Ответим НАТО. Уйдя из Таджикистана
4 ФЕВРАЛЯ 2016, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Эта новость прошла почти незамеченной, ее практически заглушили победные рапорты об успехах российской авиагруппировки в Сирии, развертывании все новых танковых дивизий на западном направлении. Между тем, командующий Центральным военным округом генерал-полковник Владимир Зарудницкий заявил, что «201-я военная база будет переведена на бригадный штат».

Речь идет о самом крупном военном объекте России — развернутой в Таджикистане 201-й военной базе, имевшей до недавнего времени дивизионный штат. Более того, еще в апреле прошлого года планы были другими. Тогда командир базы генерал-майор Евгений Тубол сообщал, что численный состав базы в ближайшие пять лет будет увеличен в полтора раза — с 5900 до 9000 военнослужащих. Причины были понятны: в Центральной Азии нарастает военная угроза. В Афганистане, который покинули основные силы международной коалиции, антиправительственные силы захватывают все новые районы. Причем часть этих сил объявила о том, что они подчиняются террористическому «Исламскому государству», с которым Россия вроде бы воюет в Сирии.

Российские представители регулярно говорят об угрозе в Центральной Азии. Вот только что заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов нанес визит в Душанбе, где многократно заверил в готовности защищать рубежи дружественной страны: «Наши таджикские друзья и братья сегодня испытывают на себе новые вызовы и угрозы с учётом тех проблем, которые исходят с территории Афганистана… Мы исходим из того, что чем лучше безопасность Таджикистана, тем лучше безопасность Российской Федерации».

С этим не поспоришь. Любое обострение ситуации в центральноазиатских республиках, которое неизбежно произойдет после захвата талибами власти в Афганистане, обернется десятками тысяч беженцев, которые бросятся в Россию. При этом следует иметь в виду, что российско-казахская граница, которая гораздо длиннее российско-китайской, существует только на бумаге. И вот в этой ситуации главной задачей наших войск в регионе является обеспечение высадки сил быстрого развертывания ОДКБ. Именно этот сценарий, замечу, отрабатывался в ходе прошлогодних стратегических маневров «Центр-2015».

И вот теперь российское военное руководство сокращает наше военное присутствие в этом взрывоопасном регионе. В чем же причина? Пресс-служба Центрального военного округа глубокомысленно разъясняет, что «в связи с событиями на центральноазиатском стратегическом направлении дивизия, дислоцированная на территории военной базы, становится бригадой, что повышает ее мобильность, но уменьшает штат». Напомню, в ноябре 2015 года 149-й мотострелковый полк был передислоцирован из южной Хатлонской области в таджикскую столицу и на полигон Ляур, что в 25 километрах к югу от столицы. Перевод полка, располагавшегося близ афганской границы, в ЦВО тогда тоже объяснили «интересами повышения боеготовности и наращиванием боевого потенциала соединения».

Все это неслучайно совпало с радостными заявлениями представителей военного ведомства о воссоздании в Западном военном округе 1-й гвардейской танковой армии, которая включит в себя Таманскую и Кантемировскую дивизии. Кроме того, недавно министр обороны Сергей Шойгу сообщил о планах создания еще трех дивизий на западном направлении, которые, очевидно, должны войти в 20-ю общевойсковую армию. Еще одна танковая дивизия будет создана, по данным «Независимой газеты», в Челябинске. При этом военачальники в один голос утверждают: перевод бригад на дивизионный штат конечно же усилит боевую мощь и повысит боеготовность. Вот такая военная диалектика: в Центральной Азии сокращение численности войск усиливает боеготовности, а в Западном военном округе все ровно наоборот — боеготовность усиливается при наращивании личного состава.

