Путин перестает быть изгоем
17 НОЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Нынешний, турецкий саммит «большой двадцатки» разительно отличается от предыдущего, австралийского. Если в Брисбене Путина старались не замечать, руки не подавали и рядом не садились, в Анкаре все было совсем по-другому. Путин провел ряд двусторонних встреч, включая короткий разговор с американским президентом Обамой, поучил мировых лидеров, как надо бороться с терроризмом, пообещал предоставить трехлетнюю рассрочку по украинскому долгу и не бомбить силы сирийской непримиримой оппозиции, которые воюют против ИГИЛ. Путину улыбались и жали руку, его усаживали на почетные места, а президент пострадавшей от террористической атаки Франуии Франсуа Олланд и вовсе засобирался в Россию, чтобы сколотить новую антитеррористическую коалицию с участием Москвы и Вашингтона. Уже после «двадцатки» Путин признал, наконец, что катастрофа российского «Боинга» над Синайским полуостровом была результатом террористической атаки. Однако теперь, после парижских событий, этот теракт выглядит уже совсем по-другому и ставит Россию в один ряд с другими странами Запада. Перспективы прорыва международной изоляции Путина и его возвращения в мировую политику для «Ежедневного журнала» анализирует 
политолог Аркадий ДУБНОВ:

На саммите Путин максимально воспользовался «окном возможностей» для устранения изгойства, которое стало результатом действий на Украине. Его успех лучше всего иллюстрируется словами «не было счастья, да несчастье помогло». Теракт в Париже, а перед этим чудовищный взрыв самолёта А321 над Синаем сделали то, что не удавалось мирной и последовательной дипломатии. Путин вернул себе статус влиятельного мирового игрока, с чьим мнением считается президент США, что продемонстрировала неформальная встреча в Анталии и признание важности военных усилий России в Сирии, которое приписывают Обаме.

Понятно, что Путину вряд ли удастся вернуть политическое и тем более человеческое доверие западных лидеров. Его непредсказуемость и готовность к радикальным действиям не могут не нервировать западное общественное мнение, которое в значительной мере определяет действия политиков. Но именно это общественное мнение и подтолкнуло Обаму, Кэмерона, Олланда и отчасти Меркель к необходимости демонстрировать готовность сотрудничать с Россией в сфере противостояния мировому терроризму. При этом Запад выбирает осторожность, на следующий же день после окончания саммита Вашингтон и Лондон призвали Москву к полному расследованию «дела Сергея Магнитского», напомнив о необходимости навести порядок в системе российского правосудия. Очевидно, что это призвано сгладить эффект от видимого успеха Путина на саммите в Анталии и обозначить остающиеся серьёзные претензии к Москве.

ТАСС

Недоверие к позиции Кремля может быть обусловлено ещё и тем, что не слишком последовательным и честным выглядит предложение России создать единый список террористических организаций в свете отказа признать таковыми ХАМАС и «Хезболлу». Россия настаивает на том, что они были избраны народом, и поэтому не могут считаться террористическими, но в Израиле говорят, что нацисты тоже пришли к власти на выборах. Понятно, что Москва в данном случае преследует политические цели, она не может признать террористами тех, с кем находится в одном окопе в противостоянии с ИГИЛ. «Хезболла» – ближайший вассал Ирана, который, в свою очередь, является союзником Москвы.

Что касается перспектив смягчения санкций в ответ на участие России в войне против ИГИЛ, то это, несомненно, является конечной целью сегодняшней политики Кремля. Путин отчётливо дал понять, что он ожидает от Запада соответствующей реакции в ответ на готовность отстрочить выплату долга Украины. Но наивно считать, что для Запада это является достаточным условием. Там по-прежнему будут настаивать на полном выполнении Минских соглашений, в том числе – на переходе под международный контроль границы.


Фото:
1. Турция. Анталья. 15 ноября 2015. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент США Барак Обама, президент Бразилии Дилма Руссефф, президент России Владимир Путин и президент Южной Кореи Пак Кын Хе (слева направо) во время совместного фотографирования глав государств - участников "Группы двадцати" в гостинице "Регнум Карья Отель". Михаил Метцель/ТАСС
2. Ria-Novosti/Pool/ Zuma\TASS














  • Алексей Макаркин: Если ты едешь на конференцию по безопасности, то там можно и атаковать противника. А если ты кого-то к себе приглашаешь, то надо говорить примирительно.

  • «Эхо Москвы»: Споры и перепалка российской стороны с иностранными гостями были неубедительными и свидетельствовали о глубоком непонимании устройства мировой политики в XXI веке. 

  • Lilia Shevtsova: МЫ ОПЯТЬ ХОТИМ ДРУЖИТЬ! Понятно с кем. С Западом, конечно. Это основной мессидж «Русского Давоса» в Питере.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Новая экскурсия в затерянный мир
20 ИЮНЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Мой друг и коллега Александр Рыклин задается вопросом, кому, черт побери, была нужна эта тусовка в Санкт-Петербурге? Экономическим либералам его величества, чтобы хоть кто-то услышал их страшно смелые требования реформ (особенно был хорош Анатолий Чубайс, заявивший о необходимости вырастить посконный и домотканый либерализм на отечественной почве)? Российским начальникам и начальничкам, чтобы напомнить о себе самому большому начальнику? Олигархам, чтобы посоревноваться в готовности выбросить миллионы на увеселения гостей форума.
В СМИ
20 ИЮНЯ 2016
«Эхо Москвы»: Споры и перепалка российской стороны с иностранными гостями были неубедительными и свидетельствовали о глубоком непонимании устройства мировой политики в XXI веке. 
В блогах
20 ИЮНЯ 2016
Lilia Shevtsova: МЫ ОПЯТЬ ХОТИМ ДРУЖИТЬ! Понятно с кем. С Западом, конечно. Это основной мессидж «Русского Давоса» в Питере.
Прямая речь
20 ИЮНЯ 2016
Алексей Макаркин: Если ты едешь на конференцию по безопасности, то там можно и атаковать противника. А если ты кого-то к себе приглашаешь, то надо говорить примирительно.
Одним натовским батальоном…
2 ИЮНЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российские политики, равно как и официальные лица, подвергли поношению и осмеянию польского министра обороны Антония Мацеревича. Тот заявил изданию Defense News, что российскую военную агрессию можно сдержать одним батальоном солдат НАТО. «Это всего лишь передовые силы, и они должны вместе с армиями стран-хозяев сдержать агрессию на время, достаточное для организации альянсом обороны. С военной точки зрения почти гарантированно можно сказать, что в случае внешней агрессии НАТО потеряет территорию и ее придется отвоевывать», — заявил Мацеревич.
В СМИ
2 ИЮНЯ 2016
Коммерсант: Фактически стороны показывают всю свою силу и конфронтационность намерений, что не отличает их политику от времен холодной войны. 
Прямая речь
2 ИЮНЯ 2016
Сергей Цыпляев: «Холодная война» уже развернулась «в полный рост». Все структуры восстановились практически сразу. 
В блогах
2 ИЮНЯ 2016
okolostand_up: Все заявления на подобные вопросы со стороны блока НАТО или же самой Польши являются не более чем провокацией. 
К гонке вооружений готовы?
30 МАЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Надо сказать, Владимир Путин по полной использовал редкую теперь для него возможность посетить европейское государство. Находясь в Греции, он не только посидел на троне то ли византийских императоров, то ли православных архиереев. Главный российский начальник рассказал также неразумным европейцам, что их ждет в недалеком будущем. Оказывается, американская база противоракетной обороны, только что развернутая в Румынии, «еще как» угрожает российским ядерным силам. Мало того, что Кремлю известны планы увеличения дальности развернутых там ракет-перехватчиков до 1000 километров.
Прямая речь
30 МАЯ 2016
Алексей Арбатов: Технически нарушения со стороны НАТО есть, что признаётся многими и в США. Решить их можно было бы техническим путём, если бы было обоюдное желание разбираться с такими эксцессами...