Хозяева страны
23 января 2018 г.
Возрождение графы «Против всех» власть не пугает
14 ЯНВАРЯ 2014, ДМИТРИЙ ОРЕШКИН

ИТАР-ТАСС


Вопрос о графе «Против всех» нельзя рассматривать абстрактно, и возрождение этой графы не должно вызывать приступ демократической эйфории. Нужно смотреть конкретику. Когда графу убирали и переводили систему выборов в основном или даже целиком на выборы по партийным спискам, была актуальна идея убрать одномандатные округа, потому что через них проходили представители региональных элит, а на повестке дня стояла проблемы консолидации. На выборы по партийным спискам перешли, исходя из того, что количество партий резко сокращается, все они контролируются из центра, то бишь из Кремля, и «Против всех» в этой ситуации — плохая идея, потому что она действует как ещё одна партия, причём с быстро растущей популярностью. Если на протяжении 90-х так голосовало 2-3%, в конце 90-х уже 4-5%, то в начале нулевых «Против всех» голосовало уже около 7% избирателей. Поняли, что в 2007-м, на думских выборах, «Против всех» проголосует около 10%. А это нарушает управляемость ситуации из центра, потому что как бы появляется некоторая дополнительная «партия», которая забирает себе некое количество голосов и ставит в очень невыгодное положение ручные кремлёвские партии вроде ЛДПР. Рейтинг ЛДПР как раз колеблется вокруг 10%.

Получается, что если графа «Против всех» набирает больше ЛДПР, или «Яблока», или «Справедливой России», то этот кандидат должен выпадать, потому что против него проголосовало больше, чем за него. В законе это было прописано: То есть графа разрушала систему «суверенной демократии» или «управляемой демократии». Выживали только «Единая Россия» и, возможно, коммунисты, которым больше 15% всегда было гарантировано, а остальные находились в подвешенном состоянии. Это партии власти не нравилось, потому что получалось, что в парламент проходит две-три партии, а это плохая представительность. Так всегда можно сказать: смотрите, у нас 4-5 партий. Есть партия власти, есть левая оппозиция — коммунисты, есть националистическая оппозиция — Жириновский, есть другая партия власти, «Справедливая Россия», более левая. То есть весь спектр настроений в обществе по существу представлен ручными партиями. И не нужна нам никакая графа «Против всех», которая, набирая популярность, будет подрывать механизм условной репрезентативности.

С тех пор прошло почти 10 лет. «Единая Россия» вместе с Путиным заметно теряет поддержку населения. Соответственно ход номер один — уход от партийных списков к одномандатным округам, которые сейчас возвращают. При этом опять же говорят, что выполняют требования оппозиции, а на самом деле решают прямо противоположную задачу. Потому что в одномандатных округах выросли люди, которые представляют интересы партии власти в широком смысле, не «Единой России», а вообще правящей бюрократии, и им легче избираться не от «Единой России», которая всем надоела, а как независимым кандидатам. Так что по мажоритарной системе выигрывает представитель партии власти, который снял маечку «Единая Россия» и надел маечку «Независимый депутат» или «Народный фронт», и подмоченная репутация «ЕР» ему уже не угрожает. Поэтому центр тяжести и переносят в одномандатные округа.

В то же время пытаются вернуть графу «Против всех», потому что такие выборы — совершенно другая история. На федеральных выборах эта графа разрушает систему манипулирования несколькими партиями, а в случае с выборами президента ставит под угрозу всю систему управления, из-за чего даже в нынешней версии нового закона президентские выборы с самого начала вынесены за скобки. Я сильно подозреваю, что в процессе обсуждения за скобки будут вынесены и думские выборы, потому что партийные списки там так или иначе остаются. Но уже сейчас понятно, что это будет работать на муниципальных выборах и на выборах в регионах. В чём принципиальная разница? Возьмём, к примеру, московские выборы, где будет, скорее всего, 45 одномандатных округов вообще без партийных списков. Предположим, что в 4-5 округах партия власти не проводит своего кандидата. Там есть какой-то сильный претендент, который выигрывает. Это — самый плохой для партии власти вариант. Но и тогда, даже если в пяти округах они теряют, в остальных 40 — выигрывают, потому что у партии власти есть очевидное преимущество, возможность подобрать сильных игроков: известных администраторов, бизнесменов, спортсменов, за которых люди в округе проголосуют.

