Актуальный архив
30 июня 2022 г.
Изучение тоталитарного человека. Сопротивление материала
27 АПРЕЛЯ 2022, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО




«Социологический пароход»: Питирим Сорокин, Георгий Гурвич, Максим Ковалевский. Социологическое вольнодумство: Борис Грушин, Юрий Левада, Андрей Здравомыслов. Новый погром социологии: социологические иноагенты Левада-центр и ЦНСИ

Процесс познания имеет определенные границы, причем в каждой сфере они имеют свой специфический характер. Свое сопротивление познаваемого материала.

Например, в квантовой механике такую границу создает принцип неопределённости Гейзенберга, устанавливающий предел точности одновременного определения пары характеристик частицы, например, координаты и импульса. То есть чем точнее измеряется одна характеристика частицы, тем менее точно можно измерить вторую.

Социология сталкивается с таким «сопротивляющимся» материалом, когда пытается проводить исследования  тоталитарного общества и в частности изучать такое явление, как «тоталитарный человек».

Причем «сопротивление» оказывает как тоталитарная система государства, отторгающая социологию, чувствуя в ней опасность для своего существования, так и тоталитарный человек.

Социологический пароход

Первое время после октябрьского переворота судьба отечественной социологии складывалась относительно благоприятно. Сначала даже наблюдался теоретический рост этой науки, шел процесс институционализации социологического знания.

В октябре 1918 года был организован Социобиблиографический институт, имевший целью популяризацию социологических знаний. В следующем, 1919 году, Социобиблиографический институт, после привлечения в свой состав К.М. Тахтарева, Н.Л. Гредескула и П.А. Сорокина, трансформировался в Социологический институт, который уже перешел от  популяризации социологии к проведению самостоятельных исследований. Социология была введена в качестве обязательного предмета преподавания не только в вузах, но и в средних школах страны. В январе 1919 г. на общеобразовательном факультете Петроградского государственного университета была создана первая в стране кафедра социологии, руководителем которой с 1920 г. стал Питирим Сорокин. В этом же году возобновило свою деятельность Российское социологическое общество им. М.М. Ковалевского, председателем которого стал Н.И. Кареев. Никакого «социологического парохода» в первые годы после октябрьского переворота на горизонте не наблюдалось. Косвенным показателем лояльного отношения новой власти к социологии может служить статья Ленина «Статистика и социология», написанная в 1917 году.

Перелом наступил, когда коммунистическая утопия стала воплощаться в жизнь и жизнь стала оказывать этой утопии отчаянное сопротивление. А поскольку социология стремилась максимально достоверно отражать жизнь, служить ее зеркалом, одновременное существование в одной стране социологов и специалистов по коммунистической утопии стало невозможным. Коммунистическая утопия стала институциализироваться. В 1921 г. в Москве по инициативе В.И. Ленина был создан Институт красной профессуры для подготовки преподавателей-марксистов высшей квалификации. А социология как наука, не разделяющая положения догматиков марксизма-ленинизма, с 1921/1922 учебного года была исключена из учебных программ.

Пришло время социологического парохода, а точнее отдельной социологической палубы на большом философском пароходе. В 1922 г. за открытую критику экономической и социальной политики советской власти, да и просто за деятельность, не вписывающуюся в каноны марксистко-ленинского учения, из России было изгнано около 160 выдающихся деятелей науки и культуры. В их числе – Питирим Сорокин, выдающийся социолог, один из основоположников теорий социальной стратификации и социальной мобильности, будущий президент Американской социологической ассоциации, и Георгий Гурвич, ставший в дальнейшем знаковой фигурой франкоязычной социологии, возглавивший кафедру социологии Сорбонны, создавший Центр социсследований и руководивший ведущими социологическими журналами во Франции.

Могильной плитой российской социологии стал сталинский «Краткий курс истории ВКП(б)». Единственными науками, изучающими общество, были объявлены истмат и научный коммунизм, а социология была объявлена буржуазной лженаукой, не только не совместимой с марксизмом, но и враждебной ему. Судьба социологии была, пожалуй, еще более трагична, чем судьбы генетики и кибернетики. Любые попытки исследовать общество пресекались на корню, поскольку представляли собой реальную угрозу коммунистическому мифу.

Социологическое вольнодумство: Борис Грушин, Юрий Левада, Андрей Здравомыслов

Итак: никакого исследования тоталитарного общества и тоталитарного человека социологическими методами не бывает. Единственный шанс социологического изучения тоталитарного человека наступает, если удается вырвать его из тоталитарного общества, избавить его от страха. Этот шанс был использован организаторами Гарвардского проекта, опросившими несколько тысяч советских граждан, угнанных в германский плен и оказавшихся после Второй мировой войны в западной зоне оккупации.

Как только после смерти Сталина и ХХ съезда бетонный панцирь тоталитаризма дал трещину, в нее тут же стали пробиваться ростки возрождающейся социологии.

