Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Николай Сванидзе: В курсе на конфронтацию заинтересованы силовики, получающие на это финансирование. Борьба с Западом оборачивается для них живыми деньгами. 

  • «Ведомости»: Набор атрибутов, позволяющих чувствительной к пропаганде части населения ощущать себя обитателями осажденной крепости, дополнится важной составляющей.

  • Денис Марков: То есть финансирование противоправной деятельности из-за рубежа осуществляется, это финансирование государством контролируется (но не пресекается)...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Грядет «матвеенковщина»?
8 ИЮНЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Ну теперь дела в России точно пойдут на лад. Уже на следующей неделе в Совете Федерации будет создана Комиссия по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России. Решение это принято по итогам слушаний, на которых, помимо парламентариев, выступили и те, кому по должности надлежит спасать нашу страну. В общем-то ничего принципиально нового охранители не сообщили. Коварный зарубеж спит и видит подчинить себе великую нашу державу и ее природные богатства (то есть выступает прямым конкурентом Сечину, Абрамовичу и Усманову, которые сегодня безраздельно владеют природными богатствами страны).
Прямая речь
8 ИЮНЯ 2017
Николай Сванидзе: В курсе на конфронтацию заинтересованы силовики, получающие на это финансирование. Борьба с Западом оборачивается для них живыми деньгами. 
В СМИ
8 ИЮНЯ 2017
«Ведомости»: Набор атрибутов, позволяющих чувствительной к пропаганде части населения ощущать себя обитателями осажденной крепости, дополнится важной составляющей.
В блогах
8 ИЮНЯ 2017
Денис Марков: То есть финансирование противоправной деятельности из-за рубежа осуществляется, это финансирование государством контролируется (но не пресекается)...
Как исчезла магия
5 ИЮНЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Из детских сказок мы отлично знаем, как это происходит. Часы бьют двенадцать раз, и колдовство, безотказно действовавшее еще минуту назад, вдруг теряет силу. Петербургский «Экспофорум» превращается в тыкву, Песков — в крысу, а несколько сотен представителей так называемой политико-экономической элиты — в стайку испуганных мышей, до которых… мягко говоря, эволюционировал правящий режим. Путинская магия, путинское отрицательное обаяние больше не работают. Именно в этом, а вовсе не в конкуренции разных программ развития страны заключается, как мне кажется, главный итог Петербургского международного экономического форума.
Прямая речь
5 ИЮНЯ 2017
Алексей Макаркин: Выступления Путина на ПМЭФ и его интервью — это два разных послания, адресованные двум очень разным аудиториям.
В СМИ
5 ИЮНЯ 2017
"Ноаая газета": Трудно обсуждать мировое экономическое и технологическое сотрудничество, одновременно открывая все новые фронты.
В блогах
5 ИЮНЯ 2017
Vasily Gatov: Меган Келли довела Путина до белого каления, молодец.
Очень требовательный диалог
30 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Путинская харизма, которая подействовала на многих мировых лидеров (в списке жертв специфического «обаяния» российского начальника и американский президент Джордж Буш, и его французский коллега Николя Саркози), не сработала с Эммануэлем Макроном. О чем французский президент предельно ясно сообщил в ходе совместной пресс-конференции, состоявшейся по итогам встречи Путина и Макрона: «Я никогда не считал, что политическая жизнь и дипломатия состоят в том, чтобы объяснять ее элементами термодинамики или личной химии. Цель политики и дипломатии заключается в том, чтобы найти конкретные решения для наших реальных проблем».
Прямая речь
30 МАЯ 2017
Константин фон Эггерт: Макрон оставил возможность диалога с Москвой по поводу Сирии и заявил о создании франко-российского форума гражданского общества, по образцу германо-российского диалога.