Россия и Иран сближаются на почве ценностей
9 СЕНТЯБРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАЛАШЕНКО

В Тегеране начался российско-иранский деловой форум. Параллельно запланировано и заседание межправительственной комиссии двух стран. Уже в ходе открытия форума министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане отметил, что Россия и Иран могут увеличить торговый оборот в 10 раз, до 15 миллиардов долларов в год. Самым крупным совместным проектом должно стать участие российских компаний в экспорте иранской нефти в рамках программы «зерно в обмен на нефть». Кроме нефти, страдающая от собственных антисанкций Россия может получить из Ирана продукцию его сельского хозяйства. Ожидается обсуждение еще десятков проектов в области энергетики, машиностроения, нанотехнологий, торговли и разработки полезных ископаемых.


Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

И для Ирана, и для России это сближение имеет инструментальное значение. В Москве хотят показать, что Россия по-прежнему может быть медиатором и что есть государства, которые не присоединяются к санкциям и относятся к России достаточно взвешенно и даже доброжелательно, несмотря на ситуацию с Украиной. Для иранцев ситуация несколько сложнее. С одной стороны, они рвутся к прямым контактам с Западом и уже многого достигли в этом направлении. Но при этом Россия всегда остаётся для них дополнительным рычагом воздействия, средством показать, что их политика — независима. Даже идя на уступки, они сохраняют хорошие отношения с Москвой, в том числе — и в военно-технической сфере.

А если добавить к этому происходящее сейчас на Ближнем Востоке, в первую очередь — в Ираке, то складывается совсем любопытная ситуация. Потому что оказывается, что и у американцев, и у Ирана, и у России есть общие проблемы — Исламское государство. Оно уже обрушило ситуацию в Ираке и, если не начнётся широкое взаимодействие по этому вопросу, то пострадают все, и США, и иранцы, а косвенно — и Россия. Потому что боевики, действующие сейчас в Сирии и Ирак, — это потенциальные исламистские акторы на нашей территории. Некоторые из них уже вернулись сюда, что не является хорошей новостью. Поэтому сейчас отношения Москвы и Тегерана надо воспринимать не в двустороннем ключе, а несколько шире.

Но создать какую-то собственную «альтернативу» Западу таким образом нельзя. До прихода к власти Роухани это было возможно, но сейчас ситуация более сложная. Новый президент проводит более взвешенный курс, как по вопросам ядерной программы, так и в плане внутренней политики, и тяготеет к контактам с Западом. Но оставляет себе возможность взаимодействия с Кремлём для того, чтобы сделать американцев более уступчивыми.

При этом и в Иране, и в России огромное значение имеет фактор сочленения религии и политики. В Иране это более заметно, это исламское государство. В России это официально не признаётся, но всё равно присутствует. В обеих странах есть некие «традиционные ценности», которым духовные лидеры, там — аятоллы, у нас — Церковь, пытаются придать антизападнический характер. Даже при Роухани иранцы неоднократно заявляли, что есть западные ценности, а есть — их собственные. То же самое говорит и РПЦ.

Такая антивестернистская ксенофобия, конечно, сближает эти страны или, по крайней мере, их духовную элиту. Не случайно представители РПЦ неоднократно общались с аятоллами. Какой именно у них шёл разговор, неизвестно, но сами встречи являются символом того, что Россия и Иран претендуют на некую этнокультурную специфику, несовместимую с Западом. Достаточно посмотреть на то, что говорят и те, и другие про «права человека». Там говорят про мусульманские, шиитские права. А у нас речь идёт если не прямо о «православных правах человека», то как минимум о каких-то особых правах, существующих только здесь, на «евразийско-православной» территории.

 

Фотография ИТАР-ТАСС












  • Алексей Арбатов: Майкл Пенс на прошедшей конференции в Мюнхене выступил весьма вызывающе, в то время как Сергей Лавров в своём выступлении, напротив, говорил достаточно примирительно.

