Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Алексей Арбатов: Технически нарушения со стороны НАТО есть, что признаётся многими и в США. Решить их можно было бы техническим путём, если бы было обоюдное желание разбираться с такими эксцессами...

  • РБК: Путин... в Греции... увидел туристический потенциал, а Румынию и Польшу предупредил: в случае расширения ПРО НАТО они окажутся под прицелом российских ракет.

  • James Ryan: Я считаю, что словам представителей Пентагона верить нельзя. ЕвроПРО – это чистая провокация по отношению к России.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
К гонке вооружений готовы?
30 МАЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Надо сказать, Владимир Путин по полной использовал редкую теперь для него возможность посетить европейское государство. Находясь в Греции, он не только посидел на троне то ли византийских императоров, то ли православных архиереев. Главный российский начальник рассказал также неразумным европейцам, что их ждет в недалеком будущем. Оказывается, американская база противоракетной обороны, только что развернутая в Румынии, «еще как» угрожает российским ядерным силам. Мало того, что Кремлю известны планы увеличения дальности развернутых там ракет-перехватчиков до 1000 километров.
Прямая речь
30 МАЯ 2016
Алексей Арбатов: Технически нарушения со стороны НАТО есть, что признаётся многими и в США. Решить их можно было бы техническим путём, если бы было обоюдное желание разбираться с такими эксцессами...
В СМИ
30 МАЯ 2016
РБК: Путин... в Греции... увидел туристический потенциал, а Румынию и Польшу предупредил: в случае расширения ПРО НАТО они окажутся под прицелом российских ракет.
В блогах
30 МАЯ 2016
James Ryan: Я считаю, что словам представителей Пентагона верить нельзя. ЕвроПРО – это чистая провокация по отношению к России.
Путин как всеобщий «доктор Зло»
19 МАЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Британский премьер Дэвид Кэмерон заявил, что Владимир Путин и лидер террористической группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади были бы счастливы, если бы Британия покинула Евросоюз. В Кремле попытались иронизировать. Путинский толмач Песков заявил, в Кремле «уже привыкли к тому, что российский фактор является одним из устойчивых инструментов в электоральной кампании в США». Но «использование российского фактора или фактора президента Путина в теме Вrexit (этой аббревиатурой обозначают возможный выход Британии из ЕС)» было-де новым для российского руководства.
Прямая речь
19 МАЯ 2016
Юрий Квашнин: Единого мнения нет, но в ЕС все вопросы, в том числе о санкциях и вообще о политике в отношении Москвы, стараются решать путём достижения консенсуса. 
В СМИ
19 МАЯ 2016
«Эхо Москвы»: Но после крымско-украинского душа Запад очнулся. Агонизировавшее НАТО начало — хотя и неуверенно — искать ответ на российский мачизм
В блогах
19 МАЯ 2016
Lilia Shevtsova: Кремль, сделав вывод, что эпоха Запада завершилась, принялся усиленно дергать за хвост и усы разнеженное и обленившееся создание, которое мы называем либеральной цивилизацией.
Совета нам не НАТО
19 АПРЕЛЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Завтра состоится заседание Совета Россия – НАТО, первое после марта 2014 года, когда альянс прервал контакты с Москвой после аннексии Крыма. Надо сказать, что наша страна очень всерьез отнеслась к предстоящему мероприятию. Неназванный высокопоставленный источник МИД заявил, что политика альянса, направленная на изоляцию Москвы, потерпела полный крах и посему представители НАТО «прибежали» с просьбой восстановить диалог. Что до официального представителя внешнеполитического ведомства Марии Захаровой, то она в характерном для нынешнего МИДа стиле заклеймила заместителя генерального секретаря НАТО Александра Вершбоу..
Прямая речь
19 АПРЕЛЯ 2016
Алексей Арбатов: Это – начало восстановления контактов. Они и в прошлом носили символический характер, ничего конкретного на этом Совете никогда не решалось.