Путин перестает быть изгоем
17 НОЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Нынешний, турецкий саммит «большой двадцатки» разительно отличается от предыдущего, австралийского. Если в Брисбене Путина старались не замечать, руки не подавали и рядом не садились, в Анкаре все было совсем по-другому. Путин провел ряд двусторонних встреч, включая короткий разговор с американским президентом Обамой, поучил мировых лидеров, как надо бороться с терроризмом, пообещал предоставить трехлетнюю рассрочку по украинскому долгу и не бомбить силы сирийской непримиримой оппозиции, которые воюют против ИГИЛ. Путину улыбались и жали руку, его усаживали на почетные места, а президент пострадавшей от террористической атаки Франуии Франсуа Олланд и вовсе засобирался в Россию, чтобы сколотить новую антитеррористическую коалицию с участием Москвы и Вашингтона. Уже после «двадцатки» Путин признал, наконец, что катастрофа российского «Боинга» над Синайским полуостровом была результатом террористической атаки. Однако теперь, после парижских событий, этот теракт выглядит уже совсем по-другому и ставит Россию в один ряд с другими странами Запада. Перспективы прорыва международной изоляции Путина и его возвращения в мировую политику для «Ежедневного журнала» анализирует 
политолог Аркадий ДУБНОВ:

На саммите Путин максимально воспользовался «окном возможностей» для устранения изгойства, которое стало результатом действий на Украине. Его успех лучше всего иллюстрируется словами «не было счастья, да несчастье помогло». Теракт в Париже, а перед этим чудовищный взрыв самолёта А321 над Синаем сделали то, что не удавалось мирной и последовательной дипломатии. Путин вернул себе статус влиятельного мирового игрока, с чьим мнением считается президент США, что продемонстрировала неформальная встреча в Анталии и признание важности военных усилий России в Сирии, которое приписывают Обаме.

Понятно, что Путину вряд ли удастся вернуть политическое и тем более человеческое доверие западных лидеров. Его непредсказуемость и готовность к радикальным действиям не могут не нервировать западное общественное мнение, которое в значительной мере определяет действия политиков. Но именно это общественное мнение и подтолкнуло Обаму, Кэмерона, Олланда и отчасти Меркель к необходимости демонстрировать готовность сотрудничать с Россией в сфере противостояния мировому терроризму. При этом Запад выбирает осторожность, на следующий же день после окончания саммита Вашингтон и Лондон призвали Москву к полному расследованию «дела Сергея Магнитского», напомнив о необходимости навести порядок в системе российского правосудия. Очевидно, что это призвано сгладить эффект от видимого успеха Путина на саммите в Анталии и обозначить остающиеся серьёзные претензии к Москве.

ТАСС

Недоверие к позиции Кремля может быть обусловлено ещё и тем, что не слишком последовательным и честным выглядит предложение России создать единый список террористических организаций в свете отказа признать таковыми ХАМАС и «Хезболлу». Россия настаивает на том, что они были избраны народом, и поэтому не могут считаться террористическими, но в Израиле говорят, что нацисты тоже пришли к власти на выборах. Понятно, что Москва в данном случае преследует политические цели, она не может признать террористами тех, с кем находится в одном окопе в противостоянии с ИГИЛ. «Хезболла» – ближайший вассал Ирана, который, в свою очередь, является союзником Москвы.

Что касается перспектив смягчения санкций в ответ на участие России в войне против ИГИЛ, то это, несомненно, является конечной целью сегодняшней политики Кремля. Путин отчётливо дал понять, что он ожидает от Запада соответствующей реакции в ответ на готовность отстрочить выплату долга Украины. Но наивно считать, что для Запада это является достаточным условием. Там по-прежнему будут настаивать на полном выполнении Минских соглашений, в том числе – на переходе под международный контроль границы.


Фото:
1. Турция. Анталья. 15 ноября 2015. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент США Барак Обама, президент Бразилии Дилма Руссефф, президент России Владимир Путин и президент Южной Кореи Пак Кын Хе (слева направо) во время совместного фотографирования глав государств - участников "Группы двадцати" в гостинице "Регнум Карья Отель". Михаил Метцель/ТАСС
2. Ria-Novosti/Pool/ Zuma\TASS














  • Алексей Макаркин: Разговоры с Меркель и Трампом показали, что у России сейчас нет повестки в разговорах с Западом, которая бы всех устраивала.

  • Интерфакс: "Это был очень конструктивный звонок. Это был очень и очень положительный разговор, детальный обмен мнениями. Итак, посмотрим, что из этого получится", - сказал Тиллерсон журналистам.

  • Алексей Пушков: В Сочи ни Путин, ни Меркель не отошли - и не могли отойти -от базовых позиций. Но сам факт предметных переговоров - сдвиг после долгой паузы

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
О чем вообще можно говорить с Путиным
3 МАЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
2 мая Путин позвонил Трампу и полчаса говорил с ним по телефону. В этот же день он в Сочи встретился с Меркель и говорил с ней значительно дольше. Прошло почти полгода с момента избрания Трампа президентом США и сто дней со дня его инаугурации. За это время 45-й американский президент встретился практически со всеми лидерами большинства стран, играющих сколько-нибудь заметную роль на планете. Кроме президента России, с которым трижды говорил по телефону. Один раз, когда Путин его поздравил с инаугурацией, второй, когда Трамп выразил Путину соболезнование в связи с терактом в Питере, и вот сейчас в третий раз.
Прямая речь
3 МАЯ 2017
Алексей Макаркин: Разговоры с Меркель и Трампом показали, что у России сейчас нет повестки в разговорах с Западом, которая бы всех устраивала.
В СМИ
3 МАЯ 2017
Интерфакс: "Это был очень конструктивный звонок. Это был очень и очень положительный разговор, детальный обмен мнениями. Итак, посмотрим, что из этого получится", - сказал Тиллерсон журналистам.
В блогах
3 МАЯ 2017
Алексей Пушков: В Сочи ни Путин, ни Меркель не отошли - и не могли отойти -от базовых позиций. Но сам факт предметных переговоров - сдвиг после долгой паузы
Новая холодная война стала реальностью
13 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Самое пeчальное из того, что случилось в ходе переговоров, которые провел в Москве государственный секретарь США Рекс Тиллерсон, — это те позитивные результаты, которые были достигнуты. В итоге «обстоятельных и откровенных» (так говорят, когда ни о чем не удалось договориться) переговоров стороны условились создать рабочие группы, которые возглавят высокопоставленные сотрудники российского МИДа и американского Госдепа. Эти группы должны попытаться разобраться в тех многочисленных противоречиях, которые существуют во взаимоотношениях обеих стран. А еще вроде бы договорились вернуться к обсуждению перспектив контроля над вооружением и стратегической стабильности...
Прямая речь
13 АПРЕЛЯ 2017
Аркадий Дубнов: Кремль будет считать визит Тиллерсона и переговоры с ним удачными. Трамп так же оценил поездку своего госсекретаря как успех. Это показывает, что сегодня Трамп и Путин нужны друг другу,
В СМИ
13 АПРЕЛЯ 2017
РБК: Все, что мог сделать и, собственно, уже сделал «настоящий мужик» Трамп — еще больше ужесточил американскую линию в отношении Кремля.
В блогах
13 АПРЕЛЯ 2017
Константин Эггерт: Маленький тактический успех Кремля, возможно, в одном - объявлении о создании некоей "рабочей группы" для выявления "раздражителей". Для таких дел, вообще-то, и существуют МИДы.
«Томагавки» уничтожили политику России
10 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Помните старый анекдот, где ожесточенные боевые действия завершились, когда пришел лесник и разогнал воевавших к какой-то там матери? Нечто подобное произошло с отечественной внешней политикой после ударов американских «Томагавков» по одной из главных баз сирийских ВВС. Крым, Донбасс, Сирия… Москва сделала военную силу и собственную непредсказуемость главными инструментами своей внешней политики. Выработался фирменный стиль: ни с кем не советуясь, Кремль принимает очередное решение использовать армию. И этим ставит окружающий мир перед фактом. Но Трамп не побоялся больно щелкнуть Кремль по носу.
Прямая речь
10 АПРЕЛЯ 2017
Алексей Арбатов: Пока ещё дело не дошло до системной конфронтации... Константин Эггерт: Скорее всего Кремль будет применять старую советскую тактику угроз на публике и попыток договориться за кулисами.