Путин перестает быть изгоем
17 НОЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Нынешний, турецкий саммит «большой двадцатки» разительно отличается от предыдущего, австралийского. Если в Брисбене Путина старались не замечать, руки не подавали и рядом не садились, в Анкаре все было совсем по-другому. Путин провел ряд двусторонних встреч, включая короткий разговор с американским президентом Обамой, поучил мировых лидеров, как надо бороться с терроризмом, пообещал предоставить трехлетнюю рассрочку по украинскому долгу и не бомбить силы сирийской непримиримой оппозиции, которые воюют против ИГИЛ. Путину улыбались и жали руку, его усаживали на почетные места, а президент пострадавшей от террористической атаки Франуии Франсуа Олланд и вовсе засобирался в Россию, чтобы сколотить новую антитеррористическую коалицию с участием Москвы и Вашингтона. Уже после «двадцатки» Путин признал, наконец, что катастрофа российского «Боинга» над Синайским полуостровом была результатом террористической атаки. Однако теперь, после парижских событий, этот теракт выглядит уже совсем по-другому и ставит Россию в один ряд с другими странами Запада. Перспективы прорыва международной изоляции Путина и его возвращения в мировую политику для «Ежедневного журнала» анализирует 
политолог Аркадий ДУБНОВ:

На саммите Путин максимально воспользовался «окном возможностей» для устранения изгойства, которое стало результатом действий на Украине. Его успех лучше всего иллюстрируется словами «не было счастья, да несчастье помогло». Теракт в Париже, а перед этим чудовищный взрыв самолёта А321 над Синаем сделали то, что не удавалось мирной и последовательной дипломатии. Путин вернул себе статус влиятельного мирового игрока, с чьим мнением считается президент США, что продемонстрировала неформальная встреча в Анталии и признание важности военных усилий России в Сирии, которое приписывают Обаме.

Понятно, что Путину вряд ли удастся вернуть политическое и тем более человеческое доверие западных лидеров. Его непредсказуемость и готовность к радикальным действиям не могут не нервировать западное общественное мнение, которое в значительной мере определяет действия политиков. Но именно это общественное мнение и подтолкнуло Обаму, Кэмерона, Олланда и отчасти Меркель к необходимости демонстрировать готовность сотрудничать с Россией в сфере противостояния мировому терроризму. При этом Запад выбирает осторожность, на следующий же день после окончания саммита Вашингтон и Лондон призвали Москву к полному расследованию «дела Сергея Магнитского», напомнив о необходимости навести порядок в системе российского правосудия. Очевидно, что это призвано сгладить эффект от видимого успеха Путина на саммите в Анталии и обозначить остающиеся серьёзные претензии к Москве.

ТАСС

Недоверие к позиции Кремля может быть обусловлено ещё и тем, что не слишком последовательным и честным выглядит предложение России создать единый список террористических организаций в свете отказа признать таковыми ХАМАС и «Хезболлу». Россия настаивает на том, что они были избраны народом, и поэтому не могут считаться террористическими, но в Израиле говорят, что нацисты тоже пришли к власти на выборах. Понятно, что Москва в данном случае преследует политические цели, она не может признать террористами тех, с кем находится в одном окопе в противостоянии с ИГИЛ. «Хезболла» – ближайший вассал Ирана, который, в свою очередь, является союзником Москвы.

Что касается перспектив смягчения санкций в ответ на участие России в войне против ИГИЛ, то это, несомненно, является конечной целью сегодняшней политики Кремля. Путин отчётливо дал понять, что он ожидает от Запада соответствующей реакции в ответ на готовность отстрочить выплату долга Украины. Но наивно считать, что для Запада это является достаточным условием. Там по-прежнему будут настаивать на полном выполнении Минских соглашений, в том числе – на переходе под международный контроль границы.


Фото:
1. Турция. Анталья. 15 ноября 2015. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент США Барак Обама, президент Бразилии Дилма Руссефф, президент России Владимир Путин и президент Южной Кореи Пак Кын Хе (слева направо) во время совместного фотографирования глав государств - участников "Группы двадцати" в гостинице "Регнум Карья Отель". Михаил Метцель/ТАСС
2. Ria-Novosti/Pool/ Zuma\TASS














  • Алексей Макаркин: Союзники России по ОДКБ не хотят воевать. Понятно, что о каком-то масштабном участии в военных действиях речь и не идёт.