  • «Известия»: Выходы из кризиса ищут не в попытках переосмысления себя и своей роли в мире, а в сплочении рядов и продолжении той политики, которая и привела к кризису. 

  • Ilya Valiev: Сегодня вице-президент США Майкл Пенс сделал несколько громких заявлений. Не просто громких - одно лучше другого! 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Растерянность Запада — это не успех Кремля
20 ФЕВРАЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Заголовок «В обстановке противоречий», каким в советской прессе снабжались статьи об очередной Мюнхенской конференции, как никогда соответствует тому, что происходило в баварской столице в минувший уик-энд. Да, поднимавшиеся один за другим лидеры западноевропейских государств вместе с американскими политиками уверенно говорили о наличии общих идеалов и ценностей, клялись друг другу в единстве. С особым вниманием представители европейских стран НАТО слушали американского вице-президента Майкла Пенса, который уверенно говорил о том, что США будут и впредь защищать Старый Свет. 
Прямая речь
20 ФЕВРАЛЯ 2017
Алексей Арбатов: Майкл Пенс на прошедшей конференции в Мюнхене выступил весьма вызывающе, в то время как Сергей Лавров в своём выступлении, напротив, говорил достаточно примирительно.
В СМИ
20 ФЕВРАЛЯ 2017
«Известия»: Выходы из кризиса ищут не в попытках переосмысления себя и своей роли в мире, а в сплочении рядов и продолжении той политики, которая и привела к кризису. 
В блогах
20 ФЕВРАЛЯ 2017
Ilya Valiev: Сегодня вице-президент США Майкл Пенс сделал несколько громких заявлений. Не просто громких - одно лучше другого! 
Политика мостов и политика стен
5 ФЕВРАЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В четверг 2.02.2017 Европарламент 553 голосами из 647 присутствующих депутатов проголосовал за предоставление безвизового режима для граждан Грузии. Политическое решение об отмене виз для граждан Украины принято, голосование по этому вопросу ожидается не позднее весны этого года. Это политика создания мостов между странами и народами. Флагманом этой политики была, и пока продолжает оставаться, Европа и до последнего времени — США. В последнее время в мире набирает обороты другая политика — политика стен и запретных зон. Ее мировым лидером стал 45-й президент США Дональд Трамп, символом президентства которого может стать Великая Американская Стена на границе с Мексикой. Возможно,
Прямая речь
3 ФЕВРАЛЯ 2017
Алексей Макаркин: Свою роль сыграло два новых обстоятельства. Во-первых, ухудшились отношения между Россией и Белоруссией в последние месяцы.
В СМИ
3 ФЕВРАЛЯ 2017
Lenta.ru: Минск считает решение Москвы о создании пограничной зоны нарушением всех существующих между двумя странами договоренностей об охране госграницы.
В блогах
3 ФЕВРАЛЯ 2017
Бумажный самолет: Это тихая и бархатная революция — Лукашенко открыл Беларусь 80 странам мирам, и Союзное государство Беларусь-РФ треснуло... А как же Единое Пространство, о котором...
Чем заплатит Путин?
30 ЯНВАРЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Честно сказать, заранее разрекламированный телефонный разговор президентов России и США не внес ясности относительно того, как будут развиваться отношения между двумя странами. В Вашингтоне были обречены всерьез отнестись к этим переговорам. Ведь накануне британский премьер Тереза Мей заклинала Трампа не верить Путину. То же самое, судя по всему, говорила и немецкий канцлер Ангела Меркель накануне звонка в Кремль. Посему американский президент озаботился тем, чтобы пригласить максимальное количество свидетелей, которые могли бы подтвердить, что он не дал слабину.
Прямая речь
30 ЯНВАРЯ 2017
Сергей Цыпляев: Дальше начнётся сложная динамика и техника переговоров, вопросы интересов. Возникнут также и сложные политические моменты: кто главный, кто является ведущей силой?