Хозяева страны
27 ноября 2022 г.
Временные затруднения

ТАСС

Нынешней весной «Левада-центр» провел очередной опрос, согласно которому половина россиян уверена, что страна в настоящее время переживает временные затруднения. Формулировка, воскрешающая в памяти 70-е – первую половину 80-х годов, когда она являлась официальным объяснением явлений, тормозящих поступательное развитие страны в направлении коммунистического светлого будущего.

Еще в январе 2014 года вариант «временные затруднения» для характеристики современной российской ситуации выбирали в два раза меньшее число респондентов – 24%, но через три месяца, в апреле – уже 40%. Зато тогда же резко уменьшилось количество тех, кто считал, что речь идет о приближении кризиса (с 23 до 16%) и нарастании хаоса (с 15 до 5%). Присоединение Крыма и мягкость (до гибели «Боинга») западных санкций привели к эйфорическим настроениям. Интересно, что вариант «стабильное развитие» в январе 2014 года выбрали 10%, а через три месяца – уже 17%, хотя никакой стабильности тогда и близко не было. Люди настолько сильно хотели надеяться на лучшее, что немалая их часть готова была «авансировать» государство в ожидании новых побед.

Что же теперь? Количество сторонников версии о «стабильном развитии» уменьшилось до минимального уровня – 4%. Только самые уверенные оптимисты (или лоялисты) готовы согласиться с тем, что ситуация в стране стабильна. А вариант «стагнация, застой» (по сути дела, та же стабильность, только с негативной коннотацией) выбрали 8% (в январе 2014 года – 16, в апреле – 15). Но и протестные настроения достаточно невелики – о приближении кризиса теперь говорят 18%, о нарастании хаоса – 8%. Немного больше, чем год назад, но не принципиально – хотя эйфория закончилась, но переходить к отрицанию психологически крайне сложно. Значительно легче надеяться на то, что трудности носят временный характер. Поэтому любые признаки улучшения (а то и неухудшения) положения воспринимаются обществом как сигналы того, что свет в конце тоннеля снова забрезжил.

Характерно, что, начиная с марта, стало расти количество россиян, считающих, что события в стране развиваются в правильном направлении (с 54% в феврале до 60% в апреле). До этого число таких оптимистов снижалось с августа прошлого года – тогда количество оптимистов достигло максимального уровня (64%). Потом последовали жесткие санкции – и рост экономической турбулентности. Однако сейчас рубль укрепился (хотя до прошлогоднего уровня ему далеко) – и возникли надежды на то, что за этим последуют и другие позитивные процессы. Если не сразу, то вскоре – и поэтому надо лишь немного потерпеть. Тем более что альтернативы действующей власти россияне не видят – не надеяться же на Зюганова и Жириновского. А если политика нет в телевизоре, то он, в лучшем случае, находится на глубокой периферии общественного мнения. В результате работает тот же фактор, что и в кризис 2008-2009 года – сплочение вокруг власти – причем еще сильнее с учетом «крымского» фактора.

Кстати, радикально-оппозиционный ответ – о том, что в России происходит «усиление репрессий, становление диктатуры» – выбрали всего 2% (в январе 2014-го – 3%, в апреле 2014-го – 1%). На первый взгляд, этому противоречит многотысячная траурная демонстрация после убийства Бориса Немцова, после которого проводился весенний опрос «Левады». Но ничего неожиданного в таких результатах нет. Количество людей, в экстремальной ситуации согласных выйти на санкционированные акции, осталось сопоставимым, несмотря на отход большинства националистов и многих левых, которые ранее осуждали власть за отказ восстанавливать империю. Однако число их симпатизантов, не готовых идти на демонстрации, но полностью или частично солидарных с их участниками, существенно уменьшилось – и дело не только в усилении давления со стороны власти, но и в изменившихся общественных настроениях. Оппозиция не исчезла, но «сжалась», действуя в куда менее комфортной обстановке, чем в «докрымский» период.

В то же время общество предъявляет к власти все более противоречивые требования. Например, в марте 2015 года 72% россиян посоветовали ей продолжать свою политику, невзирая на санкции (на уступки согласны лишь 21%). 64% поддержали запрет на поставки продуктов питания из стран ЕС. Казалось бы, все ясно – патриотическая консолидация приводит к мобилизации. Но одновременно 48% целиком или скорее положительно относятся к идее отменить продовольственные антисанкции (отрицательное отношение высказали лишь 31%). Таким образом, россияне одновременно и демонстрируют непреклонность, и хотят, чтобы на прилавки вернулись импортные продукты. И это неудивительно – лишь у 38% россиян не возникло практически никаких проблем в связи с «антисанкциями» (у 40% – не слишком серьезные проблемы, у 18% – довольно серьезные).

