Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Алексей Макаркин: Если ты едешь на конференцию по безопасности, то там можно и атаковать противника. А если ты кого-то к себе приглашаешь, то надо говорить примирительно.

  • «Эхо Москвы»: Споры и перепалка российской стороны с иностранными гостями были неубедительными и свидетельствовали о глубоком непонимании устройства мировой политики в XXI веке. 

  • Lilia Shevtsova: МЫ ОПЯТЬ ХОТИМ ДРУЖИТЬ! Понятно с кем. С Западом, конечно. Это основной мессидж «Русского Давоса» в Питере.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Новая экскурсия в затерянный мир
20 ИЮНЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Мой друг и коллега Александр Рыклин задается вопросом, кому, черт побери, была нужна эта тусовка в Санкт-Петербурге? Экономическим либералам его величества, чтобы хоть кто-то услышал их страшно смелые требования реформ (особенно был хорош Анатолий Чубайс, заявивший о необходимости вырастить посконный и домотканый либерализм на отечественной почве)? Российским начальникам и начальничкам, чтобы напомнить о себе самому большому начальнику? Олигархам, чтобы посоревноваться в готовности выбросить миллионы на увеселения гостей форума.
В СМИ
20 ИЮНЯ 2016
«Эхо Москвы»: Споры и перепалка российской стороны с иностранными гостями были неубедительными и свидетельствовали о глубоком непонимании устройства мировой политики в XXI веке. 
В блогах
20 ИЮНЯ 2016
Lilia Shevtsova: МЫ ОПЯТЬ ХОТИМ ДРУЖИТЬ! Понятно с кем. С Западом, конечно. Это основной мессидж «Русского Давоса» в Питере.
Прямая речь
20 ИЮНЯ 2016
Алексей Макаркин: Если ты едешь на конференцию по безопасности, то там можно и атаковать противника. А если ты кого-то к себе приглашаешь, то надо говорить примирительно.
Одним натовским батальоном…
2 ИЮНЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российские политики, равно как и официальные лица, подвергли поношению и осмеянию польского министра обороны Антония Мацеревича. Тот заявил изданию Defense News, что российскую военную агрессию можно сдержать одним батальоном солдат НАТО. «Это всего лишь передовые силы, и они должны вместе с армиями стран-хозяев сдержать агрессию на время, достаточное для организации альянсом обороны. С военной точки зрения почти гарантированно можно сказать, что в случае внешней агрессии НАТО потеряет территорию и ее придется отвоевывать», — заявил Мацеревич.
В СМИ
2 ИЮНЯ 2016
Коммерсант: Фактически стороны показывают всю свою силу и конфронтационность намерений, что не отличает их политику от времен холодной войны. 
Прямая речь
2 ИЮНЯ 2016
Сергей Цыпляев: «Холодная война» уже развернулась «в полный рост». Все структуры восстановились практически сразу. 
В блогах
2 ИЮНЯ 2016
okolostand_up: Все заявления на подобные вопросы со стороны блока НАТО или же самой Польши являются не более чем провокацией. 
К гонке вооружений готовы?
30 МАЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Надо сказать, Владимир Путин по полной использовал редкую теперь для него возможность посетить европейское государство. Находясь в Греции, он не только посидел на троне то ли византийских императоров, то ли православных архиереев. Главный российский начальник рассказал также неразумным европейцам, что их ждет в недалеком будущем. Оказывается, американская база противоракетной обороны, только что развернутая в Румынии, «еще как» угрожает российским ядерным силам. Мало того, что Кремлю известны планы увеличения дальности развернутых там ракет-перехватчиков до 1000 километров.
Прямая речь
30 МАЯ 2016
Алексей Арбатов: Технически нарушения со стороны НАТО есть, что признаётся многими и в США. Решить их можно было бы техническим путём, если бы было обоюдное желание разбираться с такими эксцессами...