Хозяева страны
29 августа 2016 г.
Возрождение графы «Против всех» власть не пугает
14 ЯНВАРЯ 2014, ДМИТРИЙ ОРЕШКИН

ИТАР-ТАСС


Вопрос о графе «Против всех» нельзя рассматривать абстрактно, и возрождение этой графы не должно вызывать приступ демократической эйфории. Нужно смотреть конкретику. Когда графу убирали и переводили систему выборов в основном или даже целиком на выборы по партийным спискам, была актуальна идея убрать одномандатные округа, потому что через них проходили представители региональных элит, а на повестке дня стояла проблемы консолидации. На выборы по партийным спискам перешли, исходя из того, что количество партий резко сокращается, все они контролируются из центра, то бишь из Кремля, и «Против всех» в этой ситуации — плохая идея, потому что она действует как ещё одна партия, причём с быстро растущей популярностью. Если на протяжении 90-х так голосовало 2-3%, в конце 90-х уже 4-5%, то в начале нулевых «Против всех» голосовало уже около 7% избирателей. Поняли, что в 2007-м, на думских выборах, «Против всех» проголосует около 10%. А это нарушает управляемость ситуации из центра, потому что как бы появляется некоторая дополнительная «партия», которая забирает себе некое количество голосов и ставит в очень невыгодное положение ручные кремлёвские партии вроде ЛДПР. Рейтинг ЛДПР как раз колеблется вокруг 10%.

Получается, что если графа «Против всех» набирает больше ЛДПР, или «Яблока», или «Справедливой России», то этот кандидат должен выпадать, потому что против него проголосовало больше, чем за него. В законе это было прописано: То есть графа разрушала систему «суверенной демократии» или «управляемой демократии». Выживали только «Единая Россия» и, возможно, коммунисты, которым больше 15% всегда было гарантировано, а остальные находились в подвешенном состоянии. Это партии власти не нравилось, потому что получалось, что в парламент проходит две-три партии, а это плохая представительность. Так всегда можно сказать: смотрите, у нас 4-5 партий. Есть партия власти, есть левая оппозиция — коммунисты, есть националистическая оппозиция — Жириновский, есть другая партия власти, «Справедливая Россия», более левая. То есть весь спектр настроений в обществе по существу представлен ручными партиями. И не нужна нам никакая графа «Против всех», которая, набирая популярность, будет подрывать механизм условной репрезентативности.

С тех пор прошло почти 10 лет. «Единая Россия» вместе с Путиным заметно теряет поддержку населения. Соответственно ход номер один — уход от партийных списков к одномандатным округам, которые сейчас возвращают. При этом опять же говорят, что выполняют требования оппозиции, а на самом деле решают прямо противоположную задачу. Потому что в одномандатных округах выросли люди, которые представляют интересы партии власти в широком смысле, не «Единой России», а вообще правящей бюрократии, и им легче избираться не от «Единой России», которая всем надоела, а как независимым кандидатам. Так что по мажоритарной системе выигрывает представитель партии власти, который снял маечку «Единая Россия» и надел маечку «Независимый депутат» или «Народный фронт», и подмоченная репутация «ЕР» ему уже не угрожает. Поэтому центр тяжести и переносят в одномандатные округа.

В то же время пытаются вернуть графу «Против всех», потому что такие выборы — совершенно другая история. На федеральных выборах эта графа разрушает систему манипулирования несколькими партиями, а в случае с выборами президента ставит под угрозу всю систему управления, из-за чего даже в нынешней версии нового закона президентские выборы с самого начала вынесены за скобки. Я сильно подозреваю, что в процессе обсуждения за скобки будут вынесены и думские выборы, потому что партийные списки там так или иначе остаются. Но уже сейчас понятно, что это будет работать на муниципальных выборах и на выборах в регионах. В чём принципиальная разница? Возьмём, к примеру, московские выборы, где будет, скорее всего, 45 одномандатных округов вообще без партийных списков. Предположим, что в 4-5 округах партия власти не проводит своего кандидата. Там есть какой-то сильный претендент, который выигрывает. Это — самый плохой для партии власти вариант. Но и тогда, даже если в пяти округах они теряют, в остальных 40 — выигрывают, потому что у партии власти есть очевидное преимущество, возможность подобрать сильных игроков: известных администраторов, бизнесменов, спортсменов, за которых люди в округе проголосуют.