При этом представление, в каком направлении движется страна, у населения практически отсутствует – «светлое будущее» совсем не просматривается за временными трудностями. Отличие от советской модели заключается в том, что она в период «нефтяного благополучия» обеспечивала если не веру в коммунизм (к 70-м годам официальные идеалы оказались профанированы и дискредитированы), то возможность реального улучшения жизненного уровня населения за счет активного строительства жилья и объектов соцкультбыта. Сейчас же ничего подобного нет – остается лишь самоутверждение на международной арене, которое может лишь временно заменить нерешенные социальные проблемы.

Так что теперь лишь 18% респондентов сказали, что имеют довольно ясное представление о том, куда движется страна. Самый популярный ответ – 41% – довольно смутное представление. Наконец, 28% признались, что у них по этому поводу нет никакого представления, а 5% полагают, что дела вообще пущены на самотек. Рациональное представление о будущем заменяют эмоции и ожидания, которые сейчас пока не надо подкреплять дополнительными доказательствами. Когда Владимир Путин говорит, что ситуация выправится за пару лет, а то и раньше, общество относится к этому позитивно – тем более что есть опыт быстрого «отскока» после стремительных падений 1998-го и 2008-го. Проблема в том, что нынешний кризис обещает быть не столь шоковым, но куда более затяжным – и в этом случае претензии к власти будут расти. Уже парламентские выборы 2016 года могут стать серьезным испытанием для власти – Дума не воспринимается как орган, имеющий решающее значение для судеб страны, поэтому во время этих выборов можно выразить свой протест, не опасаясь великих потрясений.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий













  • Николай Сванидзе: Это попытка закрыть возможность уехать нашей образованной молодёжи. В этом есть свой прагматический смысл, это «заслонка» на выезд.

  • Коммерсант: ...Госдума и Совет федерации уже готовят законопроекты, предусматривающие возврат к советской схеме высшего образования — специалитету.

  • taxfree: Не будет никакого русского образования. Ибо в современном мире ценится мобильность и кооперация. Если такой возможности нет, то такое образование никому не нужно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Образованные просто одолели
25 МАЯ 2022 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прощание путинской России с европейской цивилизацией продолжается ускоренными темпами. Из России уходят европейские компании, в Европе на принимают банковские карты россиян. Россия, ставшая империей в том числе благодаря окну в Европу, прорубленному Петром, сейчас, когда Путин это окно старательно заколачивает, возвращается в допетровские времена, когда она была не Россией, а Московией. А поскольку в допетровской Московии не было ни науки, ни светского образования, эту диспропорцию надо срочно исправлять. 
Прямая речь
25 МАЯ 2022
Николай Сванидзе: Это попытка закрыть возможность уехать нашей образованной молодёжи. В этом есть свой прагматический смысл, это «заслонка» на выезд.
В СМИ
25 МАЯ 2022
Коммерсант: ...Госдума и Совет федерации уже готовят законопроекты, предусматривающие возврат к советской схеме высшего образования — специалитету.
В блогах
25 МАЯ 2022
taxfree: Не будет никакого русского образования. Ибо в современном мире ценится мобильность и кооперация. Если такой возможности нет, то такое образование никому не нужно.
Эксперимент Z
29 МАРТА 2022 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Большая семерка» в понедельник отклонила требование президента России Владимира Путина платить за газ в рублях. «Все министры G7 были едины, что это является односторонним и очевидным нарушением контрактов», — сказал министр экономики Германии Роберт Хабек, по словам которого само требование России показало, что Путина «прижали к стене». Против торговли за рубли высказались практически все европейские страны, но наиболее ясно общее настроение выразил словенский премьер Янез Янша, который объяснил, что «в Европе не знают, как выглядят рубли».
Прямая речь
29 МАРТА 2022
Леонид Гозман: Вся жизнь, как в Древнем Египте, воспринимается как смерть за Родину. И главное – не то, что здесь, а то, что будет потом.
В СМИ
29 МАРТА 2022
Медуза: Представитель Кремля отметил, что не знает, что произойдет, если ЕС откажется платить за газ в рублях. ...когда в Европе примут окончательное решение, российские власти «изучат, что можно сделать».
В блогах
29 МАРТА 2022
Советский патриот: ...интересно будет ожидать реакцию Нашего всего: нешто действительно отключит от Европы газ? Это же самое настоящее "гулять, так гулять!" получается. Причем, на все последние деньги...
Деформация институтов
23 МАРТА 2022 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Есть представление о том, что укоренившиеся институты легко сломать. На самом деле все сложнее и зависит от характера института. Большевики, придя к власти, решили «весь мир насилья» разрушить до основания. И в короткий срок этот мир, как сейчас бы сказали, подвергли отмене — ликвидировали все властные институты, сохранившиеся с имперских времен, конфисковали банковские вклады, а затем и отменили частную собственность. Но сразу сломать старую систему им не удалось: даже деньги пришлось до 1919 года печатать старые, с орлами, пока не перешли на совзнаки, доверие к которым было существенно меньшим, чем к николаевским купюрам.
Прямая речь
23 МАРТА 2022
Екатерина Шульман: Изучите свои права. Уверенная и неагрессивная интонация поможет тому, чтоб от вас отстали... Глупо отдавать себя в жертву, когда можно этого не делать