» неизмеримо больше, чем у «нас».
Прямая речь
19 ОКТЯБРЯ 2018
Дмитрий Орешкин: Владимир Владимирович демонстрирует, что встал на советскую лыжню. Она ведёт под горку, и он едет, посвистывая, а в конце этого пути – бетонная стенка.
В СМИ
19 ОКТЯБРЯ 2018
Дождь: По мнению Навального, Золотов записал видеообращение для того, чтобы заставить его «молчать» о генерале и его деятельности. Он сказал, что продолжит задавать вопросы. 
В блогах
19 ОКТЯБРЯ 2018
Сергей Пархоменко: ...какие-то скоты с бездонными карманами раз в год продают начальнику одну и ту же бессмысленную пугалку. А он ее исправно у них опять покупает.
Депутаты и политические педофилы
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трудно сказать, в какую грязную яму скатилась бы нравственность россиян, если бы не неустанная забота депутатов Государственной думы. Вот только что санитарный депутат Онищенко потребовал ввести в школах уроки по онанизму. В смысле, обучать школьников, как именно не надо заниматься рукоблудием. Не успела отгреметь эта важнейшая инициатива, как депутатский мужской дуэт из «Единой России» в составе Александра Грибова и Дмитрия Вяткина продвинул новую, еще более важную. Тут кстати надо отметить, что крепкие мужские пары стали в российском публичном пространстве знаком времени: сначала Чепига-Мишкин, потом Мамаев-Кокорин, теперь вот Грибов-Вяткин.
Прямая речь
17 ОКТЯБРЯ 2018
Леонид Гозман: Сама логика тут понятная, это вполне в тренде. Они пытаются максимально ограничить конституционные свободы.