Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Георгий Сатаров: Советская разведка котировалась довольно высоко... Теперь она – свидетельство халтуризации и деградации всего и вся... Сергей Цыпляев: Спецоперации учащаются. Нарастает риск провала.

  • РБК: Разоблачение нескольких последовательных операций в Европе должно вызвать вопросы о том, ведет ли российская военная разведка намеренные провокации или просто съехала с катушек.

  • Надежда Кутепова: Шпион, несущий квитанцию в кармане это же символ эпохи абсурда Путина. Он жены или тещи боялся , взял поди в долг до получки,

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вооружен и очень неряшлив
8 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сериал про приключения секретных агентов Главного управления Генштаба (до 2010 года известного как ГРУ) набирает силу. С беспощадной последовательностью западные правоохранительные органы и спецслужбы выдают очередную строго дозированную порцию информации. Чтобы посмотреть, как будут метаться подозреваемые, какие глупые резоны они предложат. Одновременно информация, сообщенная каждый раз спецслужбами, подобно булыжнику, брошенному с горы, вызывает лавину журналистских расследований, что делает картину деятельности российской военной спецслужбы (не рискну назвать эту деятельность разведывательной) все более объемной.
Прямая речь
8 ОКТЯБРЯ 2018
Георгий Сатаров: Советская разведка котировалась довольно высоко... Теперь она – свидетельство халтуризации и деградации всего и вся... Сергей Цыпляев: Спецоперации учащаются. Нарастает риск провала.
В СМИ
8 ОКТЯБРЯ 2018
РБК: Разоблачение нескольких последовательных операций в Европе должно вызвать вопросы о том, ведет ли российская военная разведка намеренные провокации или просто съехала с катушек.
В блогах
8 ОКТЯБРЯ 2018
Надежда Кутепова: Шпион, несущий квитанцию в кармане это же символ эпохи абсурда Путина. Он жены или тещи боялся , взял поди в долг до получки,
Россия в поисках адекватного ответа Израилю
19 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Причины такого отличия сравнительно сдержанной риторики Путина от истерической реакции его обслуги в тех особенностях устройства России, которые она приобрела за 18 лет путинского режима. В России нет политики как пространства публичной борьбы за власть, сопровождаемой представительством интересов отдельных групп граждан. Более того, нет и политической экспертиза. Те люди, которые выдают себя за «политиков» и за «политических экспертов», это люди, которые по факту служат в различных «департаментах». Зюганов и его «КПРФ» служат в «Департаменте ностальгии по СССР». 
Прямая речь
19 СЕНТЯБРЯ 2018
Константин Эггерт: Сирийские горе-"союзники" сбили русский самолёт модели «Запорожец». Почему? Потому что эти воины хорошо известны своим профессионализмом, грамотностью, боевой выучкой...
В СМИ
19 СЕНТЯБРЯ 2018
Коммерсант: В Госдуме и Совете федерации действия Израиля назвали «актом агрессии» и потребовали жесткого ответа. Раздавались призывы разорвать дипотношения с Израилем...
В блогах
19 СЕНТЯБРЯ 2018
kungurov: То есть «геополитический гений» Путлер влез посреди чужой войны, длящейся седьмой десяток лет, на чужую территорию чтобы немного побомбить врагов Асада, с которым воюет Израиль. 
Кто же им теперь поверит?
18 СЕНТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В ночь на 18 сентября в небе над Средиземным морем произошла очередная трагедия сирийской кампании. Был сбит российский самолет радиоэлектронной разведки Ил-20. Погибли 15 военнослужащих. Случилось это в момент, когда израильские истребители наносили удар по нескольким объектам в провинции Латакия, а сирийские ПВО пытались перехватить вражеские самолеты. Российское военное ведомство поначалу многозначительно сообщило, что тогда же происходили ракетные пуски с борта французского фрегата. Париж немедленно опроверг свое участие в инциденте. После многочасового молчания Минобороны признало: наш самолет был сбит сирийской ПВО.
Прямая речь
18 СЕНТЯБРЯ 2018
Константин фон Эггерт: Сирийские горе-«союзники» сбили русский самолёт модели «запорожец». Почему?