Хозяева страны
21 января 2020 г.
Время в котором стоим

ТАСС

Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную.

Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?»

Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели? А как же двадцать лет фактической несменяемости власти? Несколько войн? Сворачивание как институтов СМИ, системы политических партий, парламентской системы, федеративной системы, удушение гражданского сектора? Это не в счет? Это была так, разминка?

Покойный Арсений Рогинский, ученик Юрия Лотмана (вот как их обоих не хватает при обсуждении последнего киношедевра про декабристов!), заметил как-то: «Мы вступили в "долгое время"». Что ж, это «долгое время» продолжается – а после 1825 года оно вообще длилось тридцать с гаком лет! Фазиль Искандер, осмыслявший нашу долгую историю со своей писательской стороны, вложил в уста любимых чегемцев фразу «О время, в котором стоим!».

Очень средняя и провинциальная – не в географическом, в историческом плане – власть для обеспечения стабильности, т. е. несменяемости, намерена реформировать и без того не очень живые внутренние институты и еще более усилить самоизоляцию.

Последнее может коснуться, например, юрисдикции Европейского суда по правам человека. Только вот даже в случае выхода России из Совета Европы для нее остаются обязательными решения не только по уже принятым Судом делам, но и по тем, что поступят в ближайшие полгода. Выходить же из Совета Европы, как было сказано после триумфального, «на белом коне», возвращения в ПАСЕ прошлым летом, Россия и не думала!

Да, высказанные сегодня намерения выглядят весьма серьезно. «Серьёзно и весьма»! Только вот в чем дело: что-то из высказанного уже свершилось и мы давно в этом живем. А что-то еще не наступило, и неизвестно, наступит ли.

«Долгое время» требует упорства и размеренного дыхания – если не хотим в нём завязнуть.

Продолжаются суды по «агентским» делам – вот завтра, 16 января, в Мосгорсуде состоится первое апелляционное рассмотрение по штрафу «Мемориалу» за немаркировку «желтой звездой». И особенных сомнений в том, что Мосгорсуд «засилит» решение Тверского суда, у нас нет.

А сегодня, 15 января, в Кудымкаре суд снял с Пермского «Мемориала» и его председателя Роберта Латыпова обвинения в «захвате лесного фонда» на месте захоронения ссыльных литовцев и поляков в Галяшоре.

В это «долгое время» у нас много работы. И по части современной, и по чести прошлого.

Отвечая великому политическому философу современности Гомеру Симпсону, стОит, вослед за Арьей Старк, повторить: «Что мы скажем Богу Смерти? Не сегодня!»


Фото: 15.01.2020. Россия. Москва. Президент России Владимир Путин и премьер-министр РФ Дмитрий Медведев (слева направо) перед встречей с членами правительства РФ в Доме правительства РФ. Правительство России подало в отставку. Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС












  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».
Прямая речь
20 ДЕКАБРЯ 2019
Леонид Гозман: Мы, конечно, не знаем мотивацию стрелка, но, скорее всего, его действия были связаны со всенародным праздником, Днём чекиста.