Одномандатные округа — это личности. Возьмём, например, ситуацию борьбы в округе сильного кандидата из условной «группы Навального» и представителя партии власти. Графа «Против всех», если она даёт значимое число голосов, наносит примерно одинаковый ущерб первым величинам в списке. Предположим, идут выборы мэра в Москве, вроде тех, которые были в сентябре, и предположим, там есть эта графа, которая набрала 10%. По закону получается, что это ещё один дополнительный кандидат, 10% которого изымаются у всех участников выборов пропорционально набранному ими количеству голосов. В данном случае господин Собянин набрал 51% — соответственно кандидат «Против всех» из его копилки забирает себе половину, то есть 5%. Навальный набрал 28% , то есть, условно, треть. Значит 3% из 10 будут изъяты из его копилки. В результате получается, что у Собянина не 51%, а 46%, и он не побеждает в первом туре. А Навальный получает не 28, а 25. Хуже всего им, двум победителям. А если речь идёт об одномандатном округе — то побеждает в результате третий, какая-то серая лошадка, которую никто не знает, против которой нет компромата. И власть это вполне устраивает, именно потому что он будет по популярности третий-четвёртый. Предположим, первое место по популярности занимает представитель партии власти, затем — оппозиционер, у них у обоих отбирает голоса занявший третье место кандидат «Против всех», а побеждает занявший четвёртое место господин без имени и отчества. Он проходит как одномандатный кандидат в Московскую городскую думу, и с ним легко можно будет договариваться.

Поскольку сильные кандидаты от оппозиции вообще могут быть только в 4-5 округах, там можно будет пожертвовать кандидатом от партии власти, при условии, что в большинстве остальных округов победят правильные люди. Это чисто прагматический подсчёт — не везде удаётся выиграть, ну и Бог с ним, главное, чтобы суммарно была победа. А в каждом конкретном месте главное, чтобы не победил оппозиционер. В целом всё равно победят ставленники власти, просто благодаря тому, что оппозиция не сможет составить им конкуренцию.

Другая сторона дела заключается в том, что при голосовании в одномандатных округах ситуация отличается тем, что «Против всех» там голосуют избиратели, реагируя на активную чернушную кампанию, на «чёрный пиар». Например, максимальную величину голосование «Против всех» показало в Екатеринбурге, когда были одномандатные дополнительные выборы взамен ушедшего из Государственной думы депутата. На этих выборах схлестнулись представители трёх криминальных структур: Центральные, «Синие» и Уралмашевские. И они вылили друг на друг так много помоев, что 40,2% избирателей проголосовали «Против всех». Это максимум, который был когда-либо достигнут. По партийным списком таких цифр не было и быть не могло, потому что люди голосуют более рационально: не нравится партия власти, проголосую за коммунистов, не нравятся коммунисты — за «Справедливую Россию», не нравятся ни те ни эти — проголосую за Жириновского. Вряд ли больше 10% проголосует «Против всех» при выборах по спискам. А по одномандатным округам может и 40%, как показывает опыт.

Но нынешняя ситуация отличается тем, что ресурсы чёрного пиара полностью сосредоточены в руках власти: она контролирует медийный ресурс, денежный, информационный, ФСБ всегда найдёт нужный компромат,. Это всё в руках власти. Поэтому в тех округах, где будет сильный оппозиционер, его можно будет «залить» этой дрянью. И не важно, что он вдвоём с кандидатом от партии власти утонет в болоте компромата, пусть люди придут и скажут: да что же это за люди, что же это за выборы, мы голосуем против всех.

Вот почему, чисто статистически, при выборах по мажоритарной системе графа «Против всех» властям не страшна. Она может быть страшна каким-то конкретным людям из партии власти — не сложилась у них судьба. А самой вертикали она не опасна. Это такая прагматическая логика, исходящая из того, что при выборах по одномандатным округам голосование против всех выгодно правящей бюрократии, неформальной партии власти, и невыгодно оппозиции. Плюс к всему это еще и пиар-выигрыш: мол, вы хотели выборы по одномандатным округам и графу «Против всех»? Получите.