Фактическое возрождение социологии в СССР началось с конференции Международного института социологии по проблемам мирного сосуществования, которая проходила в Москве в 1956 году. Именно тогда собравшиеся ученые заставили руководство Академии наук СССР задуматься о том, что существует общественная наука, отличная от философии марксизма и научного коммунизма. Затем последовало приглашение советских ученых на III Всемирный социологический конгресс в Амстердам, и в августе 1956 г. состоялась сама поездка.

Одним из первых реальных исследований советского общества стал проект ленинградских социологов Здравомыслова и Ядова «Человек и его работа» (1967 год), ставший советской социологической классикой. В итоге исследователи получили вывод, который по сегодняшним меркам звучит до пошлости банально, а тогда стал революционным вызовом господствующей идеологии. Оказалось, что советские люди относятся к труду не как велит КПСС («труд есть дело чести, доблести и геройства»), а как к средству для поддержания штанов, пропитания и жизни в целом.

Коммунистическая идеология сопротивлялась подобным поползновениям. Вскоре последовал первый послесталинский социологический погром. Юрий Левада издал в виде двух книжек курс своих лекций, которые, по мнению его критиков, претендовали на теоретическое переосмысление марксизма. И очень скоро это вызвало скандал. За «идеологические ошибки в лекциях» Юрий Александрович  был лишён звания профессора. Институт конкретных социальных исследований (ИКСИ АН СССР), где Юрий Левада заведовал сектором теории и методологии и возглавлял партбюро, был подвергнут тотальной политической чистке.

«Дело Левады» обсуждалось на самых верхах советской номенклатурной иерархии. Всемогущий первый секретарь МГК КПСС В. В. Гришин докладывал в ЦК о лекциях Ю. А. Левады: «Лекции не базируются на основополагающей теории и методологии марксистско-ленинской социологии — историческом и диалектическом материализме. В них отсутствует классовый, партийный подход к раскрытию явлений советской действительности, не освещается роль классов и классовой борьбы как решающей силы развития общества, не нашли должного отражения существенные аспекты идеологической борьбы, отсутствует критика буржуазных социологических теорий».

Новый погром социологии: социологические иноагенты Левада-Центр и ЦНСИ

В советской и постсоветской социологии был краткий период, исторический миг, когда социологи получили возможность изучать общество без разрушительного сопротивления властей. Это период с 1988-го по 2003 год. Его нельзя назвать безоблачным. Посреди российской социологии, во главе социологического факультета МГУ был поставлен кошмар в виде декана Добренькова, адепта «православной социологии». Как грибы вырастали «социологические» центры, проводившие «формирующие» заказные опросы. И, тем не менее, многие социологи успели что-то рассмотреть в российском постсоветском обществе. В первую очередь это касается все того же Левады, который, с 1988 по 2003 год работая во ВЦИОМе (с 1992 года его руководителем), провел масштабное исследование под названием «Человек советский». В ходе этого исследования были выявлены многие черты советского и постсоветского человека: «приспособляемость», «терпение», «лукавство», «российское двоемыслие», «ограниченность в притязаниях». Но все это характеристики человека «посттоталитарного». То есть того, который не боится опросов. Не воспринимает социолога как «гражданина майора».

Как только в России наступил новый тоталитаризм, из страны исчезла социология. В 2003 году Леваду на посту руководителя ВЦИОМ сменил невежественный пиарщик Федоров. В 2016 году на Левада-Центр*, куда перешла команда Юрия Александровича, был навешен ярлык иностранного агента. Недавно тот же ярлык Минюст налепил Центру независимых социологических исследований (ЦНСИ) из Санкт-Петербурга…

Кстати, есть хороший критерий, позволяющий отличить тоталитарное общество от авторитарного. В тоталитарном невозможна социология…

__________________________________
*14 марта 2017 года Мосгорсуд признал законным включение Левады-Центра в реестр «иностранных агентов». 

 












  • Леонид Гозман: Как бы ни складывались обстоятельства, никто не захочет идти на реальные риски ради принципов справедливости и воздания. Хотя кто-то вполне может верить в обратное.

  • Новая газета: Суд ООН рассматривает споры либо с обоюдного согласия сторон, которые признали его юрисдикцию, либо на основании конкретного международного договора.