Одномандатные округа — это личности. Возьмём, например, ситуацию борьбы в округе сильного кандидата из условной «группы Навального» и представителя партии власти. Графа «Против всех», если она даёт значимое число голосов, наносит примерно одинаковый ущерб первым величинам в списке. Предположим, идут выборы мэра в Москве, вроде тех, которые были в сентябре, и предположим, там есть эта графа, которая набрала 10%. По закону получается, что это ещё один дополнительный кандидат, 10% которого изымаются у всех участников выборов пропорционально набранному ими количеству голосов. В данном случае господин Собянин набрал 51% — соответственно кандидат «Против всех» из его копилки забирает себе половину, то есть 5%. Навальный набрал 28% , то есть, условно, треть. Значит 3% из 10 будут изъяты из его копилки. В результате получается, что у Собянина не 51%, а 46%, и он не побеждает в первом туре. А Навальный получает не 28, а 25. Хуже всего им, двум победителям. А если речь идёт об одномандатном округе — то побеждает в результате третий, какая-то серая лошадка, которую никто не знает, против которой нет компромата. И власть это вполне устраивает, именно потому что он будет по популярности третий-четвёртый. Предположим, первое место по популярности занимает представитель партии власти, затем — оппозиционер, у них у обоих отбирает голоса занявший третье место кандидат «Против всех», а побеждает занявший четвёртое место господин без имени и отчества. Он проходит как одномандатный кандидат в Московскую городскую думу, и с ним легко можно будет договариваться.

Поскольку сильные кандидаты от оппозиции вообще могут быть только в 4-5 округах, там можно будет пожертвовать кандидатом от партии власти, при условии, что в большинстве остальных округов победят правильные люди. Это чисто прагматический подсчёт — не везде удаётся выиграть, ну и Бог с ним, главное, чтобы суммарно была победа. А в каждом конкретном месте главное, чтобы не победил оппозиционер. В целом всё равно победят ставленники власти, просто благодаря тому, что оппозиция не сможет составить им конкуренцию.

Другая сторона дела заключается в том, что при голосовании в одномандатных округах ситуация отличается тем, что «Против всех» там голосуют избиратели, реагируя на активную чернушную кампанию, на «чёрный пиар». Например, максимальную величину голосование «Против всех» показало в Екатеринбурге, когда были одномандатные дополнительные выборы взамен ушедшего из Государственной думы депутата. На этих выборах схлестнулись представители трёх криминальных структур: Центральные, «Синие» и Уралмашевские. И они вылили друг на друг так много помоев, что 40,2% избирателей проголосовали «Против всех». Это максимум, который был когда-либо достигнут. По партийным списком таких цифр не было и быть не могло, потому что люди голосуют более рационально: не нравится партия власти, проголосую за коммунистов, не нравятся коммунисты — за «Справедливую Россию», не нравятся ни те ни эти — проголосую за Жириновского. Вряд ли больше 10% проголосует «Против всех» при выборах по спискам. А по одномандатным округам может и 40%, как показывает опыт.

Но нынешняя ситуация отличается тем, что ресурсы чёрного пиара полностью сосредоточены в руках власти: она контролирует медийный ресурс, денежный, информационный, ФСБ всегда найдёт нужный компромат,. Это всё в руках власти. Поэтому в тех округах, где будет сильный оппозиционер, его можно будет «залить» этой дрянью. И не важно, что он вдвоём с кандидатом от партии власти утонет в болоте компромата, пусть люди придут и скажут: да что же это за люди, что же это за выборы, мы голосуем против всех.

Вот почему, чисто статистически, при выборах по мажоритарной системе графа «Против всех» властям не страшна. Она может быть страшна каким-то конкретным людям из партии власти — не сложилась у них судьба. А самой вертикали она не опасна. Это такая прагматическая логика, исходящая из того, что при выборах по одномандатным округам голосование против всех выгодно правящей бюрократии, неформальной партии власти, и невыгодно оппозиции. Плюс к всему это еще и пиар-выигрыш: мол, вы хотели выборы по одномандатным округам и графу «Против всех»? Получите.

Между тем, мы хотели графу «Против всех» на выборах президента и на выборах в Государственную думу. На президентских выборах её точно не будет, против Путина проголосовать будет нельзя, и не факт, что она будет на выборах в Госдуму, а вот на остальных — будет точно, потому что это властям удобно.


Фото Виталия Иванова (ИТАР-ТАСС)













  • Сергей Цыпляев: Во власти есть люди, которые считают, что раз мы уже это делаем, то давайте это легализуем

  • «Ведомости»: Затянувшиеся конфликты в Сирии и Донбассе снова реанимируют тему правового урегулирования деятельности частных военных компаний (ЧВК) – серой подкладки...

  • Sotnik Alexander: Именно эти частные армии и будут воевать между собой в период распада постсоветской империи. Причем, вполне законно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Дикие гуси» на аутсорсинге
18 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Есть законопроекты, которые, подобно почтовым голубям и отвергнутым воздыхателям, всегда возвращаются. Вот и сейчас первый зампред думского Комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов сообщил, что в течение месяца в Госдуму будет внесен законопроект, легализующий частные военные компании. По его словам, законопроект разрешает привлекать членов военных компаний к участию в контртеррористических операциях за рубежом, защите суверенитета союзнических государств от внешней агрессии, а также к защите различных объектов. Начиная с 2014 года, такие проекты по меньшей мере дважды пытались протащить через российский парламент...
Прямая речь
18 ЯНВАРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Во власти есть люди, которые считают, что раз мы уже это делаем, то давайте это легализуем
В СМИ
18 ЯНВАРЯ 2018
«Ведомости»: Затянувшиеся конфликты в Сирии и Донбассе снова реанимируют тему правового урегулирования деятельности частных военных компаний (ЧВК) – серой подкладки...
В блогах
18 ЯНВАРЯ 2018
Sotnik Alexander: Именно эти частные армии и будут воевать между собой в период распада постсоветской империи. Причем, вполне законно.
Наследники «чрезвычайки»
21 ДЕКАБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Россия, не вздрогнув, отпраздновала 100-летний юбилей организации, авансом наделявшей своих членов чистыми руками, горячим сердцем, холодной головой, а также правом убивать «врагов», исходя из внутренней убежденности. Главный начальник страны отметил радостный день создания ВЧК вместе с бывшими сослуживцами, отметив на торжественном заседании их заслуги в обеспечении безопасности государства: «Как бы ни менялись эпохи, абсолютное большинство людей, выбирающих эту трудную профессию, всегда были настоящими государственниками и патриотами, которые достойно и честно выполняли свой долг...»
Прямая речь
21 ДЕКАБРЯ 2017
Андрей Солдатов: Интервью Бортникова свидетельствует о конце проекта «новое дворянство» как гибрида между КГБ и спецслужбами то ли царской России, то ли непонятно чего.
В СМИ
21 ДЕКАБРЯ 2017
The New Times: 20 декабря 1917 года была создана машина подавления инакомыслия и беспощадного террора против населения страны.
В блогах
21 ДЕКАБРЯ 2017
Alexander Ratnikov: Бортников в РГ - это, конечно, хрестоматийное "они ничему не научились и ничего не забыли".
Из дворян — в холопы
18 ДЕКАБРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Знаете, что самое любопытное в реакции экспертного сообщества на приговор Алексею Улюкаеву? Среди комментариев практически отсутствуют такие, в которых говорилось бы, что министр наказан за то, за что был осужден — то есть за вымогательство взятки в особо крупных размерах. Система доказательств, представленная следствием, может всерьез напугать, но совершенно не может убедить. Ну, в самом деле, благодаря сериалам о полиции Нью-Йорка и их российским клонам сограждане слышали что-то о презумпции невиновности. Они знают (теоретически), что в тюрьму нельзя просто отправить по доносу. Они видели по телевизору, что обвинение надо доказывать. Не зря же киношные злодеи так стараются всякий раз убрать ключевого свидетеля.
Прямая речь
18 ДЕКАБРЯ 2017
Андрей Колесников: Особую роль в этой истории играет Сечин, чей масштаб лишний раз подтверждается приговором.