Ларчик, конечно, открывается довольно просто. Российские стратеги решительно изменили свои представления о том, откуда грозит главный удар. Еще недавно предполагалось, что талибы и ИГ ударят из Центральной Азии. Сегодня главный враг — проклятая НАТО. И только что российский МИД пообещал ответить «компенсирующими мерами» на военные приготовления Североатлантического альянса. Как я уже недавно писал, создание все новых соединений не может пройти бесследно для боеготовности Вооруженных сил. Чем больше новых соединений — тем ниже их укомплектованность. Ведь запасы людских ресурсов, которые находятся в распоряжении военного ведомства, строго ограничены: страна стремительно летит в демографическую яму. Выход нашли, как видим, в сокращении присутствия в Центральной Азии. Не пришлось бы пожалеть…


Фото: Таджикистан. Мотострелковая бригада во время учений российской 201-й военной базы. Фото ИТАР-ТАСС/ Олег Давыдов

















  • Алексей Макаркин: В Кремле сейчас ищут решение «проблемы-2024», того, что будет после окончания второго срока президентства Владимира Путина.

  • «Независимая газета»: …поведение и заявления Бабича вызвали негативную реакцию всего белорусского общества. Оппозиция потребовала выслать его из страны.

  • mislpronzaya: Ну что же, как я уже говорил, русским и русскоязычным на территории Белоруссии ничего хорошего от РФ ожидать не стоит. Не стоит надеяться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Дана команда «Не стесняться!»
18 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российско-белорусские отношения, похоже, вступили в новый этап. Если раньше предпочтение отдавалось многочасовым кулуарным переговорам двух лидеров, совместному времяпрепровождению — хоккею и катанию на лыжах, в ходе чего «перетирались» конфликтные проблемы, то теперь в дело вступила мегафонная прокси -дипломатия. Путин и Лукашенко еще не хамят друг другу в открытую, но уже поручают делать это специально обученным людям. Этот новый этап жизни двух стран был открыт обширным и, замечу, весьма содержательным интервью российского посла в Минске Михаила Бабича РИА «Новости». 
Прямая речь
18 МАРТА 2019
Алексей Макаркин: В Кремле сейчас ищут решение «проблемы-2024», того, что будет после окончания второго срока президентства Владимира Путина.
В СМИ
18 МАРТА 2019
«Независимая газета»: …поведение и заявления Бабича вызвали негативную реакцию всего белорусского общества. Оппозиция потребовала выслать его из страны.
В блогах
18 МАРТА 2019
mislpronzaya: Ну что же, как я уже говорил, русским и русскоязычным на территории Белоруссии ничего хорошего от РФ ожидать не стоит. Не стоит надеяться.
«Доктрина Герасимова» — новый вариант
4 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Начальник Генерального штаба Валерий Герасимов выступил с традиционной речью на ежегодной сессии Академии наук. И в очередной раз вызвал сенсацию. Он поведал слушателям, что Пентагон приступил к разработке новой стратегии ведения военных действий под кодовым названием «Троянский конь». Она заключается не больше не меньше, как в намерении супостатов «активно использовать протестного потенциал "пятой колонны" для дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов высокоточным оружием по наиболее важным объектам». 
Прямая речь
4 МАРТА 2019
Леонид Гозман: Сейчас прямо и открыто сказано, что те, кто выступают против действующей власти – враги своего государства.
В СМИ
4 МАРТА 2019
«Московский комсомолец»: Эксперты усомнились в «Троянском коне» Пентагона: США вложились в пустышку.
В блогах
4 МАРТА 2019
Марат Гельман: поправьте меня, если я не прав: начался новый этап, в котором пресловутая "пятая колонна" переходит из политического ведомства в силовое.
Истерия неправильного градуса
26 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Мир с неподдельным интересом ждет ханойского саммита Дональда Трампа и северокорейского диктатора Ким Чен Ына. При этом в Вашингтоне, похоже, исчезла эйфория, наблюдавшаяся после первой встречи двух лидеров, прошедшей в Сингапуре. Тогда американский президент утверждал, что Северная Корея «больше не представляет ядерной угрозы». Сейчас же он пишет в Twitter нечто иное: «Уезжаю в Ханой на саммит с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, на котором мы оба ожидаем продолжения прогресса, достигнутого на сингапурском саммите. Денуклеаризация?». Знак вопроса в случае Трампа означает большие сомнения у человека, который стремится внушить всем и каждому, что сомнений не испытывает.
Прямая речь
26 ФЕВРАЛЯ 2019
Сергей Цыпляев: чтобы Кремлю сейчас усадить Трампа за стол переговоров, нужно решить, с какой позитивной повесткой мы туда придём. А если никакой повестки нет, то и сесть не удастся...