Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Сергей Цыпляев: В наших условиях первой и основной версией всегда должна быть неразбериха и балаган на местах... Вначале происходят какие-то рассогласования...

  • «Коммерсант»: Вопрос о том, на ком лежит вина за нападение на конвой, стал одним из наиболее обсуждаемых в ходе заседания Генеральной ассамблеи ООН, которое проходит на этой неделе в Нью-Йорке.

  • Евгений Потапов: Вместе с МГБ логично создать Министерство Центрального Отопления. И людям полезнее, и реальность отражает.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги недели. Страна-наперсточник
22 СЕНТЯБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Не сомневаюсь, что будущие историки будут поражены очевидной нелогичностью поведения российской власти осенью 2016 года. Судите сами, только что партия власти одержала триумфальную победу на выборах, обеспечив себе конституционное большинство. Оппозиция закатана не то что в асфальт, она закопана на два метра под асфальт. Подведомственный электорат, чьи доходы, согласно официальной статистике, сократились за год на 8 процентов, продолжает нежно любить обирающую его власть. Особо убедительными, сообщает «Левада – Центр», показались согражданам проникновенные выступления в ходе предвыборных дебатов лидеров страны Путина В.В. и Медведева Д.А.
Прямая речь
22 СЕНТЯБРЯ 2016
Сергей Цыпляев: В наших условиях первой и основной версией всегда должна быть неразбериха и балаган на местах... Вначале происходят какие-то рассогласования...
В СМИ
22 СЕНТЯБРЯ 2016
«Коммерсант»: Вопрос о том, на ком лежит вина за нападение на конвой, стал одним из наиболее обсуждаемых в ходе заседания Генеральной ассамблеи ООН, которое проходит на этой неделе в Нью-Йорке.
В блогах
22 СЕНТЯБРЯ 2016
Евгений Потапов: Вместе с МГБ логично создать Министерство Центрального Отопления. И людям полезнее, и реальность отражает.
Поговорил бы кто со мной…
6 СЕНТЯБРЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Это тот случай, когда с путинскими официальными и полуофициальными пропагандистами нельзя не согласиться. Встреча G20 в Китае превратилась (в интерпретации отечественных СМИ) в какой-то бенефис Владимира Путина. Австралийский позор позапрошлого года, когда к Путину просто никто не захотел подойти, не повторился. Российский лидер, у которого раз в год теперь появляется шанс лично пообщаться с мировыми лидерами, этим шансом воспользовался. И пусть Обама решительно не желал, чтобы хоть кто-нибудь запечатлел его встречу с Путиным (российский журналист сделал запись «неофициально»), ему пришлось вести переговоры с хозяином Кремля. 
Прямая речь
6 СЕНТЯБРЯ 2016
Алексей Макаркин: Саммит был полезным, потому что стороны говорили друг с другом, а когда они перестают это делать, то начинают смотреть друг на друга через прицелы. 
В СМИ
6 СЕНТЯБРЯ 2016
«Ведомости»: Достичь соглашения не удалось из-за нехватки доверия. Учитывая это обстоятельство, Обама назвал переговоры «трудными» и отметил, что пока полностью снять противоречия не удается
В блогах
6 СЕНТЯБРЯ 2016
Кристина Грауберг: Переговоры были достаточно плодотворными, Путин в очередной раз вызвал некий ажиотаж не только среди журналистов, но и среди политиков.
Итоги недели. Путин предложил миру игру «Россия GO»
12 АВГУСТА 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Новая японская игра в маленьких смешных уродцев, от которой уже сходит с ума весь мир, базируется на принципе так называемой «дополненной реальности». Вы, загрузив приложение «Pokemon GO», сморите в экран своего гаджета, как в окно, но помимо всего прочего видите в этом окне покемонов, которые как бы обитают в реальном мире. Не знаю, кто у кого содрал — Путин у Nintendo или Nintendo у Путина, но игра «Россия GO» так же основана на взаимодействии игрока с этой самой «дополненной реальностью». Приведу простой пример. Скажем, сидите вы знойным летним днем на берегу озера Сиваш, что соединяет полуостров Крым с материком, и вглядываетесь в туманную даль.
Путин на пороге альянса с Эрдоганом? Сюрприз…
21 ИЮЛЯ 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В среду вечером президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ввел в стране режим чрезвычайного положения сроком на три месяца. Впрочем, беспрецедентный размах репрессивных мер, осуществляемых турецкими властями после неудачного путча, стал очевиден еще до принятия этого уже по большому счету формального решения. При этом важно отметить, что тщательной зачистке подвергаются не только силовые структуры, но и ведомства, отвечающие за гуманитарную сферу. В последние дни от работы отстранены больше сорока тысяч сотрудников министерства образования. Преподавателям вузов запрещено покидать Турцию...