  • ratrussian: Да, «новый Нюрнберг», где бы он ни проходил, будет в 2 раза представительнее процессов 1945-1949 годов: 42 страны против 23 восемьдесят лет назад.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
СССР к 1984 году. Упущенное время
24 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
В конце 1950-х — начале 1960-х годов отчетливо обозначился спад темпов экономического развития СССР. Замедлился рост национального дохода, за 1961–1965 годы он вырос лишь на 5,7% — намного меньше, чем в предыдущую пятилетку. Этого было явно недостаточно для решения обостряющихся социально-экономических проблем. По официальной статистике за счет роста производительности труда было получено 62% прироста промышленной продукции, а 38% — за счет быстро возраставшей численности работников... Экономисты вели поиски новой хозяйственной модели с начала 1960-х годов, когда обнаружились первые признаки снижения темпов экономического роста. Необходимость перемен ощущало и советское руководство.
СССР к 1984 году. Социальная политика
23 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
В 1970–1980-е годы нараставшее отставание СССР от стран с рыночной экономикой переросло в системный кризис, обостривший социальные проблемы. В начале брежневского правления жизненный уровень хотя и медленно, но повышался. Сутью своеобразного молчаливого «соглашения» между брежневским режимом и населением стала ориентация общества на потребительские стандарты. «Нефтяные» деньги, заменив ресурсы, поступавшие из традиционного сектора, позволили несколько приблизить уровень жизни в СССР к уровню жизни в развитых капиталистических странах. 
СССР к 1984 году. Зарождение правозащитного движения
22 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Советская власть опиралась на эффективную систему государственной безопасности, исправно служившую политическому руководству страны. Все большевистские руководители, начиная с Ленина, считали политические репрессии правомерным и эффективным элементом политики. Наибольшего могущества органы госбезопасности достигли при Сталине. «Вождь народов» и его ближайшее окружение широко использовали аппарат госбезопасности в политических целях. Сталин сам инициировал массовые репрессии 1930-х годов, вникал во все их детали.
СССР к 1984 году. Преимущества социализма — лозунги и реальность
20 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Тезис о преимуществах социализма активно эксплуатировался советской пропагандой с первых лет советской власти. В работах и выступлениях Ленина социализм представал как строй, в отличие от капитализма, способный на стадии зрелости «обеспечить полное благосостояние и свободное всестороннее развитие всех членов общества». Официальной целью социалистического производства провозглашалось благо каждого человека. Однако на практике экономический рост с первой пятилетки обеспечивался за счет наступления на благосостояние основной массы населения, а ленинская трактовка целей экономического развития страны оставалась теоретическим идеалом...
СССР к 1984 году. Официальная идеология и реальное мировоззрение партийной номенклатуры
17 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Партийная номенклатура стала тем «троянским конем», который разрушил изнутри советскую систему. К началу 1980-х годов ее интересы, бывшие реальным двигателем эволюции системы, источником ее планов и программ развития, окончательно разошлись с официально провозглашаемым курсом социально-экономического развития и официальными коммунистическими ценностями. Номенклатурный принцип подбора кадров основывался не на профессионализме, а в первую очередь на политической лояльности. На должности назначались «свои люди», включая родственников и знакомых.
СССР к 1984 году. КПСС как партия-государство
16 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Сложившаяся к началу 1980-х годов система власти в СССР существенно отличалась от системы власти дореволюционной России и от западных парламентских систем. Созданные в 1905–1917 годах революционным творчеством народа Советы мыслились лидерами большевиков как альтернатива «буржуазной» системе разделения властей — «продажной и прогнившей» парламентской системе, демократические процедуры которой, по их мнению, противоречили установке на партийное руководство массами и идее государства как орудия насильственного утверждения нового общественного строя.
СССР к 1984 году. Советская тоталитарная система
15 ИЮНЯ 2022 // ВЛАДИМИР ШЕСТАКОВ
Советский правозащитник Андрей Амальрик летом 1969 года случайно выбрал для названия своего критического эссе о советской системе 1984 год. В реальной истории этот год действительно оказался рубежным, кануном перестройки, последовавшими за ней обвальным крахом социалистических институтов и распадом СССР. В отличие от 1913 года, ставшего символом наивысшего развития романовской империи, 1984 год — символ застоя и деградации империи советской, квинтэссенция несостоятельности идей и принципов, положенных в ее основу.
Мечта о возмездии и справедливости. Пока что не очень достижимая
27 МАЯ 2022 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Кризис международного права налицо. Общих правил поведения, с которыми согласны все государства, уже не существует. Военная сила остается единственным аргументом в конфликтах между странами. Пострадавшие и им сочувствующие постоянно говорят и пишут о том, что их обидчиков «ждет Гаага», имея, очевидно, в виду Международный уголовный суд, штаб-квартира которого находится в Нидерландах. Однако обоснованы ли надежды на некую высшую справедливость, которая должна быть обеспечена международным «богом из машины»?
Прямая речь
27 МАЯ 2022
Леонид Гозман: Как бы ни складывались обстоятельства, никто не захочет идти на реальные риски ради принципов справедливости и воздания. Хотя кто-то вполне может верить в обратное.
В СМИ
27 МАЯ 2022
Новая газета: Суд ООН рассматривает споры либо с обоюдного согласия сторон, которые признали его юрисдикцию, либо на основании конкретного международного договора.