Между тем, мы хотели графу «Против всех» на выборах президента и на выборах в Государственную думу. На президентских выборах её точно не будет, против Путина проголосовать будет нельзя, и не факт, что она будет на выборах в Госдуму, а вот на остальных — будет точно, потому что это властям удобно.


Фото Виталия Иванова (ИТАР-ТАСС)













  • Александр Верховский: Если человека со столь выраженной идейной позицией назначили на такую должность, то это было сделано зачем-то.

  • «Ведомости»: Собеседник, близкий к нынешнему руководству Минобрнауки, заявил «Ведомостям», что это «плевок в сторону модернизационных идей». 

  • Сила Правды: Против нового министра образования Ольги Васильевой в сети выступают в основном либерасты, бесноватые укры, фанаты Пусси Раит и гельмановцы.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Специалистка по скрепам
22 АВГУСТА 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Некрасиво подозревать, когда вполне уверен. Не зря мой друг и коллега Виктор Шендерович так любит эту цитату Станислава Ежи Леца. В последнее время действия российской власти решительно исключают возможность вариативности, различных трактовок. Она проводит прямой и последовательный курс. Курс подобный дубине… Назначение чиновницы президентской Администрации, спеца по патриотическому воспитанию Ольги Васильевой министром образования говорит о многом. Начальникам надоело играть во всякие западные штучки с Болонской системой, единым экзаменом, наукой, независимой от власти. 
В блогах
22 АВГУСТА 2016
Сила Правды: Против нового министра образования Ольги Васильевой в сети выступают в основном либерасты, бесноватые укры, фанаты Пусси Раит и гельмановцы.
Прямая речь
22 АВГУСТА 2016
Александр Верховский: Если человека со столь выраженной идейной позицией назначили на такую должность, то это было сделано зачем-то.
В СМИ
22 АВГУСТА 2016
«Ведомости»: Собеседник, близкий к нынешнему руководству Минобрнауки, заявил «Ведомостям», что это «плевок в сторону модернизационных идей». 
Итоги недели. Охота на Медведева. Предвыборная
5 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Петиция с требованием отставки Дмитрия Медведева, опубликованная на Change.org, получила ожидаемую поддержку. На момент написания этого текста ее подписали свыше 140 тысяч человек. Автор петиции, москвич Александр Ли, выдвинул в адрес Медведева три вполне конкретные претензии. Первая связана с выступлением российского премьера 2 августа 2016 на молодежном форуме «Территория смыслов на Клязьме». Тут я вынужден отвлечься и выразить восхищение человеку, придумавшему это название. Уверен, что Жванецкий с Шендеровичем кусают локти в бессильной зависти, а души Зощенко, Ильфа и Петрова льют невидимые слезы...
Прямая речь
5 АВГУСТА 2016
Георгий Сатаров: До выборов и даже какое-то время после них уход Медведева не очень вероятен. Всё-таки в системе решений Путина смена премьера – это довольно серьёзный ресурс.
В СМИ
5 АВГУСТА 2016
РБК: В Кремле пока не ознакомились с петицией за отставку главы правительства Дмитрия Медведева, появившейся на сайте Change.org. 
В блогах
5 АВГУСТА 2016
Sergey Elkin: Вот эти все люди подписывающие петицию за отставку Медведева, вам нужен еще один генерал ФСБ на место премьера?
Как Сечин и Шувалов обиделись на СМИ
3 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Игорь Иванович Сечин – человек обидчивый и памятливый. А еще он не любит журналистов. Потому что они всюду суют свой нос. Вот, например, в 2014 году журнал Forbes сунул свой нос в карман Игоря Ивановича и обнаружил там 50 миллионов долларов, которые тот заработал за 2013 год. И на этом основании обозвал Игоря Ивановича самым высокооплачиваемым менеджером России. А «Комсомолка» все это перепечатала. Игорь Иванович, естественно, обиделся и подал в суд. А кто бы на его месте не обиделся? Вот вы бы, например, стерпели, если бы вас вот так, на ровном месте обозвали… этим… ну… высокооплачиваемым? 
Прямая речь
3 АВГУСТА 2016
Николай Сванидзе: Для журналистов, замешанных в этих расследованиях, такие публикации не чреваты никакими серьёзными и неприятными последствиями, если они уже не находятся под ударом.