  • «Коммерсант»: Выдвинутую ранее Москвой идею подключения сил ОДКБ к охране зон деэскалации в Сирии остальные члены блока восприняли со скепсисом и воплощать, похоже, не собираются.

     

  • Петросов Гурген: Вот и все, что надо знать об ОДКБ. Узбеками это не надо, казахи и киргизы не пожелали быть соучастниками преступления в Сирии.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Сколько ОДКБ ни корми…
18 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Встреча министров иностранных дел стран Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) завершилась очередным блестящим успехом отечественного МИДа. Главы дипломатических ведомств России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана приняли целых два совместных заявления: о мерах по обеспечению безопасности в информационном пространстве и о недопустимости осквернения памяти воинов-освободителей в годы Второй мировой войны. Мало того, они договорились выпустить до конца года еще несколько столь же важных деклараций. И об их перечне тоже успешно договорились.
Прямая речь
18 ИЮЛЯ 2017
Алексей Макаркин: Союзники России по ОДКБ не хотят воевать. Понятно, что о каком-то масштабном участии в военных действиях речь и не идёт.
В СМИ
18 ИЮЛЯ 2017
«Коммерсант»: Выдвинутую ранее Москвой идею подключения сил ОДКБ к охране зон деэскалации в Сирии остальные члены блока восприняли со скепсисом и воплощать, похоже, не собираются.  
В блогах
18 ИЮЛЯ 2017
Петросов Гурген: Вот и все, что надо знать об ОДКБ. Узбеками это не надо, казахи и киргизы не пожелали быть соучастниками преступления в Сирии.  
Гамбургское послевкусие
11 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На сей раз депутаты даже шампанским закупиться не успели. До торжеств по поводу возвращения блудного Трампа дело не дошло. Новый приступ американо-российской любви и согласия длился всего двое суток. Не успели лизоблюды из СМИ и аналитического сообщества вволю повосторгаться дипломатическими успехами главного начальника страны («не только Трампа, но и его жену-красавицу обаял», «убедил президента США, что Москва не вмешивалась в американские выборы», «прорывных соглашений добился»), как все путинские достижения на глазах стали превращаться в пшик.
Прямая речь
11 ИЮЛЯ 2017
Павел Шариков: Заявление Белого дома о поддержке нового законопроекта, в котором содержатся положения о санкциях против России, говорит о попытке Трампа маневрировать в отношениях с Конгрессом.
В СМИ
11 ИЮЛЯ 2017
"Ведомости": Соглашение, с одной стороны, подтверждает возросшую роль США в Сирии и стремление Вашингтона обезопасить своих союзников. А с другой стороны, подтверждает стремление Москвы договариваться
В блогах
11 ИЮЛЯ 2017
Аркадий Дубнов: Путин, встречаясь с Трампом, похоже, видел себя этаким гэбэшным психиатром, а того - подследственным и слегка идиотом: "Трамп... быстро... анализирует, быстро отвечает на поставленные вопросы"
Забыть о сотрудничестве
6 ИЮЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Предстоящая встреча президентов России и США уже стала одним из важнейших событий саммита G20 в Гамбурге (если вовсе не затмила его). За полгода, прошедшие после инаугурации Дональда Трампа, отношения двух стран мотало, как на американских горках. Первые недели восторга (помните, как думцы шампанское распивали) и надежд на «большую сделку» (поменяем санкции на совместную военную операцию в Сирии) сменились беспрецедентным кризисом в отношениях. Парадоксальным образом сбылась мечта российских официальных лиц, которые еще года четыре назад жаловались на унизительное невнимание со стороны США.
Прямая речь
6 ИЮЛЯ 2017
Алексей Арбатов: Ни по каким серьёзным и большим политическим вопросам лидеры не договорятся. Никаких прорывов ждать нельзя ни по Украине, ни